Правозащитная организация «Международная Амнистия» опубликовала итоговый доклад о состоянии прав человека в Китае за период с января по декабрь 2004 г


 

В докладе говорится, что  ситуация в Китае складываются следующим образом: «Положительные сдвиги в некоторых областях не смогли, тем не менее, значительно сказаться на изменении ситуации с массовым и грубым нарушением прав человека по всей стране. Десятки тысяч людей по-прежнему находились под стражей либо отбывали срок лишения свободы, подвергаясь серьезной угрозе пыток и жестокого обращения. Тысячи людей были приговорены к исключительной мере наказания либо казнены; многие — после судебных процессов, не отвечающих стандартам справедливого суда. Участились общественные протесты по поводу принудительного выселения и изъятия земельной собственности без должной компенсации. Китай по-прежнему использовал международную кампанию по «борьбе с терроризмом» в качестве предлога для подавления уйгуров в Синьцзяне.»

В докладе была дана короткая справка по ситуации в Китае: «Новое руководство, приступившее к выполнению своих обязанностей в марте 2003 года, еще более укрепило свою власть, особенно после отставки бывшего главы государства Цзянь Цзэминя с поста председателя Центрального военного совета в сентябре. Проведено несколько правовых реформ, в том числе введены новые положения, призванные предотвратить применение пыток полицией. В марте также принята поправка к Конституции, в которой говорится, что «государство уважает и защищает права человека». Однако отсутствие необходимых институциональных изменений значительно препятствовало реализации всех этих мер на практике.

Продолжились гонения и репрессии против отдельных групп населения, в том числе представителей духовного движения «Фалуньгун», неофициальных христианских объединений и так называемых «сепаратистов» и «религиозных экстремистов» в Синьцзяне и Тибете.

Китай отложил визит Специального докладчика ООН по вопросу пыток, запланированный на июнь. Однако в сентябре страну посетила Рабочая группа ООН по вопросу о произвольных задержаниях. Международным правозащитным неправительственным организациям (НПО) по-прежнему отказывали во въезде в страну для проведения независимых исследований.»

Что касается деятельности правозащитников: «Власти по-прежнему использовали положения Уголовного кодекса, касающиеся «подрывной деятельности», «государственной тайны» и других расплывчатых определений, связанных с преступлениями в области национальной безопасности, для преследования мирных активистов и сторонников реформ.

В докладе поднимается вопрос в отношении насилия над женщинами, в частности сказано: «Женщинам, находящимся под стражей, среди которых многочисленные последовательницы «Фалуньгун», по-прежнему угрожали пытки, в том числе изнасилования и сексуальное насилие.» 

 «Международная Амнистия» вновь обращает внимание на  репрессии в отношении духовных и религиозных групп: «Духовное движение «Фалуньгун» оставалось основным объектом гонений, которые, как сообщается, заключались в том числе в большом количестве произвольных задержаний. Значительная часть задержанных получили исправительный срок по программе «трудового перевоспитания», хотя им не было предъявлено никаких обвинений и они не представали перед судом. В трудовых лагерях им грозила опасность пыток и жестокого обращения, в особенности если они отказывались отречься от своих убеждений. Других задержанных помещали в тюрьмы и психиатрические больницы. Согласно зарубежным источникам, свыше тысячи человек из числа задержанных по подозрению в связях с «Фалуньгун», после запрета организации в 1999 году, погибли в результате пыток и жестокого обращения.

Другие так называемые «еретические организации» и неофициальные религиозные группы также являлись объектами гонений. Увеличилось число сообщений об арестах незарегистрированных католиков и членов неофициальных протестантских «домашних церквей». Арест грозил также и тем, кто пытался зафиксировать подобные нарушения и отправить информацию о них за рубеж.»   В докладе приводятся примеры ужасающих пыток, которые повсеместно применяются в Китае, а также  широкое применение административного задержания на продолжительное время и несправедливый суд «Многими государственными органами по-прежнему широко применялись пытки, несмотря на новые постановления, призванные искоренить эту практику.

Среди распространенных методов — избиение руками и ногами, использование электрического тока и лишение пищи и сна. Жертв также часто подвешивали за предплечья и сковывали в неестественных позах. Практика пыток процветала благодаря политическому вмешательству в судебные вопросы, ограниченному контакту задержанных с внешним миром и отсутствию эффективных механизмов подачи и расследования жалоб.

Власти официально заявили о своем намерении реформировать систему «трудового перевоспитания» — систему административного задержания, которая позволяет задерживать сотни тысяч людей на срок до четырех лет без предъявления обвинений и передачи дела в суд. Тем не менее масштабы и временные рамки реформы пока оставались неясными.

Общение задержанных с адвокатом и родственниками оставалось строго ограниченным. Процессы не отвечали международным нормам справедливого судопроизводства. Лиц, которые обвинялись в преступлениях, связанных с «государственной тайной» или «терроризмом», лишали ряда юридических прав и судили на закрытых заседаниях.

В октябре зарубежные отделения «Фалуньгун» опубликовали видеозапись с изображением Вань Цзи — женщины, досрочно освобожденной из тюрьмы в городе Хух-Хот (Внутренняя Монголия), где она провела два года из семи лет лишения свободы, к которым ее приговорили за распространение материалов «Фалуньгун». Она была истощена, и на ее теле было видно несколько шрамов. Как стало известно, после того как женщина объявляла голодовку протеста, ее привязывали к кровати, подвешивали к потолку, избивали, применяя электрический ток, вводили ей неизвестные вещества.»

В докладе говорится и о нарушуния прав человека в отношении этнических меньшинств в Синьцзяно-Уйгурском автономном районе:  «Власти Китая по-прежнему использовали предлог международной «войны с терроризмом» для оправдания жестоких репрессий в Синьцзяне. В результате имели место серьезные нарушения прав этнического меньшинства уйгуров в этом районе. Китайские власти упорно отказывались различать акты насилия и акты пассивного неповиновения. Репрессии зачастую выражались в нападках на уйгурскую культуру, таких, как закрытие ряда храмов, ограничение на употребление уйгурского языка и запрет некоторых уйгурских книг и периодических изданий.

Продолжились аресты так называемых «сепаратистов, террористов и религиозных экстремистов»; за решеткой по-прежнему находились тысячи политических заключенных, в том числе узников совести. По имеющимся сообщениям, многие из тех, кто обвинялся в «сепаратистских» или «террористических» преступлениях, были приговорены к высшей мере наказания и казнены. Уйгурским активистам, которые пытались передать информацию о масштабах репрессий за рубеж, грозило произвольное задержание и лишение свободы.

Китай продолжал использовать «борьбу с терроризмом» как средство укрепления своих политических и экономических связей с соседними государствами. Уйгурам, искавшим спасения в Средней Азии, Пакистане, Непале и других государствах, в том числе просителям убежища и беженцам, угрожало принудительное возвращение в Китай. Китай по-прежнему оказывал давление на США, добиваясь высылки 22 уйгуров, удерживаемых на американской базе Гуантанамо на Кубе. В июне американские власти заявили, что задержанные не будут выданы Китаю, поскольку существуют опасения, что они будут подвергнуты пыткам или казнены.»

В отношении особого административного округа Гонконг, приведены следующие слова:

Не было отмечено попыток возродить законодательство в соответствии со статьей 23 Основного закона, касающейся государственной измены, нарушения территориальной целостности, антиправительственной агитации и подрывной деятельности. Эти попытки в 2003 году породили волну общественных протестов. Однако апрельское постановление материкового Китая, ограничивающее возможности Гонконга в продвижении политической реформы, усилило обеспокоенность в связи с подавлением прав человека в Гонконге.

Опасения в связи с ограничением свободы слова возросли после отставки в мае двух радиоведущих, которые, как предполагается, получали в свой адрес угрозы из-за того, что призывали к расширению демократии в Гонконге. […] В ноябре Апелляционный суд отменил приговор об «общественном порицании» в отношении 16 последователей «Фалуньгун». Эти люди были задержаны после проведения демонстрации в мае 2002 года и осуждены за «нарушение общественного порядка и создание препятствий в публичных местах».

 

По материалам сайта Международной Амнистии :http://www.amnesty.org.ru/report2005/chn-summary-rus

 

 

 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • О положении христианства в Китае
  • О положении христианства в Китае
  • Швеция: Семинар «Девять комментариев о КПК» был проведен в здании Парламента в Стокгольме
  • Падение нравственности человечества
  • 1 июля в Гонконге – день выхода из коммунистической партии


  • Top