Дискуссии о демократии в Китае более значимы, чем вопрос о новом лидере

Недавние политические события в Китае, показавшие на раздоры в руководстве китайского режима, вызвали волну обсуждений в китайских СМИ. Все размышляют, кто из китайских чиновников достоин быть следующим китайским лидером, и как это повлияет на будущее Китая. Такие обсуждения не имеют никакого значения.

Волнения создал Ван Лицзюнь - бывший вице-мэр и начальник полиции в городе Чунцин, в центрально-западной части Китая, который попросил убежища в консульстве США в Чэнду 6 февраля. Китайских СМИ пестрят дискуссиями относительно того, какие группы лидеров займут верхние места. Приводятся различные аргументы с попыткой дать читателям представление о том, почему преимущество имеют определённые фракции, и почему другие группы принесут «великое бедствие» китайскому народу.

На мой взгляд, такие дискуссии не имеют никакого значения. Жизнь простых китайцев не изменится, в том числе для национальных меньшинств в Синьцзяне и Тибете, независимо от того, какая фракция получит лидерство в Китае. Как говорится в китайской поговорке, «в какой бульон лекарство не положи, результат будет один».

Экономическая пропаганда

Дискуссии в СМИ о том, какая фракция будет благом для народа, как правило, ведутся по трём направлениям: экономическая пропаганда, политическая пропаганда и коррупционные составляющие каждой фракции.

Учитывая, что третье поколение лидеров (Цзян Цзэминь) и четвертое поколение лидеров КНР (Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао), в основном, происходят из простых людей, то есть их родители не были в коммунистической элите, казалось бы, они должны понимать потребности народа. Однако в последние годы, несмотря на высокий ВВП страны, китайский народ страдал от всякого рода проблем: недоступность жилья, медицинские затраты, расходы на образование, безработица, нехватка чистой воды, опасные продукты питания и загрязненность воздуха, а также инфляция, вызванная печатаньем денег.

Очевидно, что заботы власти не имеют отношения к благосостоянию простых китайцев.

Может «князьки» - дети коммунистической элиты - будут больше заботиться о жизни народа?

В настоящее время в качестве такого эталона можно рассмотреть Бо Силая и его «Чунцинскую модель», мнения о которой чрезвычайно поляризованы. Моё личное мнение в том, что такая модель не имеет шансов на долгосрочную реализацию. Это потому, что кампания «красных песен» Бо (песни эпохи Мао) финансируется за счёт «удара по чёрным» (кампании по «борьбе» с коррупцией и организованной преступностью). Но экономический рост и регулирование экономической структуры Китая не могут реализовываться только с помощью подобных кампаний.

Бо Силай выступает за перераспределение. Это просто ерунда. Распределение ресурсов, полученных от «удара по чёрным», напоминает те времена, когда коммунистическая партия проводила кампанию земельной реформы. После распределения и расходования всех помещичьих земель и денег, большинство крестьян до сих пор остаются беднейшим слоем населения.

Те «князьки», которые стремятся к получению постов после XVIII съезда партии, не заявили ни о каких новых политических предложениях, за исключением разве что так называемой «новой демократии», которая выступает за государственную монополию на ресурсы, но разрешает частную собственность в бизнесе. Это означает, что люди смогут заработать на еду, но это не сильно отличается от того, как обстоят дела сейчас.

Монополия власти

Укрепление монополии коммунистической партии на власть является общим принципом всех фракций, только их стратегии несколько отличаются.

Давайте взглянем на политическую пропаганду третьего и четвертого поколения лидеров, которые вышли из простолюдинов. В настоящее время эта «популистская» группа уже более 20 лет управляет Китаем.

Во время правления Цзян Цзэминя коммунистическая партия Китая (КПК) не критиковала западные демократические системы слишком агрессивно. Они дали международному сообществу некоторую возможность пофантазировать. Люди начали думать, что экономическое развитие, безусловно, будет продвигать демократизацию в Китае, что коммерциализация средств массовой информации, в конечном счёте, приведёт к свободе слова, и что сельские выборы - это прелюдия к всеобщим выборам в Китае.

В эпоху Ху и Вэня компартия политически сместилась влево. Усиление власти правящая партия приравняла к «основному национальному интересу», который другие страны должны уважать.

Людям, которые ещё держатся за последние иллюзии [что режим будет реформироваться в демократию], следует принять к сведению, что в 2011 году У Банго, председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, подтвердил «пять нет» Китая - «нет» многопартийным выборам, «нет» разнообразию идей в руководстве, «нет» разделению власти, «нет» федеральной системе и «нет» приватизации. Так что китайский народ вступил в новую политическую эпоху без иллюзий.

Наследный «принц», Бо Силай, используя «красные песни» и «удар по чёрным», показал, что он хочет вернуть времена «культурной революции» Мао. Это говорит о том, что он поклонник монополии компартии на власть и беззаконие тоталитаризма.

Так называемая «новая демократия», о которой вещал писатель Чжан Мушен, которого поддерживает политический «князёк» Лю Юань, сын бывшего председателя Лю Шаоци, у третьего и четвертого поколения лидеров не сильно отличается от идей коммунистической партии.

Коррупция

Что касается злоупотребления властью и коррупции, между «популистами» и «князьками» не очень много различий. Обе фракции глубоко коррумпированы и отличаются только своими методами.

Стратегия «князьков», использующих влияние и ресурсы их отцов для достижения сверхбогатства, всегда была горячей темой в зарубежных СМИ. Широко распространённые данные говорят, что 90 процентов миллиардеров Китая являются детьми высокопоставленных чиновников. Кто хочет узнать об этом побольше, может прочитать британскую Financial Times от 29 марта 2010 года, статья «Родившиеся для денег».

Чиновники из популистских фракций не намного лучше, когда речь идет о коррупции. Некоторые небольшие уездные начальники управлений земельных и природных ресурсов накопили сотни миллионов юаней.

Лю Чжицзюнь и Чжан Шугуан, которые были причастны к большому делу о коррупции на железной дороге в прошлом году, оба из небогатых фамилий. Однако Чжан смог слить 2,8 млрд. долл. США в свой оффшорный банковский счёт.

Хуан Сунью, бывший вице-президент и судья Верховного народного суда, был смещён со своего поста и задержан по обвинению в коррупции. Говорят ещё, чтобы он был сексуальным хищником, который охотился на девочек-подростков. Хуан также родом из бедной семьи.

Таким образом, пока существует грязная политическая культуру компартии, кто бы ни пришёл к власти в этой системе, для простых людей ничего не изменится. Фракционная борьба в партии сосредоточена только на решении внутренних дел, направленных на усиление своей власти.

Вместо того, чтобы обсуждать, какая фракция победит и будет править Китаем, было бы полезно обсудить, как установить демократическую систему в стране, которая будет ограничивать политическую власть и уважать права человека.

Цинлянь Хе - известная китайская писательница и экономист, в настоящее время проживающая в США. Она написала книги «Китайская западня», о коррупции в процессе экономических реформ 1990-х годов, и «Туман Цензуры: Контроль над СМИ в Кита» о манипуляциях и ограничениях прессы. Она регулярно пишет статьи для ряда журналов, анализируя современные социальные и экономические проблемы в Китае.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • 70-летняя рукодельница из Тайваня вяжет китайским узлом произведения искусства
  • Очередной отъём земли в Китае. Власти уничтожили посевы и фруктовые деревья крестьян
  • В Китае бабушка ожила через 6 дней после "смерти"
  • Выброшенные трупы младенцев обнаружили на востоке Китая
  • На востоке Китая бастуют учителя


  • Top