Она рисует людей с крыльями ангелов

Татьяна Шумская – художник-философ, художник-поэт. Её работы выполнены в графике, акварелью и маслом. Пейзажи, портреты, натюрморты Татьяны Шумской входят в коллекции художественного музея Краматорска, картинной галереи Донецка, находятся в частных коллекциях в Париже, Лондоне, в Киеве, Бейруте, а также в России, Канаде и США. Но это не главное…

Миниатюра Татьяны Шумской. Репортёр. Фото предоставлено Т. ШумскойМиниатюра Татьяны Шумской. Репортёр. Фото предоставлено Т. Шумской

Герои её миниатюр

Когда Шумская нервничает, она берёт в руки карандаш и начинает рисовать. Ученики художественной школы уже знают: если Татьяна Алексеевна уткнулась в рисунок, значит, они её довели. Да, когда она устаёт, то начинает что-то чертить на бумаге. Так появляются у Шумской люди с крыльями ангелов, так рождаются прекрасные чистые образы её персонажей – душа просит гармонии, доброты и любви.

Но мир порой непригляден, непреклонен и холоден. Однако стоит выглянуть солнцу, и всё мгновенно преображается – благоухает, переливается, цветёт.

Да, художница и сама может вливать солнце в рисунки – для своих миниатюр она и есть творец, как Пушкин для Евгения Онегина или Бернард Шоу для Элизы Дулиттл. Художник и создатель, и родитель, он же и государь император: хочу – казню, хочу – милую.

Рисунки тушью Татьяны Шумской лаконичны и точны, бывает, с горькой иронией, бывает, с мечтательной радостью. Кому же не хочется тепла и справедливости?!

Часто герои её миниатюр – дети. Они более шаловливые, непослушные, более наивные и естественные, чем взрослые. Мир им кажется игрушечным и обязательно солнечным. А если на улице дождь, то его можно выключить – нужно попросить об этом взрослых. Дети смотрят на мир просто. Вот, у кого бы поучиться лёгкости восприятия!

Гранит науки

Пытливый и острый взгляд художницы всё замечает и она тут же воплощает на бумаге детские уловки и хитрости. В результате получаются забавные маленькие истории – миниатюры. Это для себя, просто баловство. А работа – другое дело. В молодые годы, после окончания института, она работала в Ташкентском книжном издательстве. Более сотни книг проиллюстрировала художник Татьяна Шумская.

До этого была учёба в Ташкентском театрально-художественном институте. Сам по себе институт этот имеет удивительную историю. По воле судьбы здесь слились две культуры – восточная и западная. Дело в том, что во время блокады Ленинграда в Узбекистан эвакуировали преподавателей институтов изобразительных искусств из бывшего Ленинграда. Многие так и остались жить в Ташкенте, обогащая славянскую культуру обычаями и традициями Востока и при этом сохранив высокий уровень академического преподавания. Профессора вернулись в Ленинград, но уровень остался.

Здесь же, в Ташкенте, Татьяна стала членом Союза художников СССР. К слову сказать, звание это в бытность Советского Союза можно было заслужить особым талантом и усердным трудолюбием. Обязательным условием было высшее, профессиональное образование, участие в многочисленных всесоюзных и республиканских выставках. Просто так, за красивые глаза, звания не удостаивали.

Умирать и снова возвращаться

Она любит писать с натуры, особенно весной, в пору цветения. Но именно писать с натуры, когда зацветают деревья, для Шумской было табу. И когда желание творить перехлёстывало чувство самосохранения, Татьяна брала кисти, холст и краски и выходила в парк писать пейзажи. Она всегда считала: картина, написанная с натуры, несёт мощную энергию, совсем не то, что написанная по памяти. Потом следовала реанимация, палата интенсивной терапии. Сколько раз ей приходилось умирать и снова возвращаться к жизни!

Всё дело в том, что Татьяна с детства болеет астмой, с детства на группе. Лёгкие были настолько слабы, что врачи твердили родителям девочки: «Ваш ребёнок – не жилец». И ребёнок привык к той мысли. Татьяна научилась жить одним днём. Она говорит: «Раньше я боялась, что не успею дописать картину, умру». Потом она приспособилась извлекать пользу из ситуации, отработала свою технику – поэтапное написание картины. Смысл прост: на любом этапе работы картина должна выглядеть так, словно это уже законченное полотно. Соблюдать это правило было нелегко, но…

«Я поняла, что нужно поступать именно так: жить одним днём. И если сегодня случиться умереть, чтобы начатая картина осталась жить», – поясняет Татьяна.

Чудеса приходят к тем, кто в них верит

Десять лет Шумская преподавала в Ташкентском театрально-художественном институте, в котором сама училась. Но ей всё казалось, что она может больше, не хватало знаний. И вот Татьяне представился удивительный случай поступить в Ленинградскую Академию художеств. В аспирантуру. О таком она только могла мечтать, это же легендарная Академия художеств!

При поступлении в Академию, на экзаменах, нужно работать маслом. Писать маслом Татьяна не могла из-за астмы. «Эх, была – не была! Это же Питер!» Кто же не мечтает побывать в Питере: музеи, картинные галереи, выставки и вернисажи! Даже, если не пройдут её акварели, то общение с прекрасным вдохновит на новые работы!

Шумская едет в Питер. На вступительных экзаменах она написала акварель «Портрет девушки». Говорит о себе: «Когда я сдавала документы в Питерскую академию, шансов у меня было 1:100». Туда брали только живописцев, а она была графиком.

Но она поступила! И вот, как всё произошло. Председатель комиссии Мыльников, рассматривая вступительные работы, задержался у её акварели. Потом подошёл к заведующему кафедрой графики и спросил: «Возьмёшь аспирантку?»

Многие подумали, что за Шумской кто-то стоит, кто-то её продвигает. Но у Татьяны в Питере не было ни знакомых, ни родных, никаких иных протеже. Отец, и тот бросил их на произвол судьбы с мамой и братом, когда девочке было лет шесть. Надеяться Татьяна могла только на свой талант и на чудо. А чудеса в её жизни случались. И разве не чудо, что обречённая девочка-инвалид смогла продлить себе жизнь на такое долгое время?!

Народ в Академии пребывал в растерянности. К Шумской даже подбежал секретарь приёмной комиссии, смотрит на неё в упор и говорит: «Я ничего не понял». Конечно, не понял, ведь чудеса приходят к тем, кто в них верит.

Через два года Татьяна закончила аспирантуру, вернулась в Ташкент, и там преподавала ещё несколько лет.

Распределение энергии

Татьяна Алексеевна и детей учит работать поэтапно. Но детям не скажешь: если ты завтра умрёшь, то сегодня должен сделать так, чтобы глазу было приятно смотреть на работу. Поэтому Шумская разбивает их работу на этапы. Каждый этап нужно закончить, и только тогда уходить домой, только тогда мыть кисти.

И ещё она поясняет детям: «Вы должны знать предметы школьной программы. Пусть каким-то предметом будете владеть лучше, каким-то хуже, это нормальное распределение энергии».

Если знать все предметы на «отлично», гением не станешь. У талантливого человека не бывает, чтобы все науки он знал одинаково хорошо. Все гении преуспевали в одном за счёт многих других вещей».

«Знания вам нужны для рисования, – не устаёт повторять в аудитории Шумская. – Вам нужно знать математику, физику, химию и все остальные предметы. Иначе, как стать живописцем?!».

Татьяна Алексеевна считает, что глубокое знание школьной программы даёт возможность писать картину более осознанно. Такая картина будет притягивать взгляд, от такой не отойдешь. Если знания будут поверхностными, то и картина будет такой же неглубокой, будет лубочной картинкой. Человек мыслящий не задержит на ней взгляд. Настоящее полотно содержит в себе и глубину мысли, и глубину чувств.

Краматорск. Всё, что нужно для счастья

В Краматорск – небольшой город в Украине, где последние два десятка лет живет Шумская, – её занесло сюда ветром перемен 1991 года. После Ташкента, Питера и Москвы сюда был откомандирован её муж – военный. Город понравился сразу – здесь не так сильно «давила» астма, не донимала аллергия. И когда Краматорск был в весеннем цвету, Татьяна не задыхалась, как в сыром Питере и жарком Ташкенте.

В Краматорске Татьяна смогла работать маслом. Сбывалась её мечта. Когда выезжала в лес или шла с этюдником в городской парк, чтобы писать пейзажи, «скорая помощь» не забирала её оттуда на носилках. И это было ещё одно чудо в жизни Татьяны Шумской.

Всё, что нужно было человеку для счастья, было здесь, в Краматорске. «Живопись для меня – утешение, – говорит художница. Всё остальное – борьба».

Когда Татьяна Шумская начала преподавать в Детской художественной школе, она не уставала восхищаться непосредственностью детей, их стремлением к прекрасному, потребностью творить красоту.

Художники – хорошие психологи. Наблюдая за детьми, да и за взрослыми людьми, рисуя их портреты, Шумская видела суть человека и, порой, понимала его лучше, чем он сам себя. Оттого портреты Татьяны Алексеевны, особенно женские, «больше похожи на натуру, чем сам оригинал», – как выразился один из её преподавателей живописи. Это потому, что у Шумской за плечами большой жизненный опыт, и опыт этот – не майский мёд. По вкусу он горше редьки с луком.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Выставка «Родина» открылась в Новосибирске
  • Иван Демидов назначен заместителем министра культуры
  • Скульптура из песка королевы Елизаветы II на фестивале песчаных скульптур в Уэстон-Супер-Маре
  • Лепта Александра Кравчука. Каждый в душе художник
  • Ева Христенко устроила праздник детства


  • Top