Спасение слепого адвоката — благоприятная возможность для Пекина и Вашингтона


Слепой активист-адвокат Чэнь Гуанчэн. Иллюстрация: Vivan Song/Великая Эпоха (The Epoch Times) Слепой активист-адвокат Чэнь Гуанчэн. Иллюстрация: Vivan Song/Великая Эпоха (The Epoch Times) Когда слепой адвокат Чэнь Гуанчэн искал защиту в американском посольстве в Пекине, центр всеобщего внимания переместился на высокопоставленного чиновника Чжоу Юнкана, ответственного за страдания Чэня. Это на руку главе китайской коммунистической партии (КПК) Ху Цзиньтао и премьер-министру Вэнь Цзябао. Если Соединенные Штаты узнают подоплёку случившегося с Чэнем, будет ясно, что помощь Чэню защитит и интересы Америки.

Многие комментаторы говорили о случаях с Фан Личжи и Ван Лицзюнем, как о двух прецедентах, произошедших перед побегом Чэня. Фактически, ситуация Чэня беспрецедентна.

Известный астрофизик Фан Личжи, который умер три недели назад в Аризоне, бежал в американское посольство 5 июня 1989г., на следующий день после бойни на площади Тяньаньмэнь. Он оставался там в течение одного года, пока Китай не позволил ему покинуть страну в обмен на ослабление санкций со стороны Соединенных Штатов.

6 февраля Ван Лицзюнь, заместитель мэра и бывший начальник полиции г. Чунцина, приехал в американское консульство в Чэнду и «добровольно» уехал 36 часов спустя. Этот инцидент вызвал самое большое политическое потрясение в руководстве КПК и повлек за собой отставку бывшего руководителя комитета партии Чунцина Бо Силая, самого амбициозного и противоречивого политического деятеля в Китае.

Скандал, вызванный Ван Лицзюнем, не затухает

Ван вошёл в американское консульство в Чэнду, как олицетворение Чунцинской модели Бо Силая, который «поёт красные песни и поражает чёрных». Ван проводил кампанию «удар по чёрным» — железным кулаком расправлялся с преступниками.

В большинстве случаев отсутствовал должный судебный процесс, пытки были стандартным средством получить «признание». Среди жертв были бывший начальник полиции Чунцина и частные предприниматели. Даже адвокат, который пытался защитить своего клиента, был помещён в тюрьму.

Ван был не жертвой, а преступником, нарушающим права человека, и ни по каким стандартам он не мог получить убежище. Кроме того, Ван глубоко погряз в махинациях Бо Силая и Чжоу Юнкана. Их план Ван характеризовал как заговор, государственный переворот с целью смещения предполагаемого главы КПК Си Цзиньпина после того, как он придет к власти. Американское правительство не хотело связываться с Ваном на таких основаниях.

Документы, которые Ван принес с собой, вероятно, помогли американскому правительству более ясно увидеть борьбу за власть между чиновниками КПК, которая обычно происходит за закрытыми дверями. Но кроме этого, у американцев не было никакого интереса держать Вана в американском консульстве.

Ситуация Фана Личжи, лидера восставших студентов на площади Тяньаньмэнь, была другой. Спустя несколько дней после того, как он бежал в американское посольство в Пекине, он стал разыскиваться пекинской полицией за то, что он якобы «провоцировал студентов». По крайней мере, Пекин мог открыто и формально предъявлять претензии Соединенным Штатам.

Давление на китайский режим

Чэнь известен во всём мире как активист движения за права женщин. Хотя он не политический диссидент, его уважают и поддерживают и дома, и за границей. «Свободный Чэнь Гуанчэн» — одна из самых стихийных массовых кампаний в Китае. Портрет Чэнь Гуанчэна в темных очках стал её символом.

В Соединённых Штатах многие члены Палаты представителей неоднократно выражали своё беспокойство и поддержку Чэню и его семье. Это соответствует убеждению, что Соединённые Штаты отстаивают справедливость, и они завоюют уважение китайского народа.

Наиболее важным является то, что китайские власти, более чем США, стремятся разрешить кризис спокойно. Некоторые высшие руководители могут даже извлечь выгоду из этого.

Чэнь Гуанчэн и те, кто помог ему, не нарушали никакого китайского закона. Чэнь был заключён под домашний арест незаконно. Даже местные власти не могут обвинить его в побеге. Он не обвинён ни в каком преступлении, не владеет никакими государственными тайнами.

Высшие власти

История Чэнь Гуанчэна началась с его деятельности по предоставлению юридической помощи жертвам политики планирования семьи и политики «одного ребенка» в префектуре Линьи провинции Шаньдун. Местные власти решили избавиться от него, поместив его в тюрьму. Если нет проблемы, то силы безопасности её создадут

Все знают, что приговор Чэню был вынесен в результате незаконного судебного разбирательства, которое было совместной работой полиции, суда и прокуратуры, скоординированной Политико-юридической комиссией партии (PLAC), но решение привлечь его к суду, возможно, было принято местными властями.

Однако то, что произошло с Чэнем после его освобождения, с его семьей и его посетителями, должно было быть санкционировано властями очень высокого уровня.

Содержание его под домашним арестом стоит больших денег. Согласно недавно выпущенному видео Чэнь Гуанчэна, ему сказали, что на это ушло 30 миллионов юаней ($4.8 миллиона) в 2008 году, а в настоящее время сумма удвоилась.

И эти цифры не включают взятки пекинским чиновникам. Это не те суммы, которые может предоставить местный орган власти. Должна быть получена финансовая поддержка более высоких властей — города, провинции или даже выше.

История побега Чэня вызвала широкий международный резонанс. Когда началась интернет-кампания «Свободный Чэнь Гуанчэн», китайских пользователей призывали посетить Чэня в его деревне, на эти призывы также откликнулись и пользователи из-за рубежа, что привлекло внимание иностранных СМИ, в частности, CNN.

Известный западный актёр пытался посетить Чэня, но был жестоко избит, как и многие другие, встретившие ругательства и угрозы охранников. А представитель Министерства иностранных дел КНР лгал всему миру об освобождении Чэня.

Это не такие вещи, которые могут или смеют делать провинциальные власти. Власти высокого уровня должны поддержать и скоординировать эти действия, поскольку в них вовлечены, по крайней мере, два главных министерства — общественной безопасности и иностранных дел.

Только у одного человека в Постоянном комитете Политбюро есть власть, повод и возможность, чтобы совершить эти действия. Это — Чжоу Юнкан, глава Политико-юридической комиссии (PLAC).

Поддержание стабильности

Слова «домашний арест» едва ли описывают реальное положение Чэнь Гуанчэна. Власти превратили дом Чэня в тюрьму, с охранниками, камерами видеонаблюдения и т.п. Они превратили всю деревню в большую охраняемую крепость, чтобы перехватить любого потенциального посетителя. Затем они продолжали укреплять эту крепость и тюрьму, находясь в центре международного внимания.

Эти действия стали возможными только под флагом «поддержания стабильности». Чжоу Юнкан и его силы безопасности получают наибольшую выгоду от этого.

Везде, где есть проблема, поддержание стабильности становится главным. Это дает деньги, трудовые ресурсы и уважение. А если проблемы нет, власти её создают.

С начала преследования Фалуньгун в 1999 году и позже, с учреждением механизма поддержания стабильности, PLAC стал самой влиятельной организацией в Китае, вторым центром политической власти.

PLAC имеет власть использовать вооруженную полицию по любому поводу. В 2011 г. средства, выделенные на обеспечение общественной безопасности, превысили военные расходы страны. Каждый раз, когда случался массовый инцидент, силы безопасности всегда использовали насилие, обостряя ситуацию и не решая проблему.

Выше закона

В Китае всегда есть что-то или кто-то выше закона. В Чунцине амбиции и политические кампании Бо Силая были выше закона. В случае домашнего ареста Чэня в префектуре Линьи, поддержание стабильности было выше закона. За эксцессы в Чунцине и Линьи ответственен Чжоу Юнкан.

Скандал, устроенный Ван Лицзюнем, обвинившим Бо Силая и Чжоу Юнкана в подготовке государственного переворота, кажется, был достаточно серьёзен, чтобы доставить неприятности Чжоу Юнкану, но не для того, чтобы его устранить.

Чудесное спасение Чэнь Гуанчэна создало другую возможность для Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао, которые стремились убрать Чжоу. Теперь легко возложить ответственность на Чжоу за преследование Чэня.

Согласно одной шутке в Интернете, так как Чжоу и силы безопасности непрерывно создают проблемы и делают Китай опасным для всех, включая высокопоставленных чиновников и активистов, Соединенные Штаты должны создать свои консульства в каждом городе, чтобы удовлетворить запросы всех, кто ищет политического убежища. Но если говорить серьёзно, Соединённые Штаты должны видеть, что их интересам лучше послужит Китай, которому не угрожают силы безопасности Чжоу.

Активист Ху Цзя в интервью гонконгской газете Apple описал ситуацию, с которой он и Чэнь столкнулись после того, как Чэнь добрался до Пекина. «Мы решили, что в Китае почти нет безопасных мест, — сказал Ху Цзя. — Даже Чжуннаньхай (резиденции и офисы лидеров КПК в Пекине) небезопасный. Есть только одно безопасное место для Чэнь Гуанчэна — это американское посольство».

Согласно Ху Цзя, Чэнь Гуанчэн отказывается покидать Китай.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Половина делегатов Всекитайского Собрания Народных Представителей имеют иностранные паспорта
  • На надсмотрщиков за слепым адвокатом Пекин выделял около 10 миллионов долларов в год
  • В Китае произошло крупное ДТП, погибло 18 человек
  • Источник: Пекин скоро объявит о конце правления компартии
  • Телефонные разговоры выявили осведомлённость руководства КПК об извлечении органов у последователей Фалуньгун


  • Top