Фалуньгун является центром политических событий в Китае и непреодолимым барьером для властей

Только изучив вопрос Фалуньгун, а также его 20-летнее распространение в мире, можно разобраться в процессах, происходящих в китайском правительстве. В противном случае текущая ситуация в Китае останется покрытой туманом.

Живая картина состоящая из 7400 последователей Фалуньгун, изображающая образ основателя Фалуньгун Мастера Ли Хунчжи. Тайбэй, Тайвань. Апрель 2012 год. Фото: The Epoch TimesЖивая картина состоящая из 7400 последователей Фалуньгун, изображающая образ основателя Фалуньгун Мастера Ли Хунчжи. Тайбэй, Тайвань. Апрель 2012 год. Фото: The Epoch Times

После того как бывший вице-мэр Чунцина Ван Лицзюнь поехал в американское консульство, в высшем руководстве компартии Китая произошло множество неординарных событий, которые кажутся внешнему миру сложными и непонятными.

Как объяснить для себя происходящее в китайском руководстве? Куда движется Китай? Как относиться ко всем происходящим и грядущим там переменам? Всё это стало ключевыми вопросами для правительств и людей многих стран.

Чтобы найти на них ответы, необходимо сначала хорошо разобраться в одном из самых ключевых и определяющих факторов — вопросе Фалуньгун, вокруг которого и происходят все манипуляции внутри компартии Китая и который также является для режима непреодолимой преградой.

Фалуньгун, с десятками миллионов последователей, стал очень распространённым движением в китайском обществе. В то же время он уже 13 лет подвергается жестоким репрессиям со стороны правящего режима. На эту политику репрессий тратятся огромные социальные ресурсы, что уже привело к многочисленным последствиям в разных областях жизни страны. Цена этих репрессий и нанесённый ими вред очень большие, что привело к серьёзным разногласиям внутри верхушки компартии.

Ху Цзиньтао, Вэнь Цзябао и другие нынешние руководители, а также и следующее поколение руководителей во главе с Си Цзиньпином, не хотят нести кровавое бремя этих репрессий. В то же время Цзян Цзэминь, Чжоу Юнкан, Бо Силай и другие ради поддержания этой политики репрессий, а также, чтобы избежать наказания за совершённые в процессе её реализации преступления, создали «второй ЦК» и стали ждать удобного случая для захвата власти.

Это и является коренной причиной целого ряда инцидентов, произошедших в верхушке компартии в последнее время. Эта борьба на высшем уровне власти в Китае, битва добра со злом, развёрнутая вокруг вопроса Фалуньгун, не могут не затронуть каждого китайца и каждую страну.

Репрессии коснулись нескольких сотен миллионов китайцев и дестабилизировали ситуацию в стране

Фалуньгун начал распространяться в Китае господином Ли Хунчжи в 1992 году. Согласно официальным данным Пекина, в течение коротких семи лет эта духовная практика привлекла около 100 миллионов сторонников. Все они совершенствуют себя, руководствуясь принципом «истина, доброта, терпение», а также укрепляют своё физическое здоровье. Результаты многочисленных медицинских и психологических исследований показывают, что Фалуньгун помогает людям повысить уровень нравственности, улучшить отношения друг с другом, содействует стабильности общества, а также очень эффективен для укрепления здоровья.

В феврале 1999 года влиятельный американский журнал Weekly World News опубликовал статью, в которой приводятся следующие слова некоего высокопоставленного китайского чиновника: «Фалуньгун, как и другие виды цигун, приводит к тому, что каждый, кто им занимается, в год экономит государству 1000 юаней ($158, прим.ред.) на лечение. Если практикующих 100 миллионов, то можно сэкономить 100 миллиардов юаней. Чжу Жунци (бывший тогда премьер-министр КНР, прим.ред.) очень рад этому. Государство может ещё лучше распорядиться сэкономленными средствами».

Бывший председатель Всекитайского собрания народных представителей Цяо Ши после проведения всесторонней проверки деятельности Фалуньгун сообщил, что Фалуньгун по отношению к обществу имеет «стопроцентную пользу и ни капли вреда».

Если взять в расчёт, что у каждого из 100 миллионов учеников Фалуньгун есть множество родственников и друзей, то эта практика напрямую коснулась нескольких сот миллионов человек. Никто даже не мог и представить, что правительство пойдёт на то, чтобы начать репрессировать такое огромное количество людей.

Однако именно это и произошло в Китае. В 1999 году бывший глава компартии Цзян Цзэминь, переполненный завистью, опираясь на мощный механизм компартии, начал кампанию репрессий Фалуньгун, которая коснулась каждой китайской семьи. В результате, многие семьи были разрушены, а ещё большее число людей начали испытывать страх, горе и недовольство.

Не трудно понять, что правительство, которое способно осуществлять такой невиданный по масштабам террор сотен миллионов людей, просто не способно нормально управлять страной. С другой стороны, эти несколько сот миллионов человек, находясь в постоянном страхе подвергнуться репрессиям, не могут нормально жить и работать. А если такое большое количество людей находятся в состоянии постоянной тревоги и волнения, то, естественно, всё китайское общество тоже не может быть стабильным. Из-за этих репрессий вся страна не может обрести покой и стабильность.

На преследование расходуются огромные государственные ресурсы

Репрессии сторонников Фалуньгун можно без преувеличения назвать «войной без дыма», на которую тратятся колоссальные средства государства.

Согласно информации источников, после того как пост генсека занял Ху Цзиньтао, по его приказу была создана специальная группа, которая провела расследование количества потраченных на кампанию против Фалуньгун средств во время правления Цзян Цзэминя. В результате проверки обнаружилось, что в самый пик репрессий (период с 1999 по 2000 год), на эту кампанию было потрачено финансовых ресурсов на сумму, равную половине тогдашнего ВВП страны. В последующий период на поддержание репрессий расходовалась одна треть или же одна четвёртая часть всех государственных средств.

По данным другого источника, во время пика репрессии на эту кампанию тратилось три четверти ВНП страны. Один чиновник из Министерства финансов КНР на правах анонимности прямо сказал: «Политика подавления [Фалуньгун] опирается на груды денег. Если не станет денег, то её невозможно будет поддерживать».

В то же время сторонники Фалуньгун находят в себе силы твёрдо противостоять нападкам государственной машины Китая. Особенно в самом начале чиновники компартии абсолютно не стеснялись тратить на подавление духовной практики огромные суммы, которых хватило бы на ведение войны с другим государством.

После ухода Цзян Цзэминя с поста генсека КПК политику репрессий продолжил Чжоу Юнкан. Несмотря на то, что расходы сократились, это всё ещё создаёт большое финансовое бремя для страны и народа.

В настоящее время ежегодные расходы Политико-юридической комиссии при ЦК КПК, которой руководит Чжоу, главной задачей которой является проведение репрессий Фалуньгун, превышают расходы на армию и составляют 700 млрд юаней ($111 млрд). И это только то, что отражено в официальных отчётах. Реальные же расходы подсчитать невозможно в виду традиционной для коммунистического Китая закрытости и непрозрачности информации.

Трудно представить, сколько денег налогоплательщиков было потрачено режимом компартии за эти 13 лет на преследование десятков миллионов сторонников Фалуньгун.

Все эти огромные средства, перечисляемые на подобные «нужды», необходимо откуда-то брать. Поэтому для Китая уже давно стало нормальным хаотичное печатание денег, отчаянный экспорт валюты, огромный дефицит государственного бюджета и так далее.

Инфляция, которая происходит в Китае на протяжении этих лет, имеет значительную связь с преследованием Фалуньгун, которое создало финансовые трудности и вынуждает власти периодически включать печатный станок.

В последнее время китайские банки даже выпустили свои акции на иностранные биржи или же собираются это сделать. Одна из главных причин — огромные долги.

Также нет никаких сомнений в том, что на протяжении прошлых лет Цзян Цзэминь использовал большую часть иностранных инвестиций на свою кампанию подавления Фалуньгун. Полностью уничтоженное в Китае главенство закона

Ни в одной стране законы не позволят так широкомасштабно преследовать невиновных граждан. Следовательно, эта кампания репрессий фактически создала беспрецедентное игнорирование законов и серьёзный вызов Китаю, как правовому государству.

В начале репрессий Цзян понял, что в стране нет ни одного действующего закона, на основании которого можно было бы обвинить сторонников Фалуньгун. Ведь Фалуньгун и последователи этой практики не наносят никакого вреда обществу и не нарушают никаких законов.

Вплоть до сегодняшнего дня в официальном списке, составленном ЦК КПК и Госсоветом КНР, значится всего семь запрещённых еретических сект, среди которых нет Фалуньгун.

Таким образом, чтобы решить данную проблему, Цзян учредил новую структуру, которая фактически разрушила законное управление в стране. Он создал при ЦК «Руководящую ячейку по решению вопроса Фалуньгун», главным исполнительным органом которой является пресловутый «Офис 610». С помощью механизмов Политико-юридической комиссии, этого партийного органа, стоящего над законами страны, Цзян и развернул кампанию преследования Фалуньгун не только в Китае, но и во всём мире.

В связи с тем, что деятельность «Офиса 610» выходит за рамки закона, практически все приказы передавались и передаются устно при личной встрече или же по телефону, никаких официальных документов санкционирующих те или иные действия его сотрудников нет.

Среди этих приказов известны следующие: адвокатам запрещается защищать сторонников Фалуньгун в судах; если последователя Фалуньгун забили до смерти, то за это можно не наказывать, а саму смерть списать на самоубийство; очернить репутацию [Фалуньгун], разорить финансово и уничтожить физически; не принимать судебные иски от сторонников Фалуньгун. Кроме того, сотрудники «Офиса 610» также различными способами препятствуют адвокатам, которые всё же решились защищать интересы сторонников Фалуньгун, используя задержания, угрозы и избиения.

Политико-юридическая комиссия, которая руководит «Офисом 610», также руководит и системой общественной безопасности. Таким образом, вся эта система была задействована в политике преследования Фалуньгун и стала её мощной исполнительной силой. При этом блюстители закона превратились в нарушителей закона, усердно работающих на это политическую кампанию компартии, разрушающую появившиеся проблески становления правового государства.

Кроме этого, для более эффективного преследования сторонников Фалуньгун Политико-юридическая комиссия начала расширять свои полномочия, а также значительно увеличила штат военизированной полиции, которая уже практически может противостоять армии КНР. Таким образом, эта комиссия уже фактически стала «вторым ЦК» в стране.

Методы репрессирования, используемые по отношению к сторонникам Фалуньгун, в настоящее время также используются и против диссидентов, адвокатов-правозащитников, инакомыслящих представителей интеллигенции и других неугодных режиму многочисленных групп граждан.

Когда правовая система в стране была разрушена, это дало возможность стремительному развитию коррупции, которой в настоящее время охвачен весь государственный аппарат Китая сверху донизу. Беспредел и коррупция захлестнули также и всё китайское общество, дойдя до нынешней, опасной степени, когда общество уже находится на грани краха.

Всесторонний моральный упадок общества

В любом нормальном обществе элита всегда борется со злом и прославляет добро. Если же в обществе в широких масштабах подавляется доброта, то непременно будет происходить попустительство злу. Когда вера в «истину, доброту, терпение» становится преступлением, то кто же будет хотеть стать хорошим человеком? Куда может вести общество правительство, которое репрессирует хороших людей и не позволяет людям иметь высокую мораль?

Ради подавления Фалуньгун компартия умышленно попустительствует злодеяниям чиновников, что является своеобразной наградой им за репрессии. Разложение и коррупция в чиновничьих кругах уже превысили степень, когда ситуацию можно исправить.

Огромные финансы, выделяемые на репрессии, распределяются между чиновниками в зависимости от степени их участия в этой политике. Именно самые злобные и безнравственные, кто наиболее усердно осуществляет эти репрессии, получают наибольшее вознаграждение. Во всём обществе уже почти не осталось веры в справедливость и широко распространяются нездоровые тенденции. Ситуация в этой области ухудшается с каждым днём, шаг за шагом ввергая всё общество в пропасть.

Очень многие китайцы знают, что ученики Фалуньгун являются хорошими людьми, но из-за панического страха перед режимом компартии многие молчат, не осмеливаясь открыто осудить правительство. В такой ситуации, когда души людей исковерканы, когда их совесть уничтожена, не избежать поголовного равнодушия и упадка морали.

Недавно был громкий случай в провинции Гуандун, потрясший весь мир. Автомобиль переехал ребёнка и не остановился. После чего 18 человек просто прошли мимо полуживой девочки и даже не попытались вызвать скорую помощь.

Многочисленные скандалы с качеством продуктов питания и лекарствами. Производители добавляют в них различные химические вещества, прекрасно зная, что такие продукты становятся опасными и могут нанести вред здоровью людей. Но это их не останавливает. Всё это ясно говорит о всеобщем упадке морали в китайском обществе.

Преследование «истины, доброты, терпения» — это прямое уничтожение доброй стороны человека. И в китайском обществе, где уже даже появилась поговорка «все вредят мне, и я буду вредить всем», это проявляется очень ярко, а упадок нравственности уже дошёл до страшной степени. Разрушенная компартией Китая традиционная культура

5-тысячелетняя история китайской нации заложила крепкую культурную основу, которая наставляет людей обращать внимание на нравственность и делать хорошие дела, почитать Богов, быть искренними, добрыми, великодушными, верными долгу, смелыми и так далее. Все эти нравственные ценности сформировали черты характера китайцев и стали основой, на которой китайская цивилизация смогла продержаться многие тысячи лет.

Однако пропагандируемые компартией ложь, зло и насилие идут полностью вразрез с духом традиционной культуры. После того как компартия с помощью обмана и насилия захватила власть, она провела в стране множество политических движений, в результате которых традиционные ценности китайцев были полностью уничтожены. Это было необходимо режиму, чтобы удержаться у власти.

Душой любой нации является её культура. Если у нации нет культуры, то это равносильно тому, что у неё нет души и нет направления развития. Такая нация не может прогрессировать и неминуемо идёт к гибели. Если нет культуры, то нет и корня, а если нет корня, то нет и будущего. Лишённый культурной основы дух нации погибнет.

В настоящее время последователи Фалуньгун заново возрождают традиционную китайскую культуру. Особенно эффективно это делают организованные Ассоциацией Фалунь Дафа концерты труппы Shen Yun.

С помощью искусства они раскрывают перед зрителями квинтэссенцию 5-тысячелетней китайской культуры, её ценности и нормы морали, позволяя людям ощутить былое величие китайской нации. Эти концерты получили широкое признание как среди китайцев, так и международного сообщества.

Концерты Shen Yun с помощью незримой энергии очищают китайскую культуру, которая является корнем китайцев, от влияния компартии.

Фалуньгун чудесным образом возрождает искалеченную компартией традиционную культуру. Элементы и факторы этой культуры хранятся в крови китайцев на протяжении тысяч лет. Когда они снова вырвутся наружу мощным потоком, будет создан новый Китай, отбросивший теорию марксизма-ленинизма, возродивший истинную культуру. Можно сказать, что миссия наследования и передачи китайской культуры в настоящее время передана Фалуньгун, который станет движущей силой китайской нации и источником её культуры. Дорога для будущего Китая и всего мира

В длительном потоке истории человечества одно из главных мест всегда занимала китайская цивилизация. Китай всегда играл главную роль в истории. Таким образом, если всё содержание древней китайской цивилизации будет в полной мере раскрыто людям, это будет огромный вклад в развитие всего человечества.

В последнее время многие говорят, что 21 век будет веком китайцев. Сейчас, когда развитие мирового сообщества наталкивается на множество затруднений, взгляды всё большего числа людей устремляются на Китай.

Для всего мира становится крайне важным то, в какой форме будут происходить перемены в Китае, и какую роль в будущем сыграет традиционная китайская культура. Весь мир желает, чтобы Китай шёл по пути мирного и стабильного развития, чтобы китайская культура принесла ещё больше пользы миру.

Но мы видим, что если продолжится политика репрессий Фалуньгун, в Китае не будет стабильности. Если же в каком-то обществе сердца людей обратятся к добру, и будет прозрачная политика, то в таком государстве не надо будет прилагать много сил на поддержание стабильности, это будет достигнуто естественным образом. И наоборот, если в обществе преследуют невиновных людей, скрывают правду и запрещают людям свободно высказывать своё мнение, это непременно рано или поздно приведёт к народному восстанию. Именно поэтому в Китае с каждым годом тратится всё больше средств на поддержание стабильности, а самой стабильности становится всё меньше.

Ситуация в Китае, где проживает 1,3 миллиарда человек, не может не волновать весь мир и не влиять на него. В китайском обществе из-за преследования Фалуньгун люди потеряли духовность, государственная казна разворована, основы правового государства разрушены, вся страна уже находится у опасной черты и весь мир стоит перед лицом большого удара.

Когда некая политика не может реализовываться в соответствии с законами, то она опирается на насилие, принуждение, экономические соблазны и подстрекательства с помощью лжи. В процессе преследования Фалуньгун люди видят, как широко в Китае распространилось злоупотребление властью, а также самовольное использование государственной казны для стимулирования людей к участию в репрессиях и распространении лжи.

Если в стране до такой степени поменялось местами белое и чёрное, а правительство с помощью народных денег стимулирует людей совершать преступления, то такая страна движется к пропасти.

Любой умный политик, если только у него всё ещё есть желание что-то сделать на благо народа и на благо страны, даже если это желание совсем слабое, он будет прилагать усилия, чтобы изменить существующую ситуацию в Китае. Однако если эти политики ничего не предпримут, они будут нести этот груз репрессий и втягиваться в этот кровавый долг. В конце их ждёт полный провал.

Немало государств и правительств во время переговоров и встреч с китайскими властями уделяют внимание только экономике и коммерческим выгодам, закрывая глаза на нарушения прав человека в Китае. Когда же речь заходит о правах человека, они под давлением компартии Китая поверхностно упоминают об этом и быстро меняют тему, тем более, не осмеливаясь касаться вопроса преследования Фалуньгун, самого крупного акта нарушения прав человека.

Однако многочисленные события, произошедшие внутри компартии за последнее время, уже ясно показывают, что Фалуньгун является вопросом, которого они уже больше не смогут избегать.

Требование компартии Китая к международному сообществу — не говорить о Фалуньгун

Компартия Китая постоянно оказывает давление на международное сообщество, говоря: «Можно обсуждать любые вопросы прав человека, но нельзя касаться вопроса Фалуньгун». Это в полной мере показывает, насколько чувствительным является для неё данный вопрос, а также и то, что этот вопрос является ключевым для китайского общества. Если не разрешить этот вопрос, невозможно будет решить и многие накопившиеся в стране проблемы.

Любое мудрое правительство должно понимать, что сотрудничая с бандитским режимом и, при этом, не прилагая усилий, чтобы пресечь проводимые им репрессии, попадёшь в ловушку дьявола и, в конце концов, будешь вкушать горькие плоды своих действий.

Репрессии рано или поздно всё равно закончатся, но чем дольше они длятся, тем большую цену придётся заплатить китайскому обществу. Всё это зависит от нашей реакции. К тому же все наши действия в этом направлении определят наше будущее.

Когда мир обращает взоры на Китай, когда люди начинают крепко задумываться о том, куда движется эта страна, они не смогут избежать того, чтобы не сформировать своё отношение к вопросу Фалуньгун. Если мировая общественность хочет, чтобы Китай двигался в сторону стабильности и мира, и при этом не помогает остановить репрессии Фалуньгун, это желание не сбудется.

Пророки говорили, что всех нас ожидает судный день, на самом деле, он уже близок. В этой небывалой доселе грандиозной битве добра и зла все люди перед Небом определяют своё будущее место своим отношением к этой битве.

Небесным принципам подчиняются абсолютно все. За добро и зло будет соответствующее воздаяние. Небо оценивает выбор каждого человека.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Оскорблённые китайские лидеры хранят молчание
  • Власти Китая продолжают усиливать интернет-цензуру
  • Как Фалуньгун повлиял на раскол в коммунистической партии Китая
  • Фракция молодёжной лиги может доминировать в следующем составе Политбюро КПК
  • Чэнь Гуанчэн дал интервью «Великой Эпохе», он настаивает на трёх требованиях к Вэнь Цзябао


  • Top