Пекин поощряет Камбоджу

Участники 20-го саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) собрались 3 апреля в столице Камбоджи, Пномпене. Они ожидали важного гостя.
Камбоджийские танцовщицы на 20-ом саммите в Пномпене, посвящённом 45-летию Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), 3 апреля 2012 года. Фото: Hoang Dinh Nam/AFP/Getty ImagesКамбоджийские танцовщицы на 20-ом саммите в Пномпене, посвящённом 45-летию Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), 3 апреля 2012 года. Фото: Hoang Dinh Nam/AFP/Getty Images
Китайский лидер Ху Цзиньтао, только что завершивший государственный визит, мчался по основным магистралям в Пномпене, вдоль которых по-прежнему были развешаны сотни миниатюрных китайских флагов в честь его приезда. Ху Цзиньтао и его жена смотрели на флаги и рекламные щиты, установленные на перекрестках по всему городу.

Камбоджа в 2012 году стала председателем Ассоциации 10 стран, членов блока АСЕАН, и четырёхдневный государственный визит Ху Цзиньтао в апреле — не просто совпадение. На саммите разгорелся спор вокруг Южно-Китайского моря, чьи потенциально богатые ресурсами области стали объектом для претензий со стороны Китая и государств-членов АСЕАН, в том числе Вьетнама и Филиппин.

Некоторые наблюдатели предположили, что Ху Цзиньтао приехал оказать давление на Камбоджу. Карлайл Тайер, аналитик из академии австралийских сил обороны при Университете Нового Южного Уэльса в Сиднее, сказал, что визит Ху Цзиньтао «предназначен для оказания давления на Камбоджу, возглавившей АСЕАН, чтобы она приняла проблемы Китая во внимание» и препятствовала официальному обсуждению вопроса о Южно-Китайском море. Хотя эта тема была позже поднята, в ходе переговоров на высшем уровне Пномпень исключил её из официальной повестки дня.

Этот факт продемонстрировал растущее влияние Китая в этой стране с 15 миллионами жителей. Действительно, новый глобальный курс Пекина, с огромными суммами кредитов и инвестиционных долларов, не поднимающий проблем прав человека и надлежащего управления, кажется, специально создан для премьер-министра Камбоджи Хун Сена, сильного авторитарного лидера, которого Запад принуждает к проведению демократических реформ.

«Китай уважает политические решения Камбоджи, — заявил Хун Сен в сентябре 2009 года, когда он разрезал ленточку на открытии моста в провинции Кандал, который обошёлся китайским предприятиям в 128 млн долл. США. — Они строят мосты и дороги и не предъявляют сложных условий».

Рост влияния

Китайские государственные банки сегодня действуют, как гигантская сеть мелких касс для камбоджийского государства, финансируя строительство дорог, мостов, плотин, развитие недвижимости и туристических курортов. За последнее десятилетие эти кредиты и гранты исчисляются миллиардами, а официальные делегации курсируют между двумя странами каждый год, сочиняя тома двусторонних соглашений и рассыпаясь во взаимных похвалах.

Двусторонняя торговля между двумя странами также расширяется. Таиланд и Соединённые Штаты остаются для Камбоджи главными торговыми партнёрами, но Китай их затмит в следующем десятилетии. Оборот двусторонней торговли превысил в 2011 году 2,5 млрд долл. США, главным образом, за счёт импорта китайской техники, автомобилей, продуктов питания, электроники, мебели, медикаментов. Обе страны амбициозно пообещали удвоить эту сумму до 5 млрд к 2017 году. Ху Цзиньтао высоко оценил «добрососедские дружественные отношения» между двумя странами, которые «выдержали испытание временем … и постепенно двигаются вперёд».

Эти отношения не всегда были столь радужными. Китай был главным покровителем коммунистических красных кхмеров, чей утопической проект социальной инженерии привёл к гибели около 1,7 млн человек в период между 1975 и 1979 годами. Когда красные кхмеры захватили власть, Пекин предоставлял им миллионы на поддержание режима, который вёл гражданскую войну против Вьетнама. Это финансирование было урезано в 1990 году, но поддержка Пекином красных кхмеров оставила тяжёлый след. В 1988 году Хун Сен описал Китай, как «корень зла» в Камбодже.

Всё урегулировали новые экономические интересы. После того как Хун Сен вытеснил своих внутренних конкурентов в результате кровавого государственного переворота в июле 1997 года, это вызвало возмущение на Западе. А Китай же сразу же признал статус-кво и предложил военную помощь. В последующие годы «двусторонняя помощь», в основном, в виде льготных кредитов, приходила часто и быстро.

Уловки

Под влиянием Китая баланс сил в Камбодже медленно меняется. Китайская щедрость, бесспорно, является палочкой-выручалочкой для Хун Сена. Западные доноры в течение многих лет ограничивали его. Теперь у Хун Сена руки развязаны, и он не боится призывов западных стран к демократическим реформам. «Помощь со стороны Китая ухудшила ситуацию в сфере управления, — объяснил Ян Стори, старший научный сотрудник Сингапурского института исследований Юго-Восточной Азии. — Камбоджийцы могут сказать, что если вы ставите условия, предлагая помощь, то мы просто обратимся к китайцам. Это ухудшает ситуацию вокруг проблем коррупции и отсутствия верховенства закона».

Критики выражают озабоченность по поводу воздействия на окружающую среду и отсутствие прозрачности многих инфраструктурных проектов, поддерживаемых Китаем. К ним можно отнести работы на озере Boeung Kak Lake в центральной части Пномпеня, которые, по мнению правозащитников, привели к незаконному выселению около 4000 семей, и развитие туристического курорта со множеством азартных игр, под строительство которого отдали Botum Sakor, национальный парк на юго-западе страны. Усугубляют эти проблемы появляющиеся сообщения о жестоком обращении с камбоджийскими рабочими на китайских стройках.

«Китай в настоящее время становится всё более и более амбициозным в Камбодже, — сказал Лао Монг Хэй, политолог из Пномпеня. — Они ведут себя всё больше и больше, как колонизаторы».

Со своей стороны, правительство Камбоджи отрицает, что оно подвержено чрезмерному влиянию Китая. «Я ненавижу, когда нас кормят разговорами о Камбодже, работающей на Китай, — заявил Хун Сен журналистам на жаркой пресс-конференции в конце саммита АСЕАН. — Камбоджу нельзя купить».

Однако, несмотря на такие возражения, влияние Китая связывает страну невидимыми нитями. Это было явно продемонстрировано в декабре 2009 года, когда правительство Камбоджи насильно депортировало 20 этнических уйгуров в Китай, которые просили у них убежища. Депортация прошла за день до прибытия китайского должностного лица, который вёз пакет грантов и договоры займа на $ 1,2 млрд долл. США. Понятно, какое мощное давление оказывается на Пномпень.

В марте следующего года, когда Соединённые Штаты ответили на этот шаг тем, что приостановили запланированную отгрузку военных грузовиков, Пекин просто заполнил эту брешь своей партией. Однако Камбоджа не поддерживает политику «только Китай». В августе 2010 года Хун Сен предупредил губернаторов, чтобы они не допустили создания тайваньских правительственных учреждений и офисов в своих провинциях, пригрозив немедленным увольнением.

«Камбоджа сама загнала себя в китайский угол, — считает Лао Монг Хэй. — Это произошло под влиянием китайского юаня».

Какими бы ни были преимущества китайского покровительства, многие утверждают, что Камбоджа вряд ли полностью перейдёт в лагерь Пекина. Соединённые Штаты, например, остаются одним из основных партнёров страны в торговле и ключевым рынком экспорта растущего сектора одежды. Отношения с Вашингтоном также улучшились с начала 2000-х годов, особенно в военной отрасли.

Помощь США Камбодже была приостановлена после переворота в 1997 году и возобновилась в 2007 году. Сейчас обе страны проводят ежегодные военные учения, с акцентом на борьбу с терроризмом, и международные операции по поддержанию мира. Хотя растёт влияние Китая, Камбоджа остается близкой к Вьетнаму, новоиспеченному союзнику США и политическому покровителю, который установил режим Хун Сена после свержения красных кхмеров в 1979 году.

На самом деле, цель Хун Сена поразительно похожа на стратегию, используемую предыдущим камбоджийским лидером, королём Нородом Сиануком, в 1960 году. «Камбоджа хочет вместить все страны», — сказал Чхеан Ваннарит, исполнительный директор камбоджийского Института сотрудничества и мира, добавив, что для западных стран-доноров дверь «остаётся открытой».

Балансировка конкурирующих внешних сил в свою пользу была рискованной игрой для прежнего короля и остаётся опасной сейчас, но, возможно, такая хитрая политика небольшой страны позволит занимать ей всё более важную роль в большой трёхсторонней игре между Китаем, Вьетнамом и США.

Себастьян Стрэнджио — австралийский журналист, проживающий в Пномпене (Камбоджа). Его репортажи из всей Азии публикуются в Slate, Foreign Policy, The Economist и других изданиях.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Землетрясение нанесло большой ущерб сельхозпроизводителям Италии
  • Олимпийский факел был продан на eBay за 153 тыс. фунтов стерлингов
  • В Индии произошло столкновение поездов, 25 человек погибли
  • В Токио открылась самая высокая в мире телебашня
  • У Барака Обамы появился соперник


  • Top