Речь Чжан Тяньляна на прошедшем в Вашингтоне митинге в поддержку 12 миллионов человек вышедших из КПК


Люди со всего мира съехались в Вашингтон, Округ Колумбия, чтобы выразить свою поддержку 12 миллионам китайцев, вышедших из рядов КПК. Фото: Чан ЛэйЛюди со всего мира съехались в Вашингтон, Округ Колумбия, чтобы выразить свою поддержку 12 миллионам китайцев, вышедших из рядов КПК. Фото: Чан Лэй

Речь Чжан Тяньляна, выступавшего от газеты «Великая Эпоха» на митинге в поддержку 12 миллионов человек, вышедших из коммунистических организаций.

Хочу поблагодарить наших друзей, которые собрались здесь сегодня, под палящим солнцем, чтобы выразить солидарность тем, кто вышел из Коммунистической партии Китая (КПК). Усилия одного человека могут быть незначительными, но объединенные усилия всех и каждого из нас внесли свой вклад в катящиеся волны распространения «Девяти комментариев» и выхода людей из КПК.

6 июля два канадца, г-н Дэвид Килгур, бывший госсекретарь Канады по Азиатско-Тихоокеанскому региону, и г-н Дэвид Мэйтас, международный адвокат-правозащитник, обнародовали отчет о своем независимом расследовании, который подтверждает тайное изъятие органов у десятков тысяч живых последователей Фалуньгун во многих провинциях и городах Китая. В отчете эта трагедия описывается как «зло, невиданное на этой планете». Г-н Килгур заявил, что в Китае сейчас творится такой ужас, какой не могут представить даже авторы научной фантастики.   Тем, кто до сих пор питает иллюзии по поводу КПК, следует спросить у себя: каковы основания для реформы КПК? Даже при изменении слов, у нас имеется другое определение, чем у КПК.

Нам кажется, что первый шаг к реформе КПК – это прекратить убийства. Но КПК считает, что реформа подразумевает сделать убийства более прикрытыми, методы убийства более искусными, и получать прибыль от убийств более продуманным способом. В прошлом КПК требовала, чтобы родственники казненных оплачивали пули, которыми убивали осужденных. Тогда это стоило лишь несколько центов. Но теперь КПК не будет сразу убивать приговоренных к смерти; она оставит их в живых до тех пор, пока не выяснит, что их органы подходят каким-то потенциальным клиентам. Их органы будут извлечены, а затем этих людей, еще живых, бросят в топку. Убийство таким образом одного человека приносит КПК прибыль в тысячи долларов США. Так КПК и существует. Такую реформу КПК и защищает.

Мы можем считать, что свобода слова – это реформа, но КПК считает, что усиление контроля над тем, что говорят люди, путем подслушивания телефонных разговоров и  экранирования сайтов – демонстрация передовых технологий. Мы можем полагать, что принципы истины, доброты, терпения – это добродетель, но Цзян Цзэминь считает: «Поскольку Фалуньгун верит в истину, доброту, терпение, то нечего бояться, когда мы его подавляем». Этот список можно продолжать и продолжать. Партия, у которой критерии того, что хорошо и что плохо, идут вразрез с всеобщими ценностями, потеряла всякую основу для общения с нами.   Из-за того, что КПК невозможно изменить, кампания по выходу из рядов КПК идет дальше, чем просто прекратить правление КПК. Она охватывает каждого, кому КПК с детства «промывала мозги» и чей менталитет и язык, как у КПК. Таким людям, чтобы полностью освободиться от культового воспитания КПК, надо не только физически выйти из партии, а также, и что более важно, распрощаться с КПК духовно.

Давайте представим, что не было бы этой кампании по выходу из КПК. Развалилась бы КПК? Конечно да. Поскольку КПК жадна в разграблении социального богатства Китая, она проявляет жадность в разрушении экологии, она проявляет жадность в разрушении человеческих моральных ценностей, и она проявляет жадность в убийстве жизней. КПК идет против воли Неба, поэтому она обречена. Но до того как она полностью рухнет, произойдет взрыв социального кризиса, экономические бедствия и ухудшение экологии. Существует возможность, что КПК развяжет войну с другими государствами, как о том заявили китайские бойцы Чжу Чэн У и Чи Хаотяо, с целью отвлечь внимание общественности от внутреннего беспорядка. Может так случиться, что народ в Китае восстанет против деспотического режима.

Под воздействием негативных  событий, произошедших в Китае при правлении КПК, мы поняли, что КПК тянет страну и человечество в пропасть, и многие люди станут заложниками КПК и не смогут избежать трагического исхода. Поэтому выпуск «Девяти комментариев» и разворачивающаяся кампания выхода из КПК организованы для того, чтобы это потенциальное бедствие бесследно исчезло, и чтобы КПК распалась в моральных и культурных измерениях. Таким образом, Китай мирным способом преобразуется в свободное государство.   Многие спрашивают: «Сейчас 12 миллионов человек вышло из КПК. Когда же она рухнет?» Есть люди, которые считают, что КПК все еще жива. Но КПК, зная, что она безвозвратно движется к своему распаду, уже отсчитывает свои последние дни. КПК уже видит, что люди с каждым днем теряют в ней уверенность и покидают ее. КПК уже стала бессмысленной в сердцах сотен тысяч последователей Фалуньгун и в умах 12 миллионов человек вышедших из коммунистических организаций. Ее презирают многочисленные безработные, крестьяне, у которых отняли землю, рабочие-переселенцы, чьи права попираются, жалующиеся апеллянты, граждане, которых вынудили переселиться, и все люди, которые прочли «Девять комментариев«. Короче говоря, КПК выброшена на помойку.

Причина, по которой КПК все еще не рухнула, состоит в том, что все еще есть люди, которые отводят место КПК в своем сердце. Эти люди до сих пор поддерживают КПК, поддерживают ее критерии добра и зла, поддерживают ее тип мышления и поддерживают ее стиль речи. Они все еще рассматривают КПК, убившую 80 миллионов человек, как свою мать; они до сих пор считают, что КПК не нужно расплачиваться своей жизнью за преступления, которые она совершила, скорее это надо рассматривать «диалектически»; они все еще изображают преднамеренные убийства и геноцид, осуществляемые КПК как мать, шлепающую свое дитя; они все еще ждут, что КПК реабилитирует всех ложно обвиненных; они даже называют приход к власти КПК как строительство государства; порабощение называют освобождением; заставляют любить ее, называя ее «наша партия». Пока эти люди делают все, что описано выше, они создают духовную основу для существования КПК.

Поэтому, когда количество вышедших из КПК достигло 12 миллионов, нам следует укрепить наше решение немедленно сломать этот злой режим. Если мы не проявим достаточную быстроту в движении к мирному переходу, то КПК, возможно, принесет еще больший невероятный ущерб. Таким образом, мы спешим распространять «Девять комментариев» и настаиваем на выходе из коммунистических организаций.

Неважно, вышли мы из КПК или нет, когда у нас появляется малейшее сомнение в мирном переходе, мы вновь должны прочесть «Девять комментариев» и проверить истинность того, что КПК обречена. Когда КПК делает плохие вещи, мы поймем, почему она делает это, если мы читаем «Девять комментариев«; когда КПК устраивает показуху с реформами, мы знаем, как хорошо она маскируется, если читаем «Девять комментариев«; если мы питаем какие-нибудь иллюзии относительно КПК, то, если мы читаем «Девять комментариев«, это напомнит нам истину о том, что КПК никогда не изменится; а когда у нас появится страх перед КПК, если мы читаем «Девять комментариев», мы будем знать о ее слабой натуре.

Когда мы просыпаемся каждое утро и обнаруживаем, что КПК все еще с нами, мы можем спросить себя: «Не забыли ли мы, что КПК убила 80 миллионов своего собственного народа? Не забыли ли мы, что КПК отобрала у нас сотни квадратных километров нашей земли? Не забыли ли мы, что КПК извлекает органы у живых последователей Фалуньгун? Не забыли ли мы, что КПК продолжает осуществлять свои зверства? Что мы можем сделать, чтобы положить конец правлению КПК? Мы думаем и поступаем так не из ненависти. Мы также никогда не прибегнем к жестокости; мы должны нести ответственность перед историей и нашей совестью. Особенно в отношении членов КПК, мы надеемся, что они выйдут из партии и освободят себя от духовного контроля, осуществляемого над ними культом КПК.

В заключение своей речи, призываю вас поднять голову и увидеть надежду в завтрашнем дне, увидеть, как сгорит дотла кровавый флаг КПК, и увидеть, как настоящая свобода приходит в Китай. Нам посчастливилось жить в переломный момент истории и участвовать в этом движении национального самоспасения. Когда КПК рухнет, мы будем гордиться собой и скажем миру, что мы были на правильной стороне истории. Мы не только были свидетелями поворота истории, а также способствовали его наступлению.

21 июля 2006 г., Лафайет Плаза, Вашингтон, округ Колумбия

The Epoch Times


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Киеве свертывают палаточные городки
  • Верховная Рада избрала судей Конституционного Суда
  • Универсал национального единства подписан
  • В Малайзии прошел шестой семинар «Девять комментариев о коммунистической партии»
  • В Сеуле прошли мероприятия поддержки 12 миллионов человек вышедших из китайской компартии


  • Top