Эм Нелли Николаевна: Мы стараемся возродить утраченные традиции и передать их детям — без прошлого нет ни настоящего, ни будущего



Выпускной класс на школьной фотографии. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) Выпускной класс на школьной фотографии. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Национальное женское платье. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) Национальное женское платье. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Каждое утро директор и основатель единственной в России школы с этнокультурным корейским компонентом образования №1086 города Москвы Нелли Николаевна Эм приходит на работу раньше остальных и встречает у дверей своих учеников, обращаясь к каждому по имени.

Это сейчас необходимость школ с этнокультурным компонентом не вызывает сомнения. А в советский период об открытии национальной школы можно было только мечтать. Но такие школы нужны. В настоящее время среди 500 тыс. проживающих в России корейцев более 95% не знают родного языка.

Возрождение корейских традиций, культуры и обычаев Нелли Николаевна начала с самостоятельного изучения родного языка. Тогда ей было уже за пятьдесят. Она является автором учебников по корейскому языку для 1-11 классов, и теперь уже дети учат язык по её учебникам, которые пользуются большой популярностью в разных странах мира, в том числе и в Республике Корея.

Помимо работы в школе Н. Н. Эм выполняет большую общественную работу. Она мечтает о мирном объединении Северной и Южной Кореи.

За свой труд Нелли Николаевна удостоена высоких наград России и Республики Корея. Ей присвоено звание «Заслуженный учитель РФ», она награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, Почётными Орденами Республики Корея серебряным «Кумин Хундян» (2002) и золотым «Моннён Хундян» (2008).

«Школа — это моя жизнь, стихия, детище и здоровье, хотя и нелегко работать в такой школе», — пишет она в своих воспоминаниях. Возглавляемая Н. Н. Эм школа неоднократно награждалась почётными грамотами, дипломами, благодарственными письмами, ценными подарками. Школе дважды было присвоено звание «Успех года», в 2006 году — победителя Национального приоритетного проекта «Образование», в 2008 году — Лауреата городского конкурса инновационных социальных технологий в номинации «Образование» «Созидая во имя великой России».

Имя директора школы внесено в книгу Правительства Москвы «Образование в Москве. История и современность», а добросовестный и бескорыстный труд отмечен Почётной Грамотой Московской городской думы «За заслуги перед городским сообществом».

В интервью с Нелли Николаевной мы говорили о реформах в образовании.

– Нелли Николаевна, изменится ли количество поступающих в вашу школу в связи с выходом Приказа Минобрнауки России от 15.02.2012 N 107 «Об утверждении порядка приёма граждан в общеобразовательные учреждения»?

Н.Э.: Нет, и в этом году, принимая детей через государственный портал, мы за несколько дней набрали два полных первых класса. И это не только дети, проживающие в нашем микрорайоне, но и из других районов Москвы, даже из Московской области, выбравшие нашу школу в качестве альтернативы той, к которой они прикреплены по территориальному признаку. Тот, кто быстро прошёл регистрацию на государственном портале, и был зачислен в первый класс.

– Общественность волнуется, что этот приказ ограничивает права граждан на получение образования, согласно Конституции

Н.Э.: Насколько я понимаю, в Москве нет особой проблемы с зачислением в школу, потому что по приказу Департамента образования Москвы образовательные учреждения при наличии свободных мест обязаны принимать всех детей.

Но надо понимать, что есть востребованные школы и есть такие, где и до подписания Приказа не могли набрать детей в первый класс. Повторюсь, у нас в школе такой проблемы нет. В прошлом году зачисление в первый класс закончилось через два часа после начала приёма заявлений. К сожалению, школа не рассчитана на большее количество классов, поэтому открыть ещё один класс нет возможности. Классы чуть переполнены (и это меня беспокоит): при норме 25 человек мы набираем 27-28 детей в класс.

– Проходят ли дети тестирование при поступлении в школу?

Н.Э.: Никакого экзамена или специального отбора у нас нет. До 2012 года запись в первый класс проводилась с 1 апреля по 31 августа. В этом учебном году зачисление в первый класс осуществляется по территориальному признаку с декабря 2011 года через государственный портал в Интернете. Однако многие родители не знали о том, что процедура приёма детей в первый класс изменилась, поэтому и были зачислены те, кто записался на этом портале первым.

– Что делать тем родителям, которые уже давно выбрали школу для своего ребёнка и теперь он не может в ней учиться, потому что у них нет регистрации?

Н.Э.: Я считаю, что всё-таки нужно оставить право выбора школы за родителями. У нас в школе корейский язык изучают с первого класса, и мы обязательно спрашиваем у ребёнка при поступлении, хочет ли он его изучать. Насильно ничего не нужно делать, поскольку процент успеваемости детей в школе зависит от их желания или нежелания учиться.

– Корейский язык в Вашей школе изучают как иностранный, или же предметы преподаются тоже на корейском языке?

Н.Э.: Образование в нашей школе ведётся в соответствии с ФГОС, поэтому преподавание всех предметов идёт на русском языке, а изучение корейского языка — как иностранного. С первого класса дети учат корейский язык, а со второго класса – ещё и английский. На всём пространстве СНГ только одна такая школа. У нас учатся дети 53 национальностей, из них дети корейской национальности составляют лишь 40%.

– Чем объяснить такой интерес к корейскому языку, к примеру, у русских детей?

Н.Э.: Изучение корейского языка тесно связано с изучением культуры корейского народа в сравнении с русской или любой другой. И родители, и дети впоследствии находят очень много общего между русской и корейской культурой, между корейской и культурами других национальностей.

В нашей школе учатся армяне, евреи, казахи, туркмены, буряты, калмыки, японцы, вьетнамцы и даже афроамериканцы и многие другие. Все они соприкасаются и с русской, и с корейской культурами в сравнении со своей. Мы не насаждаем только корейскую культуру или только русскую, мы за взаимосвязь культур.

– Как в Вашей школе поставлено обучение основам религиозной культуры при таком многообразии представленных культур и народов?

Н.Э.: Мы считаем, что в школе не должно быть предпочтения какой-то определённой религии, каждый гражданин вправе выбирать для себя свою. На родительском собрании мы раздали всем родителям анкеты и предложили ответить на вопрос, какую выбрать религию, основы и историю которой они предпочли бы для изучения в школе в рамках новой образовательной программы. Большинство выбрало мировую религию.

Я считаю, что религия — это абсолютно личное дело, такое же, как любовь и дружба.

– Как у Вас идёт подготовка к сдаче ЕГЭ и Ваше отношение к нему?

Н.Э.: Я не приветствую ЕГЭ. Многие дети после 11 лет успешной учёбы испытывают сильный стресс при сдаче этого экзамена. Одна наша выпускница, всегда учившаяся на 4 и 5, математику написала на 2. Это не правдоподобно, и тем более результат не отражает её реальных знаний. Практика показывает, что, сдавая ЕГЭ, ребёнок не мыслит свободно. И уж без сомнения, педагог, который учит детей несколько лет, знает своих учеников гораздо лучше, чем эксперт, проверяющий работы ЕГЭ.

Я – за классический подход к итоговой аттестации. Раньше у детей, и многие со мной согласятся, и знания были лучше, и мышление другое, и в вузы поступали по результатам вступительных экзаменов, а теперь мы вынуждены просто натаскивать ребят по вопросам и темам, которые могут быть в тестах ЕГЭ.

– Как Вы оцениваете средний уровень знаний, обученности детей?

Н.Э.: Я бы не сказала, что сейчас обученность детей выше, чем раньше. Однако если раньше все выпускники нашей школы становились студентами высших учебных заведений, то сейчас по результатам ЕГЭ в вузы поступают не все.

– Откуда исходит задача — нацеливать всех детей на получение высшего образования? Ведь прежде такого не было?

Н.Э.: Главная цель выпускника — как можно успешнее сдать ЕГЭ. Если он его не сдает, то не получает аттестат, а если набирает мало баллов, то не поступает в престижный вуз.

Раньше был индивидуальный подход к каждому ребёнку, исходя из его способностей, были дополнительные варианты. А сейчас всё нацелено на то, чтобы изучить предмет в таком объёме, чтобы можно было сдать ЕГЭ.

Я в своё время окончила математическую школу и хорошо помню, что, если находила свой способ решения той или иной задачи, это приветствовалось и поощрялось учителями. А теперь нужно решать только так, как записано в программе по предмету. Самостоятельно мыслить, развивать своё мышление ученикам мы не даём.

– Какие различия есть в российской и корейской системе образования?

Н.Э.: Уже много лет мы сотрудничаем со многими учебными заведениями Республики Корея, обмениваемся опытом. Я участвовала во многих международных совещаниях директоров, на которых всегда с гордостью рассказывала о российской системе образования. Сейчас же, с внедрением ЕГЭ, я уже не могу так говорить.

Кроме того, в корейской системе образования у директора школы много обязанностей, но мало прав. Например, директор не имеет права подбирать учителей, посещать уроки и оценивать работу педагога, не имеет права его увольнять и т. д. А у нас, помимо ответственности, у директора несравнимо больше прав. Директор сам решает, какую нагрузку дать учителю, в каких классах преподавать, оценивает его уровень подготовки и квалификацию. Директор, по результатам посещения уроков, может любому учителю сделать замечания и даже освободить от занимаемой должности. В Корее этого нет.

– Вы хотите сказать, что наши директора занимаются не только администрированием, а напрямую влияют на процесс обучения школьников?

Н.Э.: Безусловно. Более того, директор школы должен быть ещё и менеджером. Включившись в пилотный проект, мы стали бюджетным учреждением, поэтому, исходя из числа обучающихся в школе, сами рассчитываем и деньги, и заработок, и расходы на хозяйственные нужды.

– Многие специалисты жалуются на то, что в школах стали меньше уделять внимание проблемам воспитания, Вы согласны с этим?

Н.Э.: Да, это есть. Вот поэтому, как директор школы, уже сорок лет я каждое утро встречаю своих детей и знаю каждого ребёнка в лицо. Для меня это не составляет большого труда, так как около 30% школьников — дети моих учеников. И уже бывшие ученики, ставшие бабушками и дедушками, ведут в нашу школу своих внуков. Спасибо, конечно, что они доверяют мне своих детей. Поэтому нам легче наладить общение с родителями и детьми, и на мои замечания они реагируют спокойно и правильно, знают, что могу и домой позвонить при случае.

Часто говорят, что дети в нашей школе очень воспитанные. Это связано ещё и с приобщением к корейской культуре, в которой уважение к старшим — превыше всего.

– Как это проявляется в жизни?

Н.Э.: Когда утром дети приветствуют меня или своих учителей, они делают неглубокий поклон. В России эта традиция тоже есть — передать поклон своей матери.

В школе проводим конкурсы, фестивали, празднуем Новый год по лунному календарю, День учителя, обязательно отмечаем День Победы. И все эти праздники сопровождаются интересной концертной программой, подготовленной учениками и учителями нашей школы.

8 мая мы празднуем День родителей. Приглашаем пожилых женщин, которым исполнилось 70 лет и старше. Среди них есть бабушки и прабабушки наших учеников. Дети своими руками готовят корейские блюда, накрывают столы, ухаживают за пожилыми людьми, подают им угощения. Своими силами готовят и праздничный концерт: танцевальный коллектив показывает корейские танцы, все вместе поют корейские песни.

Мы стараемся возродить утраченные традиции и передать их детям: без прошлого нет ни настоящего, ни будущего. Если дети не будут уважительно относиться к старшим, то они, став взрослыми, не получат этого уважения от своих детей и внуков.

– Многие корейцы ассимилированы в России, потеряли свою идентичность, поддерживает ли Вас корейская диаспора?

Н.Э.: Через четыре года исполнится 150 лет с того дня, когда первые переселенцы из Кореи оказались в России. Я бы сказала, что сегодня российские корейцы вполне самодостаточны, и мы стараемся всего добиваться своими силами.

В России создано «Общероссийское объединение корейцев» на общественных началах. И хотя я являюсь членом президиума, но мы не часто обращаемся за помощью в ООК.

Нам оказывает помощь Департамент образования города Москвы, зарплата у учителей сейчас вполне приличная.

Корейская же сторона помогает тем, что ежегодно приглашает двух-трех учителей корейского языка на стажировку в школу, с которой мы давно сотрудничаем. Существует договор между Департаментом образования города Москвы и Департаментом образования города Сеула, и, начиная с 1996 года, происходит обмен сотрудниками.

– Как, по-вашему, надо провести школьную реформу?

Н.Э.: Конечно, хотелось бы, чтобы всё решалось в пользу ребёнка, и не важно, кто будет руководителем страны или отрасли.

Сейчас вокруг ребёнка — не всегда безопасная среда. К сожалению, увеличивается число суицидов из-за ЕГЭ. На экзаменах дети теряют сознание, из-за нервных стрессов попадают в больницы и т. д. Это неправильно. Такого просто не должно быть. Поэтому нужно сделать всё во благо ребёнка, чтобы он мог спокойно окончить школу, не испытывая стрессового, дискомфортного состояния. Поступит в институт — хорошо, не поступит — пусть идёт работать, в этом абсолютно нет никакой трагедии.

Пока я работаю директором, буду неустанно стремиться к тому, чтобы каждому ребёнку в моей школе было комфортно учиться. У меня у самой трое детей, у всех высшее образование. Они подарили мне семерых внуков, пятеро из которых окончили эту школу. Ко всем детям я отношусь так же, как к своим, не делю на своих и чужих.

– Большое Вам спасибо за интервью и за Ваш труд, желаю Вам успехов и здоровья.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Трудности древних египтян
  • Мертвый лес
  • Латвия: новые возможности
  • Лаврентьевская летопись в цифре. 1150 лет российской государственности
  • Школьные экопатрули – путь к гражданскому самоосознанию. Яйца курицу учат?


  • Top