Бывший китайский чиновник: я ненавижу Мао Цзэдуна и компартию


Один из многочисленных кадров инцидента «самосожжения», показанного китайским каналом CCTV, который обнажает фальсификацию. Полицейский подождал, пока сидящий «самосожженец» прокричит в камеру фразу «Фалуньгун – это хорошо», и только потом накинул на него тряпку.Один из многочисленных кадров инцидента «самосожжения», показанного китайским каналом CCTV, который обнажает фальсификацию. Полицейский подождал, пока сидящий «самосожженец» прокричит в камеру фразу «Фалуньгун – это хорошо», и только потом накинул на него тряпку.Бывший чиновник из Чжуннаньхая (китайский Кремль) в эксклюзивной беседе с журналистом The Epoch Times рассказал, как ожесточённо партийные функционеры борются между собой за власть, а также о том, что так называемое «самосожжение» сторонников Фалуньгун было инсценировано властями.

В настоящее время этому человеку уже за 70. Из-за чувствительности сообщённой им информации он попросил не называть его имя.

Раньше он работал в Чжуннаньхае и был чиновником уровня руководства провинции.

«Заняв свою должность, я увидел, насколько коварны и опасны партийные чиновники. Затем я попросил, чтобы меня перевели из Пекина в другой район. Там я увидел, как трудно живётся простым китайцам. Я ненавижу Мао Цзэдуна и коммунистическую партию. Честные люди просто не могут существовать внутри этого режима. Все политические кампании, которые проводила компартия, а также внутрипартийная борьба за власть, направлены исключительно на личные интересы чиновников, а больше всего страдает от этого китайский народ», — говорит бывший партийный чиновник.

Он также рассказал, что первый премьер Госсовета Чжоу Эньлай перед смертью откровенно сказал: «Я раскаиваюсь в том, что совершил революцию вместе с Мао».

«Я занимался технической работой и обнаружил, что под руководством компартии, если ты хочешь быть честным, ты не сможешь удержаться в этой системе. Если ты не берёшь взяток и не коррумпирован, а просто честно хочешь внести свой вклад, в конце концов, тебя просто выкинут из этой структуры, так как ты будешь мешать другим чиновникам повышаться по службе и богатеть. Удерживается тот, кто способен успешно обманывать других. Разве это нормально?», — спрашивает собеседник корреспондента.

«Помню, был один завод, — продолжает рассказчик — у него были все шансы для успешного развития, нужно было только добавить немного оборотных средств. Но завод заглох. Позже я узнал, что эти средства были потрачены на роскошные квартиры для нескольких руководителей завода. Меня это тогда сильно разозлило. Они же совсем не думают о рабочих. Однако в Китае всё так работает сверху донизу».

Он также сказал, что за годы работы в партаппарате очень хорошо изучил методы, которыми компартия устраняет неугодных ей людей.

«Несколько лет назад по телевизору начали каждый день критиковать Фалуньгун (духовная практика, которую компартия преследует уже 13 лет, прим.ред.). Я тогда сразу подумал, что это началась очередная кампания по фабрикации лжи с целью устранения неугодных людей. Мои догадки подтвердились, когда показали видеоролик о том, как сторонники Фалуньгун якобы совершили самосожжение на площади Тяньаньмэнь. Этот сюжет полностью обнажил фальсификацию, сделанную с целью опорочить Фалуньгун, чтобы было легче его репрессировать. Причём, это была очень грубая фальсификация», — говорит бывший чиновник.

Он пояснил: «Площадь Тяньаньмэнь огромная, чтобы прибежать к тому месту с огнетушителем, надо не менее 10 минут, при этом за три минуты человек полностью сгорит. А в сюжете центрального телевидения показали, что тот самосожженец (Ван Цзиндун) как только поджёг себя, пламя ещё не успело разгореться, а огнетушитель уже принесли. Причём, тушить его начали только после того, когда он прокричал лозунги. Это же очевидная фальшивка. Они без стыда показывали это всему китайскому народу и миру.

У меня есть много знакомых в Пекине среди чиновников и работников Китайской академии наук. Мы обсуждали с ними эту тему. Они все говорили, что это «самосожжение» организовали власти, чтобы подавлять Фалуньгун. Многие говорили, что это выглядит очень низко.

Я также знаю, что многие высокопоставленные чиновники в то время практиковали Фалуньгун. Так какое же преступление совершили люди, верящие в истину, доброту и терпение (основной принцип учения Фалуньгун, прим. ред.)? Компартия просто запретила это и всё. Я видел очень многое и прекрасно знаю, как компартия расправляется с неугодными людьми».

Далее он поделился своими наблюдениями о нынешнем положении партии в стране: «Сейчас компартия боится всего на свете. Даже есть специальные интернет-полицейские, которые контролируют сайты. Имена партийных функционеров, а также Фалуньгун, инцидент 4 июня (подавление восстания студентов в 1989 году, прим. ред.) и так далее, заблокированы для поиска. Очевидно, что компартия натворила слишком много зла и теперь боится, что об этом узнают люди. Ведь они могут тогда свергнуть её. Поэтому она и тратит средства налогоплательщиков на контроль над этими самыми налогоплательщиками. Сейчас если идёшь на площадь Тяньаньмэнь, то ничего нельзя с собой проносить, тебя всего вывернут наизнанку при досмотре. Она [партия] уже до такой степени боится простого народа».

В конце он с уверенностью сказал: «До тех пор, пока компартия не рухнет, в Китае не будет ничего хорошего. Я говорю это, опираясь на свой богатый опыт работы внутри этого режима».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • История Чун Тин-пана
  • В Гонконге жители выступили против «промывания мозгов» детям в школах
  • Китай. Когда горожане громили здание администрации, полицейские сидели рядом и пили чай
  • Пекин протестует против проверки американскими специалистами качества очистки воды в Китае
  • Жители Монтгомери получили награду за помощь китайцам в выходе из коммунистической партии

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top