Моше Арлиевский, 13 лет. Интервью с подростками


Моше Арлиевский, 13 лет. Интервью с подростками. Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times)Моше Арлиевский, 13 лет. Интервью с подростками. Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times)В разговорах с подростками можно многому научиться. У них хоть и мало жизненного опыта, но они необыкновенно наблюдательны, присматриваются к окружающей действительности гораздо внимательнее, чем взрослые. Они, ведь, на распутье, перед ними бесконечный путь в неизвестность под названием «жизнь».

Надеемся, что интервью с молодыми людьми в возрасте от 13 до 18 лет из разных стран поможет  разобраться в них лучше и направить их по верному пути. Сегодня наш собеседник – израильский русскоговорящий школьник Моше Арлиевский.

– Моше, когда ты почувствовал, что перестал быть маленьким?

М: Я и сейчас маленький.

– Что значит большой, т. е. взрослый, по-твоему?

М.: Взрослый человек обременён ответственностью, он заполнен ею полностью.

– А ты хочешь стать взрослым?

М.: (После долгого молчания) Да, хочу.

– Значит, ты всё же не маленький, если так обдуманно ответил «Да». За что ты уже можешь взять ответственность в своей жизни?

М.: За учёбу, наверное, могу. Учёба – это моё будущее.

 – Ты любишь учиться?

М.: Смотря что. Люблю математику, но геометрию не люблю.

Что именно тебе нравится в математике: сам процесс решения задач или нахождение ответа?

М.: Просто нравится и всё, т. е. и то, и другое.

– Хотел бы быть математиком?

М.: Нет

— А кем бы ты хотел быть?

М.: Ещё не знаю, но думаю, что мне стоит быть преподавателем.

– Ты любишь работать с детьми? У тебя хватит на них терпения?

М.: Преподавать необязательно детям.  Я не сказал «хочу быть учителем в школе», а сказал «преподавателем».  Пока не знаю, что именно я хотел бы преподавать, что лучше пойдёт в дальнейшем. Пока я люблю математику, но со временем всё изменяется. Ещё историю люблю и компьютеры.

– Как у тебя складываются отношения со своими сверстниками?

М.: Вы хотите услышать от меня хорошее или плохое?

– Хотела бы правду услышать. У тебя есть друзья, наверняка. Как с ними складываются отношения? Вы часто спорите, ссоритесь?

М.: Бывает, что мы спорим, но не ссоримся.

– Среди твоих друзей есть повзрослевшие дети, которые знают, кем хотят быть?

М.: Да, мой друг хочет стать музыкантом, он поёт.

– Представь, что ты оканчиваешь школу, получаешь аттестат зрелости. Дальше куда?

М.: Я, опять же, не могу сказать ничего определённого, ведь всё меняется. Может быть, мне придётся перейти в другую школу. Пока я учусь в религиозной школе.

– Моше, ты разбираешься в политике?

М.: Нет, тёмная область для меня.

– А в чём ты хорошо разбираешься? Допустим, в религиозных вопросах, в ориентировке на местности, во взаимоотношениях между людьми и т. д.

М.: Даже не знаю. В людях я не разбираюсь, хотя, хотел бы.

– Моше, ты учишься в религиозной школе. Как ты относишься к религии, к религиозному образу жизни: по принуждению, спокойно или с пристрастием?

М.: Спокойно. Я понимаю, что молитвы важны. Когда молишься – просишь о личном. Но только просить у Бога  – этого мало. Когда просишь что-то, не всегда знаешь, что тебе надо. И еще, если, например, просишь денег, тут надо одновременно думать, как их заработать. То есть нужно и молиться, и думать, а потом и делать дело. Но я не придумываю молитвы, их постановили мудрецы.

–  Есть такая поговорка «На Бога надейся, а сам не плошай». Было так, что Бог услышал твою молитву?

М.: Один раз было. Я не помню подробности, но просил, чтоб дела сложились так и так, что и произошло.

– У тебя есть сокровенная просьба к Богу, давнишняя, которая ещё не осуществилась?

М.: Чтоб у нас был большой свой дом на земле. Именно дом, не квартира. Но для этого нужны деньги, а деньги надо заработать.

– Да, похоже, что это и мечта, и просьба одновременно. Родители разделяют её с тобой?

М.: Да, конечно.

– Ты бы хотел в будущем заниматься только любимым делом, которое выберешь, или готов на компромисс?

М.: Я бы хотел заниматься только любимым делом. Но, опять же, в жизни всё меняется, поэтому я должен быть готов заниматься любым делом, многое зависит от обстоятельств.

– Уверенность в завтрашнем дне есть?

М.: Нет, я пока не чувствую уверенности. Но я позволяю себе ставить цели, мечтаю и при этом не забываю, что всё меняется.  


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Весенняя уборка во дворе
  • Подарок или табу?
  • Керамическая плитка от VALENTINO и PIEMME
  • Золотые слова - неисчерпаемый источник мудрости
  • Почти треть россиянок терпит побои от супругов и партнеров, чтобы сохранить семью


  • Top