Необычные политические события в Китае имеют скрытые причины

Фоторепортаж. За последние четыре месяца в Китае в преддверии смены руководства, которая произойдет этой осенью, наблюдались необычные события: попытка чиновника Ван Лицзюня найти убежище в американском консульстве, падение влиятельного коммунистического лидера Бо Силая и побег из-под домашнего ареста в посольство США слепого правозащитника Чень Гуанчена.
stripslashes(strstr(" rel="lightBox" title="19 июля на Капитолийском холме прошел форум под названием «Прояснение неразберихи в Китае». Слева направо: Доктор Дэмон Ното, представитель организации «Врачи против принудительного извлечения органов»; Дэвид Килгур, бывший член парламента Канады и бывший госсекретарь по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона (2002-2003 гг.); Стивен Грегори, ведущий форума, представитель главного редактора «Великой Эпохи»; Иян Ся, старший руководитель по политике и исследованиям Human Rights Law Foundation; Мэтью Робертсон, редактор рубрики, посвященной Китаю, газеты «Великая Эпоха». Фото: Лайза Фань/Великая Эпоха (The Epoch Times)"", "class=") ? "" : "")19 июля на Капитолийском холме прошел форум под названием «Прояснение неразберихи в Китае».  Слева направо: Доктор Дэмон Ното, представитель организации  «Врачи против принудительного извлечения органов»;  Дэвид Килгур, бывший член парламента Канады и бывший госсекретарь по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона (2002-2003 гг.); Стивен Грегори, ведущий форума, представитель главного редактора «Великой Эпохи»; Иян Ся, старший руководитель  по политике и исследованиям Human Rights Law Foundation; Мэтью Робертсон, редактор рубрики, посвященной Китаю, газеты «Великая Эпоха».  Фото: Лайза Фань/Великая Эпоха (The Epoch Times)Нажмите на фото, что бы открыть галерею!
stripslashes(strstr(" rel="lightBox" title="Иян Ся, старший руководитель по вопросам политики и исследований расположенной в Вашингтоне организации Human Rights Law Foundation. Г-н. Ся является экспертом по вопросам китайской политики, структуры и функционирования китайской пропаганды и правовой системы. Фото: Лайза Фань/Великая Эпоха (The Epoch Times)"", "class=") ? "" : "")Иян Ся, старший руководитель по вопросам политики и исследований расположенной в Вашингтоне организации Human Rights Law Foundation. Г-н. Ся является экспертом по вопросам китайской политики, структуры и функционирования  китайской пропаганды и правовой системы.  Фото: Лайза Фань/Великая Эпоха (The Epoch Times)stripslashes(strstr(" rel="lightBox" title="СМИ сообщают о внутренней политической борьбе в Китае. Робертсон считает, что это создает неправильное впечатление и вводит в заблуждение: «Это не парламентская борьба. Это крайне серьёзно. Это всё может закончиться тем, что мы увидим казни». Робертсон, редактор рубрики, посвященной Китаю, в англоязычной версии «Великой Эпохи» Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)"", "class=") ? "" : "")СМИ сообщают о внутренней политической борьбе в Китае. Робертсон считает, что это создает неправильное впечатление и вводит в заблуждение: «Это не парламентская борьба. Это крайне серьёзно. Это всё может  закончиться тем, что мы увидим казни». Робертсон, редактор рубрики, посвященной Китаю, в англоязычной версии «Великой Эпохи»  Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)stripslashes(strstr(" rel="lightBox" title="Дэмон Ното, представитель организации «Врачи против принудительного извлечения органов» (DAFOH), работает штатным врачом в медицинском центре Университета Хакенсака. Он выступал в различных СМИ, а также на многих форумах по всей стране, рассказывая о проблеме принудительного извлечения органов. Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)"", "class=") ? "" : "")Дэмон Ното, представитель организации «Врачи против принудительного  извлечения органов» (DAFOH), работает штатным врачом в медицинском центре Университета Хакенсака. Он выступал в различных СМИ, а также на многих форумах по всей стране, рассказывая о проблеме принудительного извлечения органов.  Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)stripslashes(strstr(" rel="lightBox" title="Дэвид Килгур, в прошлом член парламента Канады, где он работал госсекретарем по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона. Вместе с Дэвидом Мэйтасом он является автором книги «Кровавый урожай: убийства последователей Фалуньгун для извлечения их органов». Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)"", "class=") ? "" : "")Дэвид Килгур, в прошлом член парламента Канады, где он работал госсекретарем по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона. Вместе с Дэвидом Мэйтасом он является автором книги «Кровавый урожай: убийства последователей Фалуньгун для извлечения их органов». Фото: Гэри Фейерберг/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Чтобы прояснить эти и другие события, «Великая Эпоха» организовала 19 июля форум на Капитолийском Холме. Его участники рассмотрели недавние события в более широком контексте противоречий внутри руководства коммунистической партии Китая (КПК). В ходе форума недавние события были рассмотрены через призму факторов, которые, как правило, не обсуждаются: уклонение от ответственности чиновниками КПК за вопиющие нарушения прав человека.

«Корень сегодняшних событий связан с решением начать репрессии против последователей Фалуньгун 13 лет назад», — сказал Мэтью Робертсон, редактор рубрики «Китай» англоязычной версии газеты «Великая Эпоха».

Когда лидер КПК Цзян Цземинь решил уничтожить Фалуньгун, который практиковали от 70 до 100 миллионов человек, большая часть постоянного комитета политбюро его не поддержала. Цзян рассчитывал, что вся кампания уничтожения Фалуньгун займет три месяца. Однако когда последователи Фалуньгун проявили стойкость, ему пришлось создать отдельную властную структуру внутри партии, состоявшую из чиновников, которые поддерживали преследование и были ему верны. Так появился Политико-юридический комитет (PLAC).

«С момента его основания полномочия Политико-юридического комитета были существенно расширены. Идеологическим оправданием для этого послужила доктрина о поддержании стабильности», — говорит Иян Ся, старший руководитель по политике и исследованиям расположенной в Вашингтоне организации Human Rights Law Foundation.

«Хотя концепция о поддержании стабильности зародилась еще в 90-е годы, она вскоре стала прерогативой Политико-юридического комитета, который, следуя данной концепции, преследует диссидентов и любого, кто будет объявлен врагом. По иронии, подобная насильственная тактика приведёт лишь к ещё большей нестабильности, — говорит Ся. — Но это устраивает Политико-юридический комитет. Когда происходит большее количество социальных беспорядков и массовых бунтов, он может требовать увеличения финансирования, большее число работников и больше полномочий».

Помимо укрепления Политико-юридического комитета для сохранения власти, Цзян создал верную ему фракцию. Очевидно, что фракция Цзяна не хочет терять власть и таким образом понести ответственность за преследование Фалуньгун.

«Как только однажды преступления, совершённые в ходе преследования Фалуньгун, будут признаны, это может поставить под угрозу существование коммунистической партии», — сказал Робертсон.

Для человека, который понимает причину существования этой фракции, события не выглядят случайными. Руководитель полиции Чунцина Ван Лицзюнь бежал в американское посольство с информацией о заговоре, который Бо Силай и Чжоу Юнкан планировали осуществить после того, как Си Цзиньпин станет главой КПК.

По словам Робертсона, попытка переворота была независимо друг от друга подтверждена Биллом Гертцем, американским национальным репортером, и «Великой Эпохой».

«Смещение Бо стало серьёзным ударом по фракции, созданной Цзян Цземинем для преследования Фалуньгун», — заметил Робертсон. Без Бо Силая, который должен был заменить Чжоу Юнкана в постоянном комитете политбюро и на посту главы политико-юридического комитета, политическая структура, которую выстроил Цзян для защиты себя и своей фракции, рухнет.

Извлечение органов

Преступление, возмездия за которое эта фракция хочет избежать более всего — это насильственное извлечение органов у живых людей, которое осуществляется в Китае. Ван Лицзюнь, Бо Силай и Чжоу Юнкан были замешаны в этом преступлении.

Доктор Дэмон Ното, представитель организации «Врачи против насильственного извлечения органов», говорит, что в период с 2001 г. по 2008 г. число трансплантаций резко возросло. Доктора в его организации были озадачены вопросом, каков источник этих органов. Он привёл в пример историю известного израильского хирурга доктора Якоба Лави, чьему пациенту нашли орган за две недели. Бывший вице-президент Дик Чейни должен был ждать орган в течение 20 месяцев, что немного дольше среднего периода ожидания органа, который варьируется от шести месяцев до года, сообщают СМИ.

Когда доктор Лави занимался изучением пересадки органов в Китае, к своему ужасу он обнаружил, что большинство пересаженных органов взяты у заключённых, приговорённых к смерти, либо у узников совести, которые были убиты для пациентов, имеющих деньги. Об этом доктор Леви рассказал в одной из глав своей книги «Государственные органы: насилие при трансплантациях в Китае». Доктор Ното показал копию этой книги. Доктор Лави и его коллеги сыграли ключевую роль в принятии закона в Израиле, который прекратил практику отправлять пациентов для трансплантаций в Китай.

Наконец, в 2005 г. режим признал, что большая часть органов, примерно 95 %, взяты у казнённых заключённых. «Это единственная страна в мире, которая допускает практику извлечения органов у заключённых».

Но, по его словам, одних только казнённых заключённых было бы недостаточно. В США необходимо 15-20 доноров для того, чтобы подобрать подходящий орган одному пациенту. В Китае для того, чтобы ежегодно осуществлять 10 000 пересадок, забирая органы у произвольных доноров, как это делается в США, потребовалось бы 150 000 доноров.

Дэвид Килгур, в прошлом госсекретарь Канады по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона (2002-2003), соавтор отчета «Кровавый урожай: убийства последователей Фалуньгун для извлечения их органов», рассказал, что он беседовал с хирургом по имени доктор Тань, рассказавший, что для подбора донорского органа для иностранного туриста потребовалось восемь печеней. Килгур пришёл к выводу, что при поиске подходящего донорского органа были убиты восемь человек.

Ното сделал вывод, что «источником большинства органов являются узники совести». В настоящее время самой крупной преследуемой группой является Фалуньгун. Рост числа трансплантаций в Китае совпал с началом преследования в 1999 г.

«В прошлом месяце мы сообщали о телефонном звонке ведущим лидерам коммунистической партии, где был задан вопрос об извлечении органов. Никто не опроверг информацию об извлечении органов у последователей Фалуньгун», — заявил Робертсон.

Килгур указал на то, что Китаю не хватает хорошего руководства, и что подобная ситуация могла бы измениться с приходом подлинной демократии.
Килгур призвал «правительства свободных стран и их частный сектор» задуматься над вопросом, почему они поддерживают нарушения универсальных ценностей «во имя роста торговли с Китаем».

«В демократическом Китае последователей Фалуньгун не будут убивать в трудовых лагерях», — сказал он.

Ното отметил, что, по слухам, Ван Лицзюнь передал информацию об извлечении органов чиновникам американского консульства. Он призвал государственный департамент США обнародовать любую имеющуюся информацию о бесчеловечном насильственном извлечении органов у живых людей.

/div


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Массовая коррумпированность высших чиновников в Китае — следствие однопартийной системы
  • Чжан Фэй — храбрый генерал и беспристрастный судья
  • Над последователем Фалуньгун начался показательный процесс
  • Амбициозные олимпийские сооружения в Китае превращаются в хлам
  • Художнику дали срок за участие в акции в честь годовщины бойни на площади Тяньаньмэнь


  • Top