От принудительного изъятия органов к вынужденной политической реформе


Несколько недель назад фракция, возглавляемая бывшим лидером коммунистической партии Китая (КПК) Цзян Цзэминем, казалось, брала верх в борьбе за власть. Эта фракция печально известна своей жестокостью, её члены активно участвовали в бойне на площади Тяньаньмэнь в 1989 году и начали преследование духовной практики Фалуньгун в 1999 году. Её прозвали «фракцией окровавленных рук».
Делегаты прибывают на открытие съезда коммунистической партии Китая, 8 ноября 2012 года. Фото: Mark Ralston/AFP/Getty ImagesДелегаты прибывают на открытие съезда коммунистической партии Китая, 8 ноября 2012 года. Фото: Mark Ralston/AFP/Getty Images

Воспользовавшись скандальной смертью сына Лин Цзихуа, фракция Цзяна помешала Ху Цзиньтао занять более значимую политическую позицию.

Им также удалось оставить Бо Силая делегатом Всекитайского собрания народных представителей, что дало ему иммунитет от уголовной ответственности вплоть до конца октября, несмотря на то, что Бо начали прижимать уже несколько месяцев назад.

Бо сдал его подчинённый, бывший начальник полиции и заместитель мэра Чунцина Ван Лицзюнь. Бо, продвигавший политическую кампанию в стиле Мао, досаждал руководству КПК в Пекине в течение нескольких лет. Но для фракции Цзяна он был лучшим преемником лидера страны из-за его активного участия в преследовании Фалуньгун.

Между тем, глава сил внутренней безопасности Чжоу Юнкан, который, как говорят, сговорился с Бо, чтобы свергнуть нового партийного руководителя Си Цзиньпина, сумел сохранить свою должность и оставался одним из девяти членов Постоянного комитета Политбюро — небольшой группы, которая управляла КПК, до своей отставки на нынешнем съезде. Чжоу является главным лицом во «фракции окровавленных рук», он непосредственно руководил преследованием последователей Фалуньгун.

Когда Китай и Япония спорили о принадлежности Сенкаку, фракция Цзяна воспользовалась случаем и организовала общенациональные антияпонские демонстрации, чтобы манипулировать общественным мнением. Среди лозунгов протеста звучали призывы к возрождению эпохи Мао и поддержке Бо. Демонстрации закончились насилием в некоторых городах, привели к международному кризису и внутреннему хаосу перед передачей власти.

Ва-банк Цзяна

Китайские наблюдатели не могут понять, почему фракция Цзяна создаёт кризисы и скандалы даже после согласия сотрудничать с Ху и Си в обмен на иммунитет Бо от уголовного преследования за совершённые им преступления.

Очевидно, члены «фракция окровавленных рук» знают, что они не смогут избежать уголовной ответственности, если потеряют силу. Эта группа совершила ужасающие преступления, а самое тяжкое из них — насильственное извлечение органов у живых последователей Фалуньгун ради получения прибыли.

В книге «Кровавый урожай», написанной бывшим Государственным секретарём Канады (Азиатско-Тихоокеанский регион) Давидом Килгуром и канадским адвокатом по правам человека Дэвидом Мэйтасом, говорится, что между 2000 и 2005 годами в Китае было сделано 41 500 пересадок органов, для которых наиболее вероятным источником были задержанные последователи Фалуньгун. Мэйтас подсчитал, что сейчас в Китае ежегодно проводится около 10 000 трансплантаций в год, и для 8000 из них органы, скорее всего, были взяты у последователей Фалуньгун.

В сущности, крестовый поход Цзяна против Фалуньгун был своего рода «культурной революцией». Он принял решение, основываясь исключительно на догматах ленинизма и маоизма. Использование насилия в отношении Фалуньгун абсолютно соответствует революционной теории Мао. К тому же, убивая тех, кого назвали политическими врагами, Цзян получал огромные выгоды.

Для того, чтобы оправдать преследование Фалуньгун и продолжать его, надо было поддерживать и продвигать революционную идеологию Мао.

Реформы Си

Что же делать Си Цзиньпину?

Он должен продолжать укреплять политическую систему, от которой он и его семья пострадали во время «культурной революции». Он должен отвечать за преступления против человечности, совершённые этой политической системой, в том числе за принудительное изъятие органов у последователей Фалуньгун. К тому же, он будет по-прежнему под прицелом печально известной своей жестокостью «фракции окровавленных рук». Эта группа планировала заменить его на Бо.

Си и его советники понимают, что его судьба, а также судьба Китая не должна быть предметом переговоров между Ху Цзиньтао и Цзянем. Они должны быть более активными в определении будущего Китая. Если Си не займёт твёрдую позицию, то в будущем может попасть под прицел.

Инсайдерская информация из Пекина показывает, что Си пытался уклониться от руководства из-за острой внутренней борьбы в партии, поставив под угрозу «стабильность» режима. После этого он таинственно исчез из поля зрения на две недели.

В течение этого времени он встречался с Ху Дэпином, сыном бывшего партийного руководителя Ху Яобана, который был разжалован Дэн Сяопином из-за продвижения политической реформы.

Си сказал Ху Цзиньтао, что хочет больше политических реформ в Китае и что он против политики Бо по возвращению времён Мао. Потом ветераны партии всё-таки уговорили его остаться, обещав ему поддержку в будущем.

Си вернулся с новыми силами. Было заявлено, что Бо будет исключён из партии и ему будут предъявлены уголовные обвинения. Была проведена встреча делегатов Народного конгресса специально для исключения Бо из его состава. Бо было официально предъявлено обвинение и его посадили в тюрьму. Теперь все ждут открытого суда над ним.

Кроме того, высшим офицерам, которые сочувствовали Бо, было отказано в продвижении по службе.

Следует отметить, что в официальных документах съезда в руководящие принципы компартии не были включены марксистские, ленинские и маоистские идеи. В последние две недели авторы нескольких статей и обзоров в партийных СМИ высказались в поддержку политической реформы и предупредили, что если Китай не проведёт реформу, партия скоро потеряет контроль над страной.

Никто не знает, как далеко Си может зайти со своим вариантом реформ и сколько времени оставил китайский народ компартии в целом. Можно сказать, что эти реформы тоже вынужденные.

Будут ли реформы предусматривать отказ от коммунизма, ещё предстоит узнать. Ключевым тестом по определению решительности Си в продвижении реформ будет вопрос прекращения преследования Фалуньгун и насильственного изъятия органов у живых людей.

Майкл Юн — китайско-американский писатель, проживающий сейчас в Вашингтоне, округ Колумбия. Он пишет о Китае и китайско-американских отношениях.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • День одиноких людей в Китае отметили 180 миллионов человек
  • Аналитик предсказывает падение китайской компартии
  • Попытка Госсовета КНР стать «ближе к народу» оказалась неудачной
  • Ли Кэцян – главный претендент на пост премьер-министра Китая
  • Цинь Шубао — храбрый и непреклонный воин династии Тан


  • Top