Бизнес в Даляне: доход от преследований


Суд над китайской миллиардершей Гу Кайлай, убившей британского бизнесмена Нила Хейвуда, был своего рода показательным процессом. Суть этого спектакля была в том, чтобы скрыть ещё большие преступления, прекратив дальнейшее расследование.

Китайские специалисты обрабатывают человеческое тело на заводе Хагенса по пластинации, город Далянь, 2 февраля 2004 года. Фото: STR/AFP/Getty ImagesКитайские специалисты обрабатывают человеческое тело на заводе Хагенса по пластинации, город Далянь, 2 февраля 2004 года. Фото: STR/AFP/Getty Images

Согласно сообщениям государственных СМИ, суд принял признание Гу в том, что она якобы убила Хейвуда из страха, что он может причинить вред её сыну. Суд также принял аргументы для смягчения наказания, в том числе её «раскаяние» и «тревогу матери».

Если бы суд решил рассмотреть деловые отношения Гу и Хейвуда, он бы увидел, что это были бизнес-партнёры, которые наживались в течение 13 лет на убийствах сотен или тысяч людей, о количестве жертв можно только догадываться. Разбирательство в промежуточном народном суде города Хэфэй как раз и должно было скрыть эти преступления.

Жуткая история началась в городе Далянь, на северо-востоке провинции Ляонин, ещё в 1999 году. Муж Гу Бо Силай был мэром портового города в течение шести лет. Он был недоволен своим положением, ему казалось, что он изгнан из высших эшелонов власти.

Гу разделяла его недовольство. Красивая, стильная, сильная и умная, имеющая степень магистра Пекинского университета в области политики. За Гу приударял один успешный американец, согласно Wall Street Journal. Это была китайская «Жаклин Кеннеди». Далянь был слишком мал для её амбиций.

Разговор Бо с тогдашним главой компартии Китая Цзян Цзэминем резко изменил положение Бо и Гу.

Журналист Цзян Вэйпин рассказал об этом разговоре в статье, опубликованной в 2009 году, после его иммиграции в Канаду. В 2002 году Цзян Вэйпин опубликовал статью, в которой обвинял Бо в коррупции, и Бо арестовал его, обвинив в раскрытии государственной тайны и подстрекательстве к подрывной деятельности. Вэйпина приговорили к семи годам лишения свободы.

Шофёр Бо по имени Ван рассказала Цзян Вэйпину, что произошло между Бо и Цзян Цзэминем.

«Вы должны проявить жёсткость в обращении с последователями Фалуньгун, так же как Ху Цзиньтао твёрдо решал проблему с тибетским бунтом в 1989 году, это будет ваш политический капитал», — сказал Бо Силаю Цзян Цзэминь.

Заключение последователей Фалуньгун в тюрьмы и лагеря

Бо и Гу не нужно было уговаривать. В то время, как многие ведущие центральные и провинциальные партийные чиновники не сильно восторгались начатой 20 июля 1999 года Цзян Цзэминем кампанией по искоренению духовной практики Фалуньгун, Бо и Гу ухватились за неё, чтобы перебраться из Даляня в Пекин.

Город быстро превратился в ад для последователей Фалуньгун, и Бо начал восхождение. В 1999 году он был назначен секретарём парткома города Далянь — самая мощная позиция в Даляне. В 2000 году он стал исполняющим обязанности губернатора провинции Ляонин, а в 2001 году — губернатором. К 2002 году он стал членом Центрального комитета КПК и перешёл в разряд национальных знаменитостей.

Тюрьмы и трудовые лагеря в Пекине и его окрестностях были переполнены. Бо увидел ещё одну возможность, чтобы расположить к себе Цзян Цзэминя.

Бо проявил инициативу. По его приказу в провинции Ляонин началось крупномасштабное строительство и расширение тюрем и трудовых лагерей, среди них: тюрьма Даляня, тюрьма Наньгуаньлина, тюрьма Цзиньчжоу, тюрьма Вафандяня, трудовой лагерь Чжоушуйцзы, центр заключения Яоцзя.

Бо также расширил лагерь принудительного труда Масаньцзя в городе Шэньян, что сделало его крупнейшей тюрьмой в Китае. Он также расширил трудовой лагерь Луншань, лагерь Шэньсинь и другие.

Бо организовал работу по заполнению недавно отремонтированных «объектов» заключёнными из переполненного Пекина. В его тюрьмы и трудовые лагеря привозили последователей Фалуньгун со всех уголков Китая. В частности, Бо забрал тех из них, которые были арестованы в Пекине, но отказались назвать свои имена.

Возможность наживы

Сначала Бо и Гу рассматривали преследование, как шанс подняться по партийной лестнице. Потом Гу быстро смекнула, что скопление последователей Фалуньгун в новых тюрьмах Бо — это возможность получать огромные барыши. По словам информированного источника, Нил Хейвуд участвовал в этом деле с самого начала. Он стал надёжным помощником Гу, которая начала делать деньги из органов и тел последователей Фалуньгун.

В августе 1999 года Гюнтер фон Хагенс открыл первый завод в Даляне по переработке трупов. Он изобрёл в 1970-х годах метод, который назвали пластинация. Телесные жидкости заменяются полимерами. Завод обрабатывал человеческие тела для выставок и исследований.

В 1995 году Хагенс начал проводить выставки обработанных им тел, превратив своё изобретение в доходный бизнес. Хагенс и его сотрудники ездили с выставками по всему миру. Они привлекли аудиторию в десятки миллионов человек, заработав сотни миллионы долларов.

Строительство завода было утверждено Управлением внешней торговли и экономического сотрудничества Даляня и Управлением промышленности и коммерции города. Бо лично участвовал в утверждении проекта.

Завод, потребовавший первоначальных инвестиций в 15 млн долл. США, был расположен в высокотехнологичной развивающейся зоне города Далянь, в красивом месте, на побережье океана, у подножия гор.

Фон Хагенс сказал репортёрам New York Times, что он построил завод в Даляне, потому что нашёл дешёвую рабочую силу, усердных учеников, очень небольшие ограничения со стороны правительства и лёгкий доступ к телам, которые, по его словам, в основном, использовались для экспериментов и медицинских целей, а не для его выставок.

Невостребованные тела

Согласно New York Times, завод Хагенса легко получал тела в Китае потому, что он использовал то, что, по китайским законам, обозначается как «невостребованные тела». Хагенс сказал, что после ввода в июле 2006 года в Китае новых правил «стало трудно использовать невостребованные тела».

В соответствии с толкованием Верховного Суда статьи 348 Уголовно-процессуального закона Китая, семья казнённого преступника должна быть уведомлена о том, что его тело можно будет получить в течение указанного периода времени.

«Если семья преступника не заберёт тело после указанной даты, — говорится в разъяснении, — народный суд может уведомить соответствующие организации, что они могут заняться обработкой трупа или его остатков».

Статья 348 оставляет широкую лазейку для судов и органов общественной безопасности, которые могут использовать по своему усмотрению любое тело, которое определят как «невостребованное».

Пэн Юнфэн занимался юридической практикой в Китае. Он сказал репортёрам «Радио Голос Надежды», что статья 348, по сути, даёт суду право кремировать тело заключённого, и поэтому его органы можно удалить, прежде чем тело кремируют, без уведомления членов семьи.

И в самом деле, когда родственники последователей Фалуньгун были вызваны, чтобы забрать тела своих близких, им часто вручали урны с пеплом, согласно отчётам на сайте Фалуньгун Minghui. Родственники не имеют возможности проверить, чей прах они получили.

Обстоятельства преследования Фалуньгун делают его последователей особенно уязвимыми к тому, что их тела назовут «невостребованными».

В своей книге «Органы для государства» представитель Информационного Центра Фалунь Дафа (ИЦФД) Эрпин Чжан объяснил, почему последователи Фалуньгун часто скрывают свои личные данные, когда их арестовывают. Если власти узнают, кто он, то его родственники и коллеги могут пострадать. Скрывая данные о себе, последователи Фалуньгун защищают своих близких.

Неопознанные тела последователей Фалуньгун, по определению, «невостребованные», так как у полиции нет возможности связаться с членами их семей. А родственники тех, кто не назвал своё имя и фамилию, не имеют возможности узнать об их судьбе.

Полиция и суды обладают полной свободой в том, каким образом избавиться от «невостребованного» тела, например, продав его по высокой цене.

Поставка органов

Гу нашла два способа превратить задержанных последователей Фалуньгун в наличность. Их органы могут быть вырезаны и использованы в больницах в провинции Ляонин для трансплантаций, а тела могут быть проданы заводам по пластинации.

Хагенс рассказал New York Times, что его бизнес-партнёр, доктор Суй Хунцзинь, стал его конкурентом, построив такой же завод и поставляя конкурентам Хагенса пластинированные органы.

Хагенс и Суй расстались в 2000 году. С тех пор в Даляне открылось ещё несколько заводов по пластинации. Китай приобрёл «известность» в мире как главный экспортёр трупов. По данным Radio Free Asia, одно пластинированное тело может быть продано за 1 миллион долларов США.

По словам источника «Великой Эпохи», Гу и Хейвуд поставляли трупы заводам по пластинации в Даляне, основную часть которых составляли убитые или погибшие от пыток последователи Фалуньгун.

Гу была вдохновителем в области финансового менеджмента, международной и отечественной онлайн-рекламы. Она также находила каналы для экспорта человеческих тел и органов, согласно источнику.

«Великая Эпоха» (The Epoch Times) не имеет информации о том, что Хагенс или другие владельцы заводов по пластинации тел знали, что тела, которыми их снабжали, принадлежали убитым последователям Фалуньгун.

По словам источника «Великой Эпохи», Гу убила Хейвуда потому, что он начал рассказывать о своём «деле», связанном с продажей тел и органов последователей Фалуньгун. Убийство не имело ничего общего с переживаниями Гу за безопасность сына.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские пользователи Интернета бурно обсуждают источник происхождения пластинированных тел
  • Китайские адвокаты выступают против атак на «пять чёрных групп»
  • Русский портрет Израиля. Двадцать шестой
  • В Харбине произошло несколько провалов земной поверхности, 2 человека погибли
  • Китайские полицейские говорят о «бешеной коррупции» в судебной системе страны

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top