Жизнь, незабываемая, как мгновения весны…


Микаэл Таривердиев в студии звукозаписи. Фото любезно предоставлено В. Г. ТаривердиевойМикаэл Таривердиев в студии звукозаписи. Фото любезно предоставлено В. Г. ТаривердиевойВ 2006 году исполняется 75 лет со дня рождения и 10 лет со дня ухода из жизни Микаэла Леоновича Таривердиева — композитора, оставившего неизгладимый след в мировой музыкальной культуре.

М. Л. Таривердиев — автор музыки к более чем 130 фильмам, среди которых – легендарные “Семнадцать мгновений весны” и “Ирония судьбы, или с легким паром”, лауреат престижных премий, в том числе премии Американской академии музыки, трижды лауреат премии “Ника”, лауреат Государственной премии СССР, лауреат Премии Московского правительства.

В 2002 году композитор вошел в Книгу рекордов Гиннеса как обладатель самого большого количества премий в области музыки кино.

“Творчество — это загадка, которую художник задает себе”, — данное высказывание Станислава Ежи Лица очень точно отражает позицию Микаэла Таривердиева как композитора и музыканта.

Не хочется говорить о нем в прошедшем времени, так как и сегодня его произведения звучат современно, а музыка настолько проникновенна и пронзительна, что заставляет думать, размышлять, находить ответы на волнующие нас вопросы.

Микаэл Леонович написал множество циклов на стихи, которые характеризуются хрупкостью, изяществом слога, а главное — глубоким смысловым содержанием, что отличает их от оловянных текстовок. Эти стихи сами содержат в себе музыку, отпечаток сильнейших эмоций автора. Отношение Микаэла Леоновича к поэзии очень личностное, как глубоко личностна поэзия, к которой он обращается.

Музыку к первому кинофильму М. Л. Таривердиев написал еще будучи студентом института им. Гнесиных. Первые его фильмы были замечены и имели успех. Микаэл Леонович любил кинематограф, очень ответственно подходил к работе над каждой кинолентой. Но после истории с песней Франсиса Лея его жизнь перевернулась, как будто в миг что-то оборвалось, и как он потом сам писал: “Я не люблю выступать и не выступаю, я стал бояться публики после истории с “Мгновениями весны”.

Работа над фильмом началась с очередного звонка. Режиссер Татьяна Лиознова предложила Микаэлу Леоновичу прочесть сценарий фильма “Семнадцать мгновений весны”. Микаэл Леонович задумал музыкальную интерпретацию фильма не как политического детектива, а как киноромана. Как он сам пишет: “Я стал думать о том, что испытывет человек, который был заброшен в Германию много лет назад, во время этой страшной войны”. Микаэлу Леоновичу всегда были близки герои-одиночки, один на один отстаивающие идеалы справедливости.

Ведь помимо осознания долга перед Отечеством, ответственности за выполнение задания разведчик переживает боль за свою страну, тоскует по дому, жене, так как ничто человеческое ему не чуждо. Музыкальными средствами Микаэл Леонович старался отобразить всю палитру чувств, переполнявших Штирлица. Особенно это проявилось в эпизоде, когда происходит бесконтактная встреча в кафе героя В. Тихонова с супругой.

Картина имела ошеломительный успех. Но на фоне оглушительного триумфа картины пошла странная волна обвинений. Вдруг Микаэлу Леоновичу говорят на радио, что им звонили из французского посольства: французы протестуют против этого фильма, потому что музыка к фильму “Семнадцать мгновений весны” заимствована у композитора Франсиса Лея, из его фильма “История любви”. Одновременно в Союз композиторов приходит телеграмма от самого Лея, где написано: “Поздравляю с успехом моей музыки в вашем фильме”. В результате радость от премьеры была перечеркнута.

А слухи расползались с невероятной стремительностью. Началось страшное время, как пишет М. Л. Таривердиев: “Ситуация была очень напряженной. Постоянно какие-то корреспонденты перед домом дежурили, машины под окнами стояли”. Была организована постоянная слежка со стороны спецслужб. Музыку постепенно стали изымать “из оборота” -запрещать на телевидении, радио, студии грамзаписи. Началась обыкновенная травля, разворачивавшаяся на фоне популярности.

Это был очередной удар, а может быть расплата за публичный успех. Выход из этой ситуации был один — найти Франсиса Лея. Помог Отар Тенеишвили, председатель “Совинфильма”, отыскавший француза, который был возмущен тем, что его оклеветали, так как никаких телеграмм он не отправлял и тем более никто никуда не звонил из посольства Франции. А оказалось, что это была чья-то злая, очень жестокая шутка, которая поставила под сомнение творчество Таривердиева в глазах многих слушателей.

Микаэл Леонович часто вспоминал эту ситуацию и рассматривал ее как испытание, преодолев которое, он смог открыть для себя новые, неизведанные горизонты. Через некоторое время М. Таривердиев всерьез занялся иным жанром — органной музыкой.

По свидетельству Веры Го-риславовны Таривердиевой, супруги композитора, многих удивляет сосуществование в творчестве Микаэла Таривердиева музыки к кинофильмам и произведений для органа. Кто-то усматривает в этом противоречие. Но противоречия нет. Самый сложный инструмент – орган – требует особого знания, чувствования. Этот звуковой монстр не приемлет случайных людей. М. Таривердиев никогда не был органистом. Но был философом.

Его жизненная философия отражена в названии автобиографической книги “Я просто живу”. И наверное, потому, что его музыка, прежде всего, — отражение его жизни, познания себя и мира, к органу он обратился лишь в 1985 году, когда того потребовала логика познания, когда внутри него появилось нечто новое — неизвестное ощущение себя, мира, себя в мире, новый взгляд на него.

Микаэла Леоновича наполняет предчувствие мировых катаклизмов, грядущей трагедии, способной уничтожить мир. И как откровение — создается симфония “Чернобыль”.

В самом Чернобыле Микаэл Леонович с Верой Гориславовной оказались в сентябре 1986 года. В своих воспоминаниях он пишет: “Тогда разным творческим союзам предложили принять участие в концерте для тех, кто работал на станции, выступить перед ними”. Никто не хотел ехать. Согласие дали только три человека: Элина Быстрицкая, Николай Крючков и Микаэл Таривердиев.

Впечатление, которое вынес композитор из этой поездки, было оглушительным. Побывав там, он стал частью той Зоны. Как будто подвергся какому-то облучению: “Не тому, через которое прошли сотни тысяч людей, ежедневно ходивших на смены в Зоне, а какому-то еще”. В его жизни появилась новая точка отсчета.

Уникальность творческого наследия Микаэла Таривердиева, его особая популярность в России, а также оригинальность того, что он сделал для органа, стали поводом для создания конкурса имени Микаэла Леоновича. В сентябре 1999 года в Калининграде состоялся первый в России Международный конкурс органистов имени М. Л. Таривердиева. Уже на первый конкурс приехали музыканты из четырнадцати стран. Сегодня органный конкурс имени М. Л. Таривердиева стал одним из самых влиятельных музыкальных соревнований в Европе.

Нет ни одной области в музыке, в которой бы не творил Микаэл Таривердиев. Можно с полной уверенностью сказать, что все созданные М. Таривердиевым произведения не остались незамеченными и неуслышанными. Его музыка настолько проникновенна и трогательна, что не может оставить равнодушным никого, даже далекого от этой сферы человека.

Музыка М. Л. Таривердиева — это творчество ради диалога с людьми, ради преобразования человека, как и в религии — выстраивание мира в гармоническое состояние. Этому была посвящена вся жизнь музыканта. И, перефразируя арию графа Калиостро из одноименной оперы М. Таривердиева, мы говорим:

Все тише звучат инструменты оркестра, Все тише скрипит под ногами паркет. Продлите, продлите мгновенья, Маэстро, Вы были, Вы будете, Равных Вам нет…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top