Владимир Ельцов: Жизнь — как растение, если его не поливаешь, оно погибает


Дирижёр духового оркестра при столичном ОМОНе ГУВД г. Москвы Владимир Ельцов. Фото:  Юлия Цигун/Великая Эпоха (The Epoch Times)Дирижёр духового оркестра при столичном ОМОНе ГУВД г. Москвы Владимир Ельцов. Фото: Юлия Цигун/Великая Эпоха (The Epoch Times)У дирижёра духового оркестра при столичном ОМОНе ГУВД г. Москвы Владимира Ельцова в руках маленькая палочка, при помощи которой он управляет музыкантами. А раньше, по его словам, дирижер держал в руках трёхметровую палку, которой даже мог ударить музыканта за плохую игру.

Владимир Ельцов уже много лет руководит оркестром и самое главное для него — видеть в музыканте человека, способного самостоятельно мыслить. Коллектив под его управлением считается одним из лучших в городе. Оркестр является постоянным участником гражданских благотворительных акций «Мужество и Милосердие» и «Чужой беды не бывает», проводимых совместно с Министерством внутренних дел РФ, одним из самых активных участников Общероссийского слёта членов семей погибших сотрудников спецподразделений МВД России в Москве.

Встреча с этим энергичным человеком состоялась на Красной площади столицы во время концерта на VIII военно-спортивном форуме «Готов к труду и обороне», на котором была представлена и древняя духовно-оздоровительная практика Фалуньгун.

— Владимир Федорович, похоже, что дети в Вашей жизни занимают особое место?

В.Е.: Да, мне очень тяжело выносить, когда дети горько плачут. У этих маленьких созданий необыкновенно чистая душа. Когда смотрю на них, я пытаюсь найти в себе эту маленькую глубиночку, маленькую душу.

Я ведь сирота, вырос в детдоме. Тогда было много бездомных детей, которых воспитывало государство. Моя мама работала медсестрой, всю войну прошла, до самого её окончания вывозила раненых с поля боя. Откуда у нее брались силы, непонятно, росточка она была всего c метр пятьдесят.

После моего рождения она оставила меня кормилице и ушла на фронт. Но кормилица вскоре умерла, и я оказался в «музыкальном» детском доме в Удмуртии. Это был последний год войны. Мне очень повезло, что я попал в хорошие руки. Кроме музыки нам преподавали бальные танцы. Тогда был культ военных, что и предопределило мой выбор работы в духовом оркестре.

В те годы очень большое внимание в детских домах уделялось воспитанию. Нас там никто не обижал, не было никакой «дедовщины», воспитатели и педагоги никогда не унижали детей.

После войны мама нашла меня, но я не поехал с ней. Мне тогда было лет девять, и я ей сказал: «Вы не моя мама, моя мама — Елизавета Ивановна». Так я остался со своей любимой воспитательницей, которая подарила нам высочайшую доброту своего сердца. Я помню себя маленьким, как держался за неё и плакал, когда она уходила.

А сейчас Егорушка, мой внук, плачет, когда я ухожу, а он должен ехать с мамой. Так я впервые увидел его слёзы, слёзы расставания.

– А что было с Вашим отцом? Вы помните его?

В.Е.: Нет, я не знал своего отца. Была война, они с мамой познакомились в эшелоне. Мама всегда надеялась, что он вернётся. Самое большое достояние России — это умение людей ждать. Папой я называл своего тестя, Михаила Петровича, скромнейшей души человека. А мама — это моя супруга Танюша, потому что её мама ушла из жизни 10 лет тому назад.

Это были люди, которые никогда ничего не просили, ничего не требовали. Жили в своём маленьком доме и были очень счастливы, воспитывали внуков.

У меня не было отца, и я просил своего деда надеть ордена и медали и сходить со мной в школу. И он шёл вместо отца, которого я никогда не знал.

– Неужели Вы больше не встретились со своей матерью?

В.Е.: Нет, почему же, я её нашёл, она жила в Центральной Азии, и мы часто ездили к ней.

– Теперь понятно, откуда у Вас потребность помогать детям из детских домов.

В.Е.: Да, для меня это очень важно. Мы должны помогать и оберегать друг друга. Когда нам было трудно во время войны, многих людей приютили и обогрели наши соседи из союзных республик. Самое главное, что они оставили нам, это заботу о детях.

Я положительно отношусь к тому, что к нам в страну едут люди из соседних стран. Они несут самобытность, то новое, с чем ранее я не был знаком. У них я учусь дружбе, взаимопомощи в отношениях между людьми. Случится с кем-нибудь неприятность или горе, они тут же придут на помощь. Потому что культура взаимоотношений, гражданское сознание людей ведёт к толерантности и терпимости друг к другу.

– Вы говорите о культуре взаимопомощи, а ведь у нас она тоже была. Вспомните, в послевоенные годы все помогали друг другу, почему же её не стало?

В.Е.: Потому что у нас был забор, нам не позволялось ничего из того, что не положено. И вдруг сегодня нас выпустили, как зверей из зоопарка. И мы снова стали дикарями. Советский Союз развалился не потому, что этого захотел народ, а потому, что так решили несколько политиков. И в то же время, после развала СССР на карте, наконец, снова появилось государство Россия. Просто Россия.

Вы зайдите ко мне на сайт в Интернете и узнаете, как 100 тысяч беспризорных детей приехали в Москву, у многих из них есть родители. В Зюзино есть детский приют, куда дети вновь возвращаются, если их отправляют домой. Им там хорошо. Надо помогать людям на деле, а не на словах.

– В наследство нашим детям осталось много нехороших факторов из коммунистического прошлого, что мешает всем жить.

В.Е.: Когда я жил в детском доме, мы были все как цыплята, то есть у нас были одинаковые шарфы, одинаковое пальто, одинаковые шапки, и всё делалось у нас под один размер. А за границей был совсем другой мир. Я думал тогда, почему они могут, а мы здесь не можем?

Нам хотелось познавать мир, увидеть других людей, совершить путешествия в страну, где жили и творили великие музыканты — Вагнер, Бетховен, Верди. Мне хотелось туда, а нельзя — железный занавес.

И вдруг мы вырвались из-за этого занавеса, и оказалось, что мы совершенно не умеем пользоваться полученной свободой. Человек воспринимает окружающий мир как отражение своего внутреннего состояния.

У меня есть своё восприятие мира. Хоть я и вырос в детдоме, я очень счастливый человек, потому что нужен людям.

Русский человек не должен забывать о своей душе. Его окружает много соблазнов, но надо стремиться к чистоте. Нас считают очень мощным государством, многие нам завидуют, но никто нам не поможет, кроме нас самих.

Я в позапрошлом году был в Удмуртии, посмотрел, как живёт народ в деревне. Они до сих пор ведут натуральное хозяйство, и никто не жалуется, что нет денег, нет продуктов, что государство им не помогает. Одни выращивают овощи, у другого есть овцы, шерсть, у третьего — зерно и т. д. Они не получают зарплату, ведут натуральный обмен, и все довольны, никто не зависит от импорта. Вот такие деревни есть в России.

– А по телевизору показывают, как деревни умирают.

В.Е.: Да вы не смотрите телевизор, жизнь в российской глубинке совсем не такая, как нам её показывают. На прошедшей «Декаде дней культуры и искусства» из Удмуртии в столицу приехали восемь замечательных, очень самобытных, профессиональных коллективов — никто не показал их по телевизору.

В Удмуртии есть Малопургинское муниципальное объединение, куда входит 50-60 деревень. В каждой их этих деревень есть клубы, в них жители занимаются народным творчеством. Все они бережно относятся к своему культурному наследию, сохранили быт, одежду, песни и танцы.

Я был недавно там. Свято-Троицкая церковь, которая закрылась 10 декабря 1939 года, была полностью снесена. Ныне в Буранове действует деревянная церковь, находящаяся в плачевном состоянии.

В августе 2010 года, на празднике 300-летия села, начался сбор пожертвований на строительство и возрождение старой каменной Свято-Троицкой церкви. Инициаторами сбора денежных средств на восстановление церкви выступили участницы фольклорного ансамбля «Бурановские бабушки» (участницы конкурса «Евровидение — 2012»). Денежные средства, вырученные со всех их концертов и даже от победы в шоу «Кто хочет стать миллионером?» (800 000 рублей) направляются на восстановление церкви. Я тоже внес свой вклад.

А вот если бы меня спросили, как сделать так, чтобы заработала Госдума, я бы всех депутатов лишил зарплаты. Их избирал народ, у них есть своя партии, пусть они и платят им зарплату. Я бы спросил у господина Зюганова, что вы здесь делаете на протяжении 22-х лет? У вас есть коммунистическая партия — пусть она вас кормит. Вы до сих пор не рассчитались с теми коммунистами, которые 50 лет платили вам деньги, куда подевалось золото партии?

Государство ведь — не дойная корова. Вместо них пришли бы люди, которые душой и сердцем болеют за Россию. Многие хотят от России взять, но не хотят ничего отдавать.

– Как, по-вашему, надо строить взаимоотношения между властью и народом?

В.Е.: Государство нас одело, обуло, предоставило огромные рынки сбыта, пожалуйста, идите и работайте. Но есть люди, которые всегда недовольны, ругают власть, в основном, бездельники. Почему я так говорю? Возьмём того же Немцова, что ему не хватало — власти? Он был губернатором, но что он сделал для того, чтобы Нижний Новгород стал цветом России? Ничего.

Он один из тех, кого Ельцин взял в правительство вместе с Егором Гайдаром. Из них остался один Кириенко, который работает до сих пор. Или же возьмём Михаила Касьянова — вы же были премьер-министром, сделайте что-нибудь для народа и для страны! Ничего ведь не сделал существенного, теперь хочет, чтобы эта власть его признала…

Народ говорит, мы живём бедно, вроде, власть виновата, но придите на любой телеканал, когда идет ток-шоу, к Малахову, например. Там каждый день сидят люди, которые ничего не делают, только хлопают, когда надо, и за это получают по 500-600 рублей.

Вот так же и «Марш миллионов» — там все приплачено, а если тебе заплатили, чего не покричать. Я помню, как сам испытал эйфорию в 90-х годах, когда голосовал за депутата Валентина Логунова, работавшего в то время главным редактором «Российской газеты». И где сейчас этот депутат, за которого голосовали тысячи людей, и который потом легко всех отшвырнул?

– Вы уже много лет служите в правоохранительных органах. Как получилось, что из милиции, вернее, уже из полиции, был создан негативный образ, которым пугают не только детей?

В.Е.: Потому что средства массовой информации намеренно искажают образ сотрудников милиции. Кто сегодня скажет правду о работе участкового? Они в своей работе опираются, в основном, на общественность, а это пенсионеры, домохозяйки, которые следят, чтобы везде был порядок. Ведь у сотрудника полиции сегодня 1001 обязанность, многие из них совершенно не свойственны полицейским в других странах.

Когда был в Германии, я узнал, что на одного участкового там приходится всего 3 тыс. населения, а зарплата у него такая же, как у министра внутренних дел. И если на его участке совершается преступление, и оно не раскрыто, его просто увольняют.

А у нас на 10 тыс. населения один участковый. Ходит, требует, чтобы убрали помойку, разве это его дело? Когда пришёл министр Нургалиев, он приказал отменить всё это. Раньше у нас была система многогранной постановки приказа — приказы летят из главка, центра, из МВД. Мы, порой, не знали, что выполнять вначале. А сегодня мы знаем, что у нас есть Центр, куда стекаются все приказы и инструкции. И мы исполняем то, что говорит Центр.

Должен сказать, что менталитет, сознание должно поменяться у всех людей, не только у сотрудников полиции. Сегодня полиция тоже учится разговаривать с обществом, помогать людям, которые нас окружает.

– Вы говорите о реформе в МВД?

В.Е.: Я говорю о том, что полиция начала заниматься своим делом. У нас забрали многие функции, сейчас пьяного человека доставляем в медицинское учреждение, а не в вытрезвитель — такого в мире нигде нет.

Расскажу такой случай в моей жизни, который случился ещё в молодости. Под Новый год, 31 декабря, идём по улице и видим — лежит на земле человек с отмороженными ногами. Мне говорят: «Да брось его, он же пьяный, уходим отсюда». А я говорю, нет, надо ему помочь. Натерли ему ноги спиртом, еле-еле отошёл. Оказался ведущим инженером в организации, выпил на работе, не дошёл до дома и упал.

Раньше и днём, и ночью на улицах дежурили постовые — в тулупах ходили в мороз. Обычным людям не понять, зачем они это делали, это сейчас построили кабинки, где можно отогреться, а тогда участковые и постовые милиционеры работали в других условиях.

Полицейских тоже надо воспитывать, чтобы стали более культурными, более сдержанными. Критерии развития высшего сознания вырабатываются через учёбу в академиях, университетах, обязательно нужно преподавать такие предметы, как психология, история, юриспруденция, ну, и физическое совершенствование, конечно.

– Владимир Федорович, какие ещё изменения достигнуты благодаря реформам?

В.Е.: Мир меняется — все понимают, что доброта идёт через женщину. Поэтому в милицию пошли служить женщины, хотя на Западе этот процесс начался уже давно. Второй момент — сохранение старой интеллигенции, профессуры. Недавно ушёл на пенсию Станислав Семенович Пылёв, профессор Московского университета МВД России, соавтор книги «Эстетическая культура сотрудников органов внутренних дел России».

Он возглавлял отдел культуры МВД, организовывал огромные фестивали, встречи. Станислав Семенович всегда знал, что он должен делать, когда и где ему нужно быть. Та молодёжь, которая не понимала его, в милиции не задерживалась. Я очень рад, что сейчас снова возвращается всё это.

– Каким Вы видите возрождение России?

В.Е.: Возрождение наше вижу в молодых кадрах, которые сегодня учатся в академиях, университетах, познают науку и себя. Они выйдут обустраивать Россию.

И ещё я бы сказал, что возрождение России — в физическом и духовном здоровье народа. Если бы нас лет пятьдесят тому назад познакомили с оздоровительной практикой и системой духовного совершенствования Фалуньгун, уверен, жизнь наладилась бы намного быстрее. Принципы, заложенные в этом учении, поистине великие, доброта и терпение спасут всех людей на земле.

Жизнь, как растение, если его не поливаешь, оно погибает. Вот и Россия сегодня находится в таком же состоянии, что её никто не поливает, никто.

– Большое спасибо Вам за разговор, за детей, которым Вы помогаете.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Уровень смертности детей и матерей во всём мире значительно снизился
  • Коренные народы Бразилии выступают против строительства ГЭС в Бело Монте
  • Землетрясение силой 5,5 баллов произошло на юго-востоке Турции
  • Сотрудники полиции в Лондоне взорвали неправильно припаркованный автомобиль
  • Мишель Обама представила свою книгу о выращивании фруктов и овощей в саду Белого дома


  • Top