Боль души. Часть 16


Недалеко от Тбилиси находится маленький городок Каспи. Здесь цементный и электромеханический завод, а на развилке дорог в центре города стоит монументальный бронзовый памятник историческому герою Грузии Георгию Саакадзе, сидящему верхом на богатырском жеребце.

Я был командирован на ЭМЗ согласовать замену электроаппаратов на распредщитах для строящейся у нас подстанции. Обедал я в заводской столовой, а ужинать зашел в единственный ресторанчик на ж.д.вокзале. Грузинская кухня тоже не для моего желудка. Заказал творог со сметаной, кефир и чай. Других диетических блюд не было. Вдруг на моём столе появляется бутылка вина, жареный цыплёнок-табака и блюдо с фруктами. Я официантке: «Вы ошиблись, я этого не заказывал». Она мне: «Это вас угощает вон тот стол». Я поблагодарил и попросил отнести всё это на тот стол, т.к. мой больной желудок не разрешает мне пить вино и есть жареного цыплёнка.

Два грузина из-за того стола подходят ко мне, извиняются, просят разрешения сесть за мой стол и говорят: «Мы здесь знаем друг друга, видим, что Вы гость нашего города, а у нас такой обычай — угощать гостя. Если Вам нельзя пить вино, то рюмка водки и фрукты не повредят вашему желудку» и предлагают выпить за моё здоровье. Состоялось знакомство и приглашение завтра быть гостем у них дома. Последовал второй тост за здоровье моих жены и детей и началось пение грузинских песен. Хором пели все посетители ресторана. Они отлично поют. Заслушаешься. Вот это и есть грузинское гостеприимство. К сожалению, завтра я уже летел домой.

А в 198О г. я избавился и от язвы желудка. Боже мой, как же мне надоела пресная еда! Нельзя было есть жареное, кислое, острое. Нельзя то, нельзя это. Нельзя было есть всё то, что мне хотелось. Наконец-то я мог есть всё запретное.

В Полтаве я был участником всесоюзного совещания энергетиков Миннефтепрома. После совещания нас познакомили с городом, с музеем Полтавской битвы Петра I с шведами и с объектами полтавских нефтяников. И напоследок, в лесу на берегу реки Ворсклы недалеко от Ахтырки нам устроили пикник-пьянку.

Это было в начале 7О-х годов, в самом начале сентября. От Полтавы до Ахтырки 15О км. Ехали в автобусах. Километрах в трёх впереди я увидел красное поле и удивился: что бы это могло цвести в конце лета? Подъехали и вижу: это большая плантация помидоров. Кусты уже засохли, помидоры осыпались, вытекли, а вся земля покрыта красными высохшими шкурками плодов. А перед селом — большой сад. И под каждым деревом большая куча коричневых сгнивших яблок. А у самой дороги штабеля ящиков тоже с гнилыми яблоками.

В центре села у памятника легендарному герою партизанской войны Ковпаку мы долго стояли. Я разговаривал с колхозниками, спрашивал, почему же они сгноили урожай помидоров и яблок? Они отвечали, что весь автотранспорт в это время занят на вывозке государству урожая хлеба. Часть помидоров и яблок удалось вывезти на железнодорожную станцию, но они там тоже сгнили в ожидании вагонов. Три колхоза совместно построили консервный завод для консервирования овощей и фруктов, но он тоже не работает: то нет стеклотары, то нет крышек для укупорки банок.

А зимой в Татарии в одном колхозе я наблюдал такую картину. Скотники в коровнике почистили стойла, выбросили навоз в проход по середине коровника и ушли домой. Приехал трактор-бульдозер. Он вытолкал навоз из прохода во двор. По краям у ворот остались валки навоза. Двери коровника не закрываются. Женщина-доярка попыталась вилами отбросить навоз и закрыть двери. Но навоза много. Она бросила вилы и тоже ушла. Коровник остался открытым. Мороз -2О градусов, ветер, сквозняк. В железобетонном коровнике сырость, с потолков капает, на коровах шерсть дыбом, они согнулись и дрожат от холода, а в кормушках одна солома. Какого же молока можно ждать от этих коров?

А в другом колхозе в телятнике ещё летом сломался насос, подававший воду в автопоилки. Его не удосужились отремонтировать. И вот теперь, зимой, телят выгоняют на водопой в глубокий овраг к ручью. Гололёд, телята падают, калечатся, не могут выбраться из оврага, а скотник матерится, хлыстом бьёт, понуждает их выбираться из оврага. Так работают в наших колхозах.

Примитивным, но легко доступным было лечение в профсоюзных санаториях. Стоимость путёвки на 24 дня была от 12О до 18О рублей, а платили мы за неё 3О % 36-54 рубля. Проезд на Кавказ по железной дороге в плацкартном вагоне стоил 36 рублей в один конец, самолётом — 6О рублей. В обшарпанных палатах с облупленной штукатуркой поселяли по 4-6 человек. Трёхразовое питание было таким, что после санаторного обеда нужно было идти в городскую столовую за добавкой или таскать с базара овощи и фрукты.

Я часто ездил лечить желудок, радикулит и укреплять нервы. По два раза побывал в Сочи, Кисловодске и Ессентуках. По одному разу был на курортах в Саки на западном берегу Крыма, в Уфе и в санатории «Волжский утёс» в Жигулях.

О последнем стоит рассказать особо. Это спецсанаторий, предназначенный для лечения и отдыха партийно-советской номенклатуры. Путёвку в этот санаторий райком партии отдал нашему управлению в обмен на нужную им путёвку в санаторий другого профиля. Эта путёвка была «горящей», т.е. нужно было срочно выезжать. Мне она досталась лишь потому, что курортный сезон уже закончился, и других желающих ехать в местный незнакомый санаторий не было.

Со станции Сызрань меня одного привёз сюда шофёр на микроавтобусе. Он взял мой чемодан и понёс к входу. Швейцар перед нами открыл дверь. В холле в углу раздевалка без барьера и гардеробщика. Шофёр поставил здесь мой чемодан, предложил снять пальто и повёл меня в комнату регистрации, а я оглядываюсь на чемодан и пальто: не спёрли бы. Шофёр успокоил меня: здесь ничего не пропадает.

При строительстве таких санаториев деньги не считают. Так, специально для этого санатория были построены 7О км. асфальтной дороги, такой же длины двухцепная линия электропередачи 35 кВ. И двухтрансформаторная подстанция, водонасосная станция, канализация и очистные сооружения, котельная, пляж с лодочной станцией, посажен большой фруктовый сад, построены грязе- и водолечебница, закрытый плавательный бассейн с подогревом воды, гимнастический зал, русская и финская бани, зимний сад с певчими птичками и бассейном для золотых рыбок.

Для отделочных работ использовали только импортные материалы. Полы везде выложены узорами из разноцветного паркета, резьба по дереву, полировка, чеканка, ковры, хрусталь, картины, зеркала и импортная мягкая мебель. Одно и двухместные номера с телефонами и цветными телевизорами, которых в продаже у нас ещё не было. Кроме этого имелись двух и трёхкомнатные люксы для одной персоны. А между фруктовым садом и лесом большой коттедж для особо важных персон. В номерах электрочайники, чай, кофе и сахар. Питание в 6 заходов в столовую. Здесь часто угощают ухою из волжских осетров и стерляди, бутербродами с чёрной и красной икрой. Между завтраком и обедом, обедом и ужином перекусы из фруктов и соков, а перед сном кефир.

Нормировались только красная и чёрная икра, всё остальное можно было заказывать в любом количестве и объёме, т.е. от пуза.

Однажды я ночью плохо спал, утром проспал и не вышел на завтрак. Официантка принесла его мне в номер: посчитали, что я заболел. В профсоюзном санатории такое и вообразить невозможно Лечение тоже на высшем уровне у опытных врачей с импортной диагностической и лечебной аппаратурой. И на 25О отдыхающих 6ОО человек обслуживающего персонала. Правда, уже строился второй жилой корпус на 4ОО мест. Все здания санатория соединены крытыми переходами.

Во время моего пребывания в санатории отмечалась его первая годов-щина, совпавшая с основным государственным праздником революции — 7 ноября. Я был удостоен чести сидеть в президиуме торжественного собрания работников санатория. Я жил в номере вместе с начальником отдела кадров Куйбышевского самолётостроительного завода. Этот завод был шефом санатория. Парторг санатория зашел в наш номер пригласить в президиум собрания представителя от своих шефов, заодно пригласил и меня от отдыхающих. После собрания всем отдыхающим устроили ужин с бесплатным шампанским и водкой.

Удивило меня то, что во время горбачёвской антиалкогольной кампании, здесь без запрета круглосуточно работали два бара (дневной и ночной) с богатейшим выбором импортных коньяков, ликёров, водки и вин, а бармены составляли из них различные коктейли. Вот так при общей нищете и полуголодном существовании советского народа жила партийно-советская номенклатура. Запрет на пьянство их тоже не касался.

Позже этот санаторий прославили своим посещением наши президенты Ельцин и Путин. И я там был, мёд-пиво пил. Санаторий расположен среди Жигулёвских гор выше плотины Куйбышевской ГЭС на правом берегу водохранилища против города Тольятти, где делают автомобили «Жигули».

А в километрах 15 ниже плотины тоже на правом берегу Волги среди Жигулёвских гор, в красивейшем месте нашей страны, в посёлке Зольном живёт сестра моей жены Раиса Сергеевна. Она работала учительницей, завучем, а позже директором школы, а её муж – мастером газового цеха. Кроме того, он был заядлым рыболовом – любителем. Сюда я часто приезжал с семьёй на отдых.

Здесь я много времени проводил с удочкой на берегу Волги, вместе со свояком выходил на ночную ловлю лещей. Необычным способом без удочки был пойман сом. У Владислава для пойманной рыбы была длинная сетка в виде узкого мешка. Эта сетка прохудилась у дна и он завязал дыру узлом. Сетка была грязной от налипшей рыбной чешуи и пропахла рыбными запахами. Влад сидел на мостике рыбака в 3-4 метрах от берега. Ночью в этой сетке плескались несколько пойманных подлещиков. Вдруг она начала подозрительно сильно дёргаться. Те рыбки этого делать не могли. Владислав взял сетку и почувствовал, что кто-то в воде её сильно тянет из его рук. Он вытащил сетку из воды, а вместе с нею и большого сома. Сом взял в свою пасть узел сетки, а его многочисленные зубы, загнутые внутрь пасти, не позволили ему выплюнуть этот узел.

А ещё раз я был на ночной рыбалке один и был напуган. На противоположном берегу Волги (ширина её 2 км) расположен маленький посёлок Мирный. В этом посёлке вдруг вспыхнуло сильное зарево, осветившее всё небо, и загрохотал гром. Свечение и гром продолжались более минуты. Утром мне объяснили, что там делают и испытывают двигатели для космических ракет. А я думал, что там что-то взорвалось и горело. Позже я ещё несколько раз слышал этот гром.

Там же мы были в гостях у отца жены племянника, сына второй сестры моей жены, Юлии из Ленинграда. Этот мужик имел лицензию на лов рыбы сетью. Он сдавал улов в местные магазины по смешным ценам. Но самую лучшую рыбку, конечно же, оставлял себе.

Праздничный стол был накрыт в саду. Ветки с тёмно-красными вишнями свисали над столом. Поле первых тостов и закуски подали дымящуюся уху из стерляди. Это необыкновенно вкусная уха. Не зря ведь стерлядь называют царской рыбой. У меня в тарелке была большая голова этой рыбы. Весь отход — 4 несъедобные косточки: лобовые и скульные наружные щитки. Всё остальное буквально таяло во рту и так вкусны хрящевые косточки. Я первым одолел эту тарелку и мне тут же дали добавку с второй головой стерляди. Отказаться я не мог.

Пришлось тайно под столом расстегнуть брючный ремень, но я справился и с второй тарелкой. Это была настоящая Демьянова уха. Форель тоже считают царской рыбой. Один раз я был с женой в Кисловодске. Перед уездом домой в парке мы купили бутылочку вина и по одной жареной форельке. Приехавши домой, купили и зажарили карпа. Вкус и форели, и карпа совершенно одинаковый.

В одно из моих посещений сестёр в Калининграде, их мужья устроили мне грандиозную рыбалку на заливе вблизи посёлка Светлый (бывший посёлок Пайза). Здесь расположена главная электростанция Калининградской области. Выехали рано утром в пятницу на мотоцикле с коляской. В Светлом к нам присоединился их родственник с моторной лодкой и 1О-метровой сетью.

Рыбу ловили на кружки и ставили сеть. Глубина 4 метра. Кружок (без опрокидывания) — снасть нехитрая. Поплавок из пенопласта и леска, на дне грузило, у дна 2-3 поводка с крючками, наживка — мелкая рыбёшка-живцы. На четверых рыбаков разрешается 4О крючков. Сеть — снасть браконьерская, с грузилами, которые утапливали её поплавки под воду, с глаз инспектора рыбнадзора. Через каждые 3-4 часа поднимали кружки и сеть. Почти на каждом кружке большой судак. А в сеть почему-то залазили одни лещи.

Но такая рыбалка мне не нравилась. Вечерами и рано утром я рыбачил обыкновенной удочкой с лодки. Поклёвка, подсечка и удилище изгибается дугой, леска туго натянута, дрожит, вибрирует. Вываживать сильно сопротивляющегося 3-килограммового судака — ни с чем не сравнимое удовольствие.

За три дня рыбалки выпили много водки. Питались одной ухой и варёной рыбой. К концу рыбалки она уже опротивела. Но я почистил самого крупного судака, посолил, поперчил, смазал горчицей, сбрызнул уксусом, положил в брюшину несколько мелких луковиц, укутал его зелёными лопухами, положил в горячий песок под костром, сверху опять разжег костёр. Этого судака съели за милую душу.

Сразу после вылова мы потрошили рыбу, присаливали её, перекладывали крапивой. Часть улова взял хозяин лодки и в Калининград мы привезли примерно 6О-7О кг рыбы.

Моя жена тоже почти ежегодно ездила на курорты лечить свою больную печень. Она побывала в Трускавце и его окрестностях, в Пятигорске, Железноводске, в Ижевке на Каме и даже в высокогорном Джермуке в Армении. Мы доверяли друг другу, соблюдали верность и не ревновали. Мы с ней — однолюбы. Изменять ей я не мог даже во сне. Не сомневаюсь в её верности мне.

Вот я еду в поезде. В вагоне, кроме меня и проводницы, никого нет. Я масляной краской крашу вагон. Проводница говорит: «Кончай работу, я уже постелила постель». Я ей: «Сейчас докрашу и приду». Пока докрашивал, проснулся.

Другой сон. В курортном городе Сочи моросит дождь, холодно, я гуляю с красивейшей дикторшей телевидения под её зонтиком. Она просит: «Пригласи к себе попить чайку и пора уже заняться любовью». Отвечаю: «Я живу в профсоюзном санатории, в четырёхместном номере и в нашей палате нет чаю и, тем более, нет условий для занятий любовью”. Она: «Тогда пойдём ко мне». Но в её санаторий меня не пустил швейцар: уже поздно, время приёма гостей закончилось». Конец сна.

Я воспитан на традициях старой семьи. Браки раньше освящались венчанием в церкви, и основным правилом в них была заповедь Бога — «Не прелюбодействуй!». Но сразу после революции советская пропаганда кричала: «Долой семью!», «Долой мещанский быт!», «Да здравствует свободная любовь!», поощряялись гражданские браки. А сейчас мы пожинаем плоды этой пропаганды. Более половины заключённых браков быстро распадаются из-за этой свободной любви, из-за мелочных семейных конфликтов. В неполных семьях вырастают неполноценные дети.

А летали ли Вы в сновидениях без каких-либо летательных аппаратов? Я летал. Это такие чудесные цветные сновидения, что описать невозможно. Они яркие и отчётливые, кажется, всё это происходит наяву. При этом во всём теле ощущается необыкновенная лёгкость. Говорят, что такие сны снятся в детстве, когда человек растёт. Неправда! Я летал и после своего семидесятилетия.

Даже во сне я спрашивал себя: а как же закон Ньютона? Разве он отменён? Нет! Он действует для неодушевлённых предметов и неразумных существ. А человеку стоит очень, очень захотеть и усилием воли он может преодолеть земное притяжение.

Легко оттолкнувшись ногами от пола, лёгкими взмахами рук, опираясь о воздух, я взмывал к потолку, а на улице поднимался до крыш 3-х, 4-хэтажных домов.

Грунтовая дорога после дождей гусеницами тракторов превращена в глубокую жидкую грязь. Лёгкий морозец покрыл её тонкой ледяной корочкой. Носками сапогов, не проламывая льда, я легко отталкиваюсь и прыжками по 3-4 метра перепрыгиваю грязную дорогу.

А вот совсем свежее сновидение. Вижу летящей знакомую женщину. Я взлетел на встречу с ней. Она совсем голая и не стесняется своей наготы. Она говорит мне: «Как ты можешь летать одетый и в таких тяжелых ботинках? Каждый грамм одежды тянет к земле. Очень тяжело летать одетому. Раздевайся!». Я разделся, мы взялись за руки и полетели. Она продолжает: «Помнишь булгаковскую Маргариту? Она тоже летала голая. Но она ещё натирала тело мазью. Узнать бы рецепт этой мази! Тогда можно было бы летать совсем без затрат энергии души и тела.

Такие сны почему-то снятся утром. Сон незаметно переходит в бодрствование, и я уже с открытыми глазами ещё какое-то время продолжал верить, что это было наяву.

В воде я чувствую себя, как в невесомости, могу лежать на воде (на спине), как поплавок, отдыхать и не тонуть. Для этого нужно полностью расслабиться, чтобы ни один мускул тела не был напряженным, сделать глубокий вдох, дышать верхушками легких (неглубоко), и погрузить голову в воду так, чтобы на поверхности воды оставалось одно лицо. Почему бы не научиться так же плавать в воздухе, летать, как птицы? Наверно, когда-нибудь люди сумеют преодолеть силу гравитации и будут летать в других летательных аппаратах. Фантазия? Наверно, под влиянием часто проводимых занятий по гражданской обороне, я неоднократно видел в сновидениях атомную войну. Вот я стою в окопе, затвором карабина загоняю патрон в ствол, но не вижу врага, в которого нужно стрелять. И вот в километрах 3-х — 4-х впереди меня взрывается атомная бомба. Ослепительная вспышка, растёт раскалённое грибовидное облако.

В радиусе 1 км. вспыхивает огнём всё, что может гореть. Я падаю на дно окопа, надо мною прокатывается ударная волна. Она валит и с корнем вырывает деревья, рушит дома. В воздухе летит туча мусора и пыли, становится темно. Нас накрывает радиоактивное облако… Сотни, тысячи людей, с головы до пят укутанные в белые простыни, идут на кладбище. Они ложатся рядом друг с другом на могилы и между могилами. Я тоже в белом, переступаю через тела, ищу и не нахожу себе места, где можно было бы лечь в ожидании смерти. Но уже пора проснуться.

Во время горбачёвской перестройки Калининград стали посещать немцы, бывшие жители Восточной Пруссии. Однажды, моя сестра Елена увидела, как один человек фотографировал дом, в котором она живёт. Спросила его, чем ему понравился её дом. Он на плохом русском языке ответил, что это его дом, который он построил своими руками.

Сестра пригласила его в дом. Он рассыпался в благодарностях и сказал, что о такой любезности с её стороны не мечтал и даже боялся просить этого. Сестра пригласила его к столу, предложила водку и закуску. Он поблагодарил, посмотрел на часы и сказал, что подходит время ужина и в гостинице его ждёт жена. Сестра во дворе нарвала букет цветов для его жены и пригласила его с женой поужинать в своём доме.

Они быстро пришли. Пришла к Елене и моя вторая сестра, Ольга. Они устроили немцам ужин с вином и водкой. Вдобавок, Лена подарила немке свои янтарные бусы. Немцы до слёз были растроганы таким приёмом. Немец выложил 3ОО марок, дал свой адрес и пригласил моих сестёр посетить их в Германии.

Так завязалась их дружба с этими немцами. Сёстры уже несколько раз ездили в Германию, а к ним стали приезжать и другие родственники этих немцев. В результате взаимных поездок, моя племянница Лана, дочь Ольги, вышла замуж за немца и теперь живёт в Германии.

В последние годы советской власти все города, в том числе и курортные, даже Ленинград и Москва, стали облупленными, обшарпанными, замусоренными и заплёванными. Сказочной красоты и чистоты пригородный посёлок Кёнигсберг-Метгетьхен — имени Космодемьянских стал ужасно загаженным. Чтобы так загадить красоту, нужно уметь гадить и очень постараться.

Таким же стал и некогда блиставший чистотой красавец Кёнигсберг-Калининград. Его застроили печально известными хрущёвскими пятиэтажками без архитектурных излишеств и теперь это уже совсем другой город. Это теперь есть возможность использования фахверк технологий строительства, а в то время строительство велось до боли однотипно.

Красивейший королевский дворец-замок, возвышавшийся над всем городом, который легко было восстановить, но с целью уничтожения в городе немецкого духа, взорвали и на его месте возвели уродливую железобетонную глыбу Дома Советов, больше похожую на элеватор-зернохранилище, чем на административное здание. Сразу видно, что этот «дворец» проектировал посредственный архитектор-недоучка. Его строительство продолжалось 2О лет, но так и осталось неоконченным.

Городская власть восстановила немецкую кирху святой Луизы и устроила в ней кукольный театр. Эта церковь имела совсем незначительные повреждения. Один снаряд повредил крышу, а второй — пробил дыру в стене колокольни. Её легко можно было восстановить сразу после войны.

Чуть позже Германия восстановила в Калининграде Кафедральный собор, от которого после войны остались одни полуразрушенные стены. Если бы к этому времени окончательно не уничтожили королевский замок, немцы смогли бы за свой счёт восстановить и его.

В 1987 году я вышел на пенсию. Горбачёв повысил пенсии. При средней зарплате по стране 18О рублей минимальная пенсия теперь была 7О рублей, максимальная — 12О р., а с превышением трудового стажа — 132 рубля. Я стал получать 132 р. Нефтяники не разрешали сверхсрочную работу и провожали на пенсию мужчин в 6О, а женщин — в 55 лет. Сразу же после выхода на пенсию я объявил себя беспартийным и сдал свой партбилет. Теперь за это не карали.

1О ноября 1988 г. стала пенсионеркой и моя жена. Ей тоже назначили максимальную пенсию 132 рубля. Дети стали подкидывать нам на зиму двух-трёх внучек, а летом все гостили у нас. Мы радовались им и, когда вся семья собиралась вместе, для нас это было самое счастливое время.

В 199О г. жену пригласили на работу в предприятие тепловых сетей города. Работа у неё стала та же самая, что и в НГДУ, при такой же оплате, но в значительно меньшем объёме. Снова начал работать и я в одном кооперативе. Сначала делал сметы для капитального ремонта объектов электроснабжения колхозов.

В это время в стране начался резкий спад производства, инфляция и рост цен. В огне инфляции сгорели все наши сбережения, 15ООО рублей. За эти деньги можно было купить две автомашины “Жигули», но полки магазинов бесстыдно оголились, не было абсолютно никаких товаров. Все предприятия стали банкротами.

Колхозы перестали платить кооперативу за выполненные работы. Кооператив начал шить джинсовые куртки и брюки. Дело провалилось. Стали заниматься торговлей. Мне предложили работать сторожем на складе этого кооператива. Работа не престижная, да и оплата труда символическая, равная стоимости 1О кг. мяса за месяц. С ростом цен на мясо, ровно на столько же росла и моя зарплата. Но и такие деньги не валяются на дороге и для нашей семьи они не были лишними. Условия работы: через одну ночь переспать на мягком диване в тёплом и безопасном подвале без окон, закрыв изнутри прочную металлическую дверь. К моим услугам для развлечения был телевизор.

Получая с женою пенсию и зарплату, живём пока безбедно (по русским меркам). У нас даже стали появляться лишние деньги. Покупаем подарки для детей и внучек.

Моё антикоммунистическое мировоззрение формировалось исподволь, постепенно. В довоенное время ни отец, ни мать не обмолвились ни одним плохим словом о советской власти. Только дед иногда проговаривался: был Николка-дурачок, была булка пятачок. В пионерах я был советским патриотом. Я не понимал ещё причин и значения раскулачивания и исчезновения деда, ареста и ссылки отца, переезда из Белянки в Чураево. Прозрение началось во время войны, службы в армии, в беседах с участниками войны, побывавшими в немецком плену и в советских лагерях и с немцами, с наблюдения за постепенным упадком сельского хозяйства и экономики страны, с получением высшего образования, и особенно, после изучения трудов Маркса и Ленина. Во времена власти Хрущёва ещё надеялся на улучшение коммунизма, но при Брежневе я уже ни во что не верил и был зрелым антикоммунистом. Поэтому я с Великой радостью встретил события августа 1991 года.

Cкончалась советская власть и требуется создать проект памятника советской власти. Памятник должен быть в виде православного креста с распятием обнаженной женщины в набедренной повязке. На её голове венок из колючей проволоки.

На верхней малой перекладине креста написать слово «Россия»

На нижней косой перекладине креста написать цифры «1917 1991».

Пьедесталом памятнику должен служить мавзолей Ленина. Лучшего постамента не придумать.

На мраморе, над трибуной мавзолея в две строки высечь слова:
Богом забытая, властью забитая,
На кресте распятая матушка Русь.
Пробел, и более крупным шрифтом
Миллионы загубленных душ.

над словом Л Е Н И Н

Если же по каким-то причинам мавзолей будет снесён, то на его месте нужно будет соорудить курган из человеческих черепов и на его вершине поставить крест с распятием. Лучшего места не найти. Слова «Богом забытая… и … загубленных душ» высечь на специальной мраморной доске, которую вмонтировать в курган ниже креста.

А вот всех, кто покоится у кремлёвской стены и в стене, нужно перезахоронить на других кладбищах. Покойникам нужен покой, а здесь проводят парады, концерты и танцы. О кремлёвском погосте ещё до войны я слышал анекдот: «Минин показывает рукой и говорит Пожарскому: смотри-ка князь, какая грязь в стенах кремлёвских завелась».

Советская власть нарушила вторую заповедь Бога: не сотвори себе кумира. Сотворили себе кумира-истукана. Художники нарисовали тысячи и типографы напечатали миллионы его портретов, скульпторы слепили сотни тысячи экземпляров его скульптур в разных позах, в громадных и миниатюрных размерах. В полный рост и бюсты из алебастра, из мрамора, из гранита, из бронзы, из меди и даже из серебра и золота. Но давно закончилась эпоха поклонения истуканам.

Предлагаю все ныне существующие бронзовые и медные памятники Ленину в больших и малых городах и сёлах переплавить в колокола для церквей, остальные отправить на свалку истории. Это будет частичной компенсацией за ограбленные и разрушенные им храмы. Заодно нужно уничтожить памятник Карлу Марксу. «Он – самый махрово-оголтелый, пещерный русофоб, мракобес и человеконенавистник, оклеветавший Москву и Россию» (Ю. Петухов. «…суперэтнос русов»). Памятник императору Александру III нужно перенести и установить против Большого Театра на месте памятника Карлу Марксу. А памятник императору Александру II, освободителю российских крестьян от крепостного права, установить рядом с новым кафедральным собором.

И пора уже вернуть исторические названия всем городам, площадям и улицам, которые всё ещё носят имя Ленина, народовольцев-террористов и бывших деятелей ВКП(б) и КПСС. И звёзды на кремлёвских башнях пора уже заменить двуглавыми орлами. Стряхнём с себя всю налипшую советскую грязь! Да будет так!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top