Расцвет Китая начнётся после разложения коммунистической партии


Когда группа людей, следующих учению Фалуньгун, столь терпимо противостоят угнетениям, которым они подвергаются со стороны компартии, какой эффект это окажет на страну, так долго управляемую авторитарным коммунистическим режимом?

Фото2 — Женщина подписывает заявление о выходе из членов КПК в Гонконге в 2011 г. Фото: Ли Чжэнь/Великая Эпоха (The Epoch Times)Фото2 — Женщина подписывает заявление о выходе из членов КПК в Гонконге в 2011 г. Фото: Ли Чжэнь/Великая Эпоха (The Epoch Times)

«Это грандиозно», — говорит Тан Байцяо, ветеран-активист демократического движения в Китае. Тан был одним из лидеров студенческого движения на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. и с тех пор не утратил свою активную жизненную позицию. За прошедшие годы произошли глубокие перемены в отношении людей к коммунистической партии. Перемены произошли из-за преследования коммунистическим режимом духовной практики Фалуньгун, начатого в 1999 г.: зародилось и окрепло движение «Туйдан», что на китайском означает выход из партии.

«В прошлом люди хотели улучшить некоторые недостатки в политике КПК. Теперь всё изменилось, — говорит Тан. — Теперь люди хотят, чтобы она просто лишилась власти. «Туйдан» предлагает людям ненасильственную форму сопротивления».

Движение «Туйдан» началось в конце 2004 г., вскоре после публикации The Epoch Times «Девяти Комментариев о коммунистической партии», известных как «Цзюпин» на китайском языке. Сначала это была серия редакционных статей, а затем вышла книга.

Участники движения «Туйдан» могут использовать свои настоящие имена или псевдоним, чтобы объявить о своём выходе из партии. Почти все китайцы, родившиеся после 1949 г., были приняты в пионеры, в молодёжную лигу, в различные коммунистические организации, которые распространяют партийную догму. «Туйдан» обращается к китайскому народу с призывом порвать свои связи с этими организациями.

Согласно всемирному Сервис-центру по выходу из КПК, более 120 миллионов человек отказались от членства в партии.

«Туйдан — отказ от сотрудничества и сопротивление жёсткому правлению КПК. Точно так же, как дух движения Сопротивления Ганди был ненасильственным отказом от сотрудничества. Это то, чем является «Туйдан» для Китая. Но прежде много диссидентских групп в Китае сотрудничали с КПК. «Туйдан» был первым движением, которое существенно изменило образ мыслей людей и их отношение к КПК: они решили полностью порвать свою связь с ней», — сказал Тан Байцяо.

Тан думает, что это, в конечном счёте, приведёт к демократизации Китая.

Без прецедента

Понятие движения «Туйдан» возникло первоначально благодаря активности последователей Фалуньгун — как форма сопротивления, которая прежде никогда не существовала в Китае.

«Во время правления жестокой тоталитарной КПК волна за волной следовали периоды сумасшедшего преследования и агрессии, и никогда ещё не было организации или группы, которая открыто защищала свои законные права», — сказал в предыдущем интервью Го Готин, высланный китайский адвокат по защите прав человека, живущий в Канаде.

«Это длительный процесс, чрезвычайно настойчивый процесс защиты их прав на свободу вероисповедания, пример постоянства и бесстрашия», — добавил он.

Го сказал, что так же, как Мартин Лютер Кинг и Ганди способствовали ненасильственному сопротивлению, так и «в Китае движение ненасильственного гражданского неповиновения — это именно Фалуньгун. Я думаю, что это показало китайскому обществу чрезвычайно важный и эффективный путь: мирное обращение и протест, мирный отказ от сотрудничества».

В отличие от предыдущих диссидентских движений или антипартийных публикаций, последователи Фалуньгун при помощи Интернета или путём личной беседы в каждом городе и посёлке рассказывают людям о необходимости выхода из компартии.

В основном, все в Китае читали или, по крайней мере, слышали о «Девяти Комментариях», сказал Тан.

Согласно диссидентам, «Девять Комментариев» являются первой антикоммунистической книгой, которая показывает, как китайский народ относится к коммунистической партии. И это оказало решающее, хоть внешне и незаметное, влияние, становясь своего рода скрытой тенденцией, меняющей представления китайцев о будущем Китая и коммунистической партии.

Фото3 — Тан Байцяо, видный китайский диссидент, выступает на митинге Tуйдан в Бруклине. Он собрался с другими сторонниками движения Tуйдан, чтобы отпраздновать массовые выходы людей из рядов китайской коммунистической партии. Нью-Йорк 27 марта 2011 г. Фото: Эдвард Дай/Великая Эпоха (The Epoch Times)Фото3 — Тан Байцяо, видный китайский диссидент, выступает на митинге Tуйдан в Бруклине. Он собрался с другими сторонниками движения Tуйдан, чтобы отпраздновать массовые выходы людей из рядов китайской коммунистической партии. Нью-Йорк 27 марта 2011 г. Фото: Эдвард Дай/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Будущее Китая

Развитие Китая начнётся, когда партия прекратит своё существование.

«Девять Комментариев» и «Туйдан» укрепляют представление китайцев о том, что от партии надо просто избавиться, и вселяют в них веру в то, что в Китае после этого не наступит хаос.

Сопротивление сельских жителей

Ряд инцидентов в 2011 г. и 2012 г. иллюстрирует прямое воздействие движения «Туйдан» и усилия последователей Фалунь Дафа рассказать китайскому народу о практике Фалуньгун и разъяснить истинную причину преследования их практики.

«Международная амнистия» зарегистрировала случай, когда 2300 сельских жителей из Тяньцзиня поставили свои подписи на ходатайстве в защиту последователя Фалуньгун Чжоу Сяняна. Жена Чжоу Ли Шэньшень, рискуя свободой, поехала по деревням, рассказывая историю беспощадного преследования партией её мужа, и убедила людей поставить свои подписи на ходатайстве.

Идентичные случаи имели место в деревне Чжоугуаньтунь в провинции Хэбэй, где 300 семей подписали ходатайство, требуя освобождения своего односельчанина, школьного учителя Вана Сяодона, последователя Фалуньгун. Ходатайство попало к государственному обвинителю, который обычно способствует преследованию, отсылая дело назад к чиновникам местной партийной организации. На этот раз чиновники взяли реванш, и сельские жители были вынуждены отказаться от своей поддержки Вана.

В северо-восточном Китае 15000 сельских жителей подписали ходатайство, в котором обратились к властям с просьбой расследовать причину гибели последователя Фалуньгун, избитого до смерти в заключении. Цинь Рунцянь, дочь покойного, в течение нескольких месяцев собирала подписи на петиции.

Согласно Тан Байцяо, движение «Туйдан» представляет самую важную форму гражданского самосознания, возможного в Китае в настоящее время.

«Великий и добрый китайский народ может прямо сейчас избавиться от КПК, — говорит Тан. — Это больше, чем защита прав последователей Фалуньгун, это необходимо каждому: жертвам Тяньаньмэнь, тибетским буддистам, домашним христианам — для всех прекратится преследование. Конец диктатуры партии является лучшим способом принести правосудие китайскому обществу, потому что самая большая причина несправедливости в обществе — это КПК. «Туйдан» стремится в корне решить эту проблему. Это путь будущего Китая, и вклад «Туйдан» в это является неоценимым».

Понимание того, что реформа коммунистической партии невозможна, имеет далеко идущее значение. В конечном счёте это означает, что китайский народ вполне подготовлен для того, чтобы встать на защиту своих прав и сопротивляться режиму.

Сельские жители бросили вызов партии относительно Фалуньгун в ряде инцидентов за прошлый год. В значительной степени этому способствовали идеи, широко распространяемые «Туйдан».

Количество массовых протестов против правления компартии также резко возросло за время распространения «Туйдан». В основном, это результат массового принудительного сноса домов крестьян в этот период, и диссиденты также говорят, что основные идеи «Туйдан» вселили большую уверенность в движения протеста.

Есть ощущение, что политические изменения в Китае давно назревают — и это происходит не только в сельских районах, наиболее сильно страдающих от произвола чиновников коммунистического режима.

Согласно Чжун Вэйгуану, произошёл рост активности последователей Фалуньгун, и это стало господствующей тенденцией. Они перешли от того, чтобы просто рассказывать правду, к защите своих прав, к «Туйдан». Идея выйти из партии стала логическим и неизбежным следствием событий.

Поскольку всё больше людей понимают важность выхода из партии для будущего Китая, «Туйдан» стал самым мощным и идеальным средством для этого.

«В Китае есть история о Чубаване времён династии Хань. Лю Бан и Сян Юй боролись. В конце Сян Юй был побеждён. Он не мог сдаться. Что делать? У Лю Бана появилась идея: он заставил всех солдат Чубавана окружить его и петь песни их родного города. Они не смогли сражаться больше. Войска просто таяли», — сказал Чжун.

«В Китае мы называем это «врагами, приходящими со всех сторон». Теперь коммунистическая партия находится в этой ситуации. Это — эффект «Девяти Комментариев о коммунистической партии» и «Туйдан».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Массовый мор рыбы произошёл в китайском озере Наньху
  • Чжао Юнь — преданный и храбрый генерал
  • Необычные результаты соцопроса: китайцы не любят диктатуру и коммунистических лидеров
  • Тибетские самосожженцы борются против коммунистической диктатуры
  • Китайский режим стремится сорвать попытки возрождения китайского классического танца


  • Top