Секретная экспедиция в Китай полковника Маннергейма. Часть4. Встреча с Далай-ламой. Итоги экспедиции


Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Фото с сайта Mannerheim.fipФото с сайта Mannerheim.fip

Часть 3.

Часть 3 Полковник Маннергейм, едва прибыв в Утай-Шань, уже 25 июня 1908 года получил аудиенцию у Далай-ламы XIII. К огромному возмущению представителя китайского правительства, пытавшегося силой прорваться на приём, к Далай-ламе были допущены лишь два человека — Маннергейм и переводчик.

Вот как описывает приём сам Маннергейм: «Далай-лама сидел в позолоченном кресле, похожем на трон, помещённом на покрытом коврами возвышении …две стены комнаты были украшены яркими картинами-«роликами». По обеим сторонам трона… стояли два пожилых невооружённых тибетца с седоватыми бородами и волосами, одетые в коричнево-жёлтые одежды. На них были круглые китайские церемониальные шапочки жёлтого цвета… Переводчиком с китайского на тибетский был старый лама. Он был в жёлтом. На голове была тоже разновидность жёлтой китайской ламской шапки. Когда он переводил мои слова, то говорил почти шёпотом, не поднимая глаза на Далай-ламу и низко кланяясь…»

Во время аудиенции Далай-лама очень интересовался, «инструктировал ли меня Его Величество связаться с ним и что-то передать, и ждал ответа с явным интересом. Однако я ответил, что у меня не было возможности дождаться Его Величества, и я уехал». После беседы Далай-лама вручил Маннергейму «красивый кусок белого шелка с вытканными на нём тибетскими буквами…с требованием передать Его Величеству по возвращению в Россию», но на словах не просил что-либо передавать.

Маннергейм в ответ с извинениями подарил Далай-ламе браунинг — после двух лет путешествия довольно сложно что-либо иметь при себе, кроме оружия, «да и времена такие, что револьвер может быть порой более полезен даже для такой святой особы, как он, нежели молитвенное колесо». Далай-лама выглядел вполне удовлетворенным, но не разрешил себя фотографировать.

В своем отчёте о визите к Далай-ламе Маннергейм записал: «Обстоятельства нашей беседы и трудность ведения разговора посредством двух необразованных переводчиковпрепятствовали более интересному обмену взглядами. Из беседы стало ясно, что его любовь к Китаю и Его Владычеству (китайскому императору) была лишь скромной данью. Дважды во время беседы он отдавал приказание посмотреть, не подслушивает ли кто-нибудь за портьерой на двери. Казалась, что в его замечаниях значительная часть осталась невысказанной. Во всяком случае, он не похож на человека, который предназначен для выполнения пожеланий китайского правительства, а похож на человека, который только и ждет возможности спутать планы своего противника». (Тибет по англо-русскому соглашению 1907г.был признан китайской территорией и объявлен вне сферы интересов двух великих держав).

Вечером после визита Маннергейму были доставлены еще подарки от Далай-ламы. В то же самое время Далай-лама сообщил ему, что «не сможет закончить письмо царю, поскольку не получил еще ответа, которого ожидает. Совершенно очевидно, что он изменил свое решение». Утром 27 июня 1908г. Маннергейм покинул Утай-Шань и ушёл на северо-запад в сторону Татунг-фу.

Китайцы с самого начала знали, кем был Маннергейм на самом деле. Везде высшие офицеры и высокопоставленные чиновники показывали свои гарнизоны и меткость солдат — китайцы были искусные стрелки. Самые маленькие подразделения, с которым постоянно встречался Маннергейм на пути—это пикеты из двух человек.

Маннергейм исследовал дороги, по которым можно было подойти к населенным пунктам, склоны, за которыми можно укрыться. Он подсчитывал количество домов, скота, лошадей, измерял посевные площади и даже подсчитывал урожай (необходимо знать, на какое количество продовольствия и фуража можно рассчитывать). Он описывал мосты через реки, указывал глубину рек, сезоны наводнений, есть ли вблизи мостов леса и куда они простираются. В составленной им серии карт нет ни одного пробела. Маннергейм в любой обстановке чувствовал себя как дома и не терял оптимизма. Работа сама по себе служила Маннергейму наградой.

12 июля 1908г. Маннергейм достиг,наконец, Пекина «с рыжим Филиппом (лошадь Маннергейма), юным переводчиком Чжао и славным китайцем-поваром из Ланьчжоу, жаждавшим повидать Пекин». В Пекине он был радушно встречен в Российской дипломатической миссии и нашёл то, «чего недоставало почти за всё время продолжительного путешествия — приятных собеседников».

Шесть недель занимался Маннергейм написанием отчета в 150 страниц, при этом он выразил признательность за ценные советы русскому военному агенту в Пекине —полковнику Лавру Георгиевичу Корнилову, будущему командующему Добровольческой армии времен гражданской войны в России.

В отчете Маннергейм разрабатывал возможные военные операции на обследованной территории, он считал, что главное наступление следует сосредоточить на столице провинции Синьцзян, отрезать центральный район Китая от остальной его части, решающий этап боевых действий проводить только в Манчжурии (расстояние до Пекина слишком велико). Железная дорога до Синьцзяна по расчетам Маннергейма будет построена китайцами нескоро (её построили только в 1963г.). Реформа китайской армии начала проводиться императором совсем недавно и в приграничных районах её эффект еще не заметен — вот главные выводы отчёта Маннергейма. Военные сведения, собранные в ходе поездки, он представил в 1909 году в «Предварительном отчете о поездке», который был опубликован небольшим тиражом Генеральным штабом и не подлежал оглашению.

«Выехав из Пекина во Владивосток через Япониюс целью выяснения военных возможностей порта Симоносеки, где я провел 8 дней, я вернулся по железной дороге в Санкт-Петербург, куда прибыл 25 сентября после 27-месячного путешествия». Этими словами заканчивается отчёт полковника Маннергейма. В Петербурге Маннергейм отчитался перед царём о результатах экспедиции. Аудиенция вместо запланированных 20 минут продолжалась 1,5 часа.

Каковы же результаты 27-месячной экспедиции? Маннергейм нанёс на карту 3087 км пути, было составлено военно-географическое описание маршрута Кашгар-Турфан, он составил планы 20 китайских гарнизонных городов и дал обширное описание города Ланьчжоу как военной базы. Маннергейм оценил состояние войск, промышленности и горного дела Китая, оценил состояние железных дорог, оценил действия правительства по борьбе с потреблением опиума в стране.

Маннергейм собрал 1200 предметов, касающихся культуры Китая, 2000 древних китайских манускриптов из песков Турфана; составил фонетический словарь языков народностей, проживающих в северном Китае; провел антропометрические измерения калмыков, киргизов, абдалов, жёлтых тангутов и торгоутов; привёз 1353 фотоснимка и большое количество дневниковых записей. Маннергейм нашел и буддийский текст, написанный квадратным монгольским письмом «пагспа». В конце XIII века указом Кубилаи-хана это письмо стало официальным письмом монголов, просуществовав до середины XVI века. Этот алфавит не встречается ни в книгах, ни в памятниках, так что находка стала настоящим раритетом. И все это сделал один человек!

Лишь недавно началось изучение 2000 древних манускриптов, а редкое собрание китайских зарисовок из Ланьчжоу, содержащих 420 персонажей разных религий, до сих пор остается неопубликованным. (В настоящее время коллекция маршала Маннергейма хранится в Национальном музее Финляндии в Хельсинки). Научные результаты экспедиции Маннергейм опубликовал в двухтомном исследовании «Через Азию с запада на восток» (1940г.)

Николай II высоко оценил результаты экспедиции и через некоторое время Маннергейм получил перспективное назначение в Варшаву на должность командира гвардейской кавалерийской бригады, а кроме того, он был принят в почетные члены Русского географического общества.

Потом была первая мировая война, в 1918 году генерал Маннергейм подавил восстание большевиков в Финляндии, затем, после победы большевиков, навсегда расстался с Россией.Во время Второй мировой войны он был маршалом, Главнокомандующим финской армии, в 1946 году – президентом Финляндии. Но из 124 наград разных стран, в том числе и высших, Маннергейм больше всего ценил скромный крест Св.Георгия 4-й степени, которого был удостоен за личную храбрость в 1914 году, а самыми яркими годами своей жизни он всегда считал два года, проведенные в путешествии по Китаю.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top