Как китайская коммунистическая партия убедила мир принять её

Солдаты Народно-освободительной армии перепрыгивают через барьер на площади Тянь-Ань-Мэнь в центре Пекина во время кровавого подавления студенческого движения 4 июня 1989 г. Фото: Thomas Cheng/AFP/Getty ImagesСолдаты Народно-освободительной армии перепрыгивают через барьер на площади Тянь-Ань-Мэнь в центре Пекина во время кровавого подавления студенческого движения 4 июня 1989 г. Фото: Thomas Cheng/AFP/Getty Images

Распространение термина «поддержание социальной стабильности» в трех источниках. Лозунг  «поддержание стабильности» (по-китайски вэйвэнь) начал использоваться в Китае в 1999 г. До этого для описания той же самой концепции использовались другие понятия. Стремительное распространение этого термина в официальных и неофициальных источниках, включая его использование в научных материалах, когда Китай готовился к пекинской Олимпиаде, указывает на влияние властей на СМИ и науку в Китае. Источники: базы данных «Eastview China Core», «OriProbe Peoples Daily», «Eastview China Academic Journals». Фото: Диана Хуберт/Великая Эпоха (The Epoch Times)  Распространение термина «поддержание социальной стабильности» в трех источниках. Лозунг «поддержание стабильности» (по-китайски вэйвэнь) начал использоваться в Китае в 1999 г. До этого для описания той же самой концепции использовались другие понятия. Стремительное распространение этого термина в официальных и неофициальных источниках, включая его использование в научных материалах, когда Китай готовился к пекинской Олимпиаде, указывает на влияние властей на СМИ и науку в Китае. Источники: базы данных «Eastview China Core», «OriProbe Peoples Daily», «Eastview China Academic Journals». Фото: Диана Хуберт/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Фото с сайта theepochtimes.comФото с сайта theepochtimes.com

Понятие, используемое для оправдания кровавой бойни, превратилось в банальную фразу, которая применяется для объяснения ситуации в современном Китае и является приемлемой как для американских предпринимателей и политиков, так и для образованной молодёжи Китая.

Выражение «поддержание стабильности» оправдывает и характеризует всё правление коммунистической партии Китая (КПК), включая систему пропаганды и её печально известный репрессивный аппарат.

Но само выражение появилось сравнительно недавно. Её автором является не кто иной, как Дэн Сяопин, партийный лидер, который вывел Китай из хаоса Культурной революции, сделал экономику Китая открытой, а затем отдал приказ о бойне на Тянь-Ань-Мэнь.

«Идея о поддержании стабильности возникла после 1989 г. Она впервые прозвучала в одной из личных бесед Дэн Сяопина», — говорит Чень Куйдэ, редактор China In Perspective и бывший руководитель организации Princeton China Initiative.

Редакторская статья, где впервые была озвучена потребность в «стабильности», была опубликована 11 ноября 1989 г. на передовице партийного рупора People's Daily. Страна ещё не отошла от протестов и кровопролития 4 июня, которые едва не свергли компартию. Статья под названием «Ещё более решительное следование политики объединяющего контроля и углубление реформы» впервые разъяснила обществу обновлённую концепцию партии.

«В настоящее время самая важная вещь — это поддержание стабильности в стране. Экономическое развитие требует стабильности… Товарищ Дэн Сяопин неоднократно подчёркивал, что без стабильного политического климата ничего невозможно будет достичь».

За этим впервые в печати следовало предложение, которое впоследствии станет знаменитым: «Стабильность превыше всего».

Создание термина

Это выражение можно также истолковать как «Стабильность подавляет всё». Подобный двоякий смысл неоднократно отмечался диссидентами, которые были брошены в тюрьмы или трудовые лагеря за то, что они говорили либо писали вещи, которые компартия истолковала как угрозу для её «стабильности».

Анн-Мари Брейди, эксперт по пропагандистской системе Китая, указывает, что фраза «стабильность превыше всего» используется в качестве «оправдания отсутствия политических реформ».

Согласно анализу «Великой Эпохи» выражения «поддержание социальной стабильности» и «стабильность превыше всего», которые были приняты на вооружение после публикации редакционной статьи 11 ноября 1989 г. и частной беседы Дэна, задали новый политический тон.

Диаграммы базы данных демонстрируют постоянное увеличение, а затем всплеск в использовании этих выражений. Обширное увеличение подобных терминов наблюдалось в научных публикациях, официальных СМИ и всех газетах в Китае — такой вывод можно сделать, исходя из баз данных, проанализированных для этой статьи.

Пропаганда стала лишь одной частью кампании в поддержку стабильности. Стремясь установить стабильность силой, компартия расширила свой силовой аппарат, например, наделив особыми полномочиями Комиссию по политическим и законодательным вопросам.

«Это перекликается с ростом гражданских протестов по всему Китаю, — считает Хэ Цинлянь, известный эксперт по вопросам китайского общества, экономики и СМИ. — Меры, направленные на поддержание стабильности, прямо пропорциональны стремительному росту числа социальных протестов. А эти протесты, в свою очередь, идут рука об руку с полем деятельности компартии в сфере экономического развития. Так развитие сферы недвижимости привело к экспроприации земли, что в свою очередь приводит к протестам».

Убеждая Запад

Идея о том, что стабильность, то есть правление партии, превыше всего, проникла и на Запад.

Жаклин Ньюмайер Дил, президент и генеральный директор расположенной в Массачусетсе группы долгосрочных стратегий — кембриджской консультационной организации по вопросам безопасности, написала в электронном письме, что режим неплохо преуспел в своем стремлении убедить иностранцев, что компартия играет ключевую роль в поддержании стабильности в Китае.

«Многие западные финансовые эксперты и предприниматели, а также консультанты, которые работают на китайские компании, как попугаи повторяют фразу о том, что без компартии в Китае бы наступил хаос, и вести бизнес в Китае стало бы намного труднее или вообще невозможно», — пишет она.

С кровопролитием на Тянь-Ань-Мэнь, которое обнажило хрупкое положение компартии, появилось оправдание для коммунистического правления. «Цзян Цземинь и его окружение пытались оправдать легитимность партии, подчеркивая особые условия в Китае, требующие однопартийного правления. Под данными условиями подразумевается идея о том, что без КПК Китай погрузится в беспросветный хаос», — написала Дил.

Подобное понятие было принято, часто без детального изучения, рядом предпринимателей и интеллектуалов, имеющим дело с Китаем.

«Большой вес … опирается на стабильность», — пишет Мартин Жак в своей книге «Когда Китай будет править миром» перед тем, как с одобрением процитировать высказывание Дэн Сяопина на эту тему.

Морис «Ханк» Гринберг, бывший президент страховой компании American International Group и эксперт по Китаю, коснулся этой темы на симпозиуме 7 марта этого года, прошедшего в Американском институте мира в честь первого визита президента Никсона в Китай.

«Самое важное для Китая — это политическая стабильность. Они не могут позволить себе, чтобы в стране начались беспорядки», — сказал он. Он добавил, что американцы не должны учить китайцев, как им вести свои дела.

«Люди на Западе, которые приняли тезис о стабильности, введены в заблуждение, — говорит Дил. — Они думают, что под стабильностью подразумевается порядок и нормальные, предсказуемые условия для торговли. В свою очередь КПК имеет в виду стабильность её собственного правления, контроль единой неизбранной партии над всем Китаем».

Тем не менее, один молодой китаец в аудитории, слушая речь Гринберга, решительно кивнул головой.

Работа с молодёжью

Реакция молодого человека созвучна с тем, что было собрано в исследовании студентки докторантуры этнографии Лизы Ришо Брюссельского университета в Бельгии, которая провела 2009-2010 гг., беседуя с китайской молодёжью на тему их взглядов относительно политической системы Китая.

Она пишет о том, что после 1989 г. одна из главных задач партийной пропаганды — это поддержание политической стабильности. «Это отличается от ранних форм пропаганды, которая призывала китайцев быть в авангарде революции. Пропаганда стабильности больше направлена на то, чтобы сделать население аполитичным», — пишет Ришо в своей работе.

«Контроль над политическими взглядами образованной молодёжи, которая несёт ответственность за “политические волнения” и легко “агитируются”, является необходимостью для КПК», — пишет она. Таким образом, разрушение политического потенциала молодёжи стало приоритетом в пореформенном Китае.

«Они знали, что это очень официальный доклад, но… подобные убеждения проникли до мозга костей, были усвоены до такой степени, что они воспринимают их как часть здравого смысла», — заявила Ришо в телефонном интервью, рассказывая о молодых людях, с которыми она беседовала.

Хэ Цинлянь объяснил причину этого: «После Тянь-Ань-Мэня в своей пропаганде они сосредоточились на двух вещах: демократия ведёт к хаосу — разве событие на Тянь-Ань-Мэне было вызвано не демократией? Посмотрите на то, какой хаос принесло оно в Китай. Это был заговор западных сил. А суть второй идеи состояла в том, что, если Китаем не руководит компартия, то у него нет будущего, и он погрузится в хаос».

Подобные идеи вливаются в учеников, начиная от начальной школы и заканчивая колледжем. «Этот вопрос будет на экзамене. Ты должен запомнить это… Это своего рода механическая промывка мозгов. Если ты повторишь ложь тысячу раз, она станет правдой. В этом суть пропаганды», — добавил Хэ.

Однако быстрый рост социальных сетей и неизбежное проникновение зарубежных идей и моделей правления изменили ориентиры молодых людей. Это представляет серьёзный вызов для доктрины о стабильности, — считает Чень Куйдэ.

«Пропаганда КПК заявляла, что существует два выбора. Первый — это демократия, которая принесёт хаос, что плохо для всех. Второй — стабильность, но при больших ограничениях. Китайцы считают, что ограничения лучше, чем хаос, по крайней мере, безопаснее».

Но эта идея, однако, базировалась лишь на подавлении на Тянь-Ань-Мэне, она приводилась в качестве оправдания для подавления. Теперь, когда «окно приоткрыто, и китайские граждане могут видеть свободу, они понимают, что это неправда», — говорит Чень. Выдуманная концепция о существовании всего лишь двух альтернатив разрушается.

«Посмотрите на Тайвань, в котором присутствует как стабильность, так и свобода и задайтесь вопросом, почему мы не можем иметь свободу и следовать универсальным ценностям? Тайваньские граждане имеют безопасность, порядок и свободу. Почему мы не можем?».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Огромное количество чиновников готовится к побегу из Китая
  • Заявления о выходе из компартии Китая
  • Высокопоставленный политик вывозит деньги из Китая
  • Сестра последователя Фалуньгун Ван Сяодуна арестована в деревне «300 храбрых»
  • В отношение бывшего министра железных дорог Китая может быть возбуждено уголовное дело


  • Top