Пекин использовал New York Times


Опубликованная недавно статья в New York Times на китайском и английском языках стала бомбой, взорвавшей одну из самых чувствительных тем для коммунистической партии Китая (КПК). До конца не ясно, понимает ли New York Times её значение. Также неизвестно, добровольно или неумышленно газета была использована теми, кому эта статья принесла выгоду.
Китайский премьер-министр Вэнь Цзябао принимает участие в пресс-конференции 14 марта 2012 г. в Пекине. За последние несколько лет Вэнь Цзябао был единственным китайским лидером, который сделал публичные заявления о важности политических реформ. Фото: Lintao Zhang/Getty ImagesКитайский премьер-министр Вэнь Цзябао принимает участие в пресс-конференции 14 марта 2012 г. в Пекине. За последние несколько лет Вэнь Цзябао был единственным китайским лидером, который сделал публичные заявления о важности политических реформ. Фото: Lintao Zhang/Getty Images

Репортёр New York Times заявил о своей непредвзятости. По его словам, он самостоятельно написал эту статью, отметив, что он не является экспертом в области политики Китая. Он также сказал, что обнаружил факты в ходе самостоятельного расследования и не получал никакой информации из посторонних источников.

В статье говорилось о предполагаемом богатстве семьи китайского премьер-министра Вэнь Цзябао, которое оценивалось в 2,7 миллиарда долларов. Вскоре после публикации премьер-министр заявил, что статья является недостоверной и нанял адвокатов.

В западной стране подобное событие может создать проблемы политику лишь на несколько дней, но не будет иметь реального политического влияния. В Китае всё совсем иначе.

Богатство лидеров КПК — очень чувствительная тема. Большинство этих чиновников за последние несколько десятилетий сказочно обогатились. Все они понимают, что китайский народ, который имеет низкий уровень жизни ввиду ориентированной на экспорт экономики, будет ненавидеть их за это.

Публикация статьи о предполагаемом состоянии Вэнь Цзябао ослабит его политическую позицию в преддверии XVIII съезда Всекитайского собрания народных представителей, который начался 8 ноября. В ходе съезда должны быть объявлены новые руководители.

На протяжении последних нескольких лет Вэнь Цзябао был единственным китайским политиком, который делал заявления о необходимости политических реформ. В свою очередь, фракция Цзян Цзэминя, включая Чжоу Юнкана и Бо Силая, ответственна за преследование Фалуньгун и многие другие нарушения прав человека.

Вынудив китайского премьер-министра бросить все усилия на восстановление своего имени, фракция Цзяна надеется вернуть своё влияние, утраченное из-за скандала с Ван Лицзюнем и Бо Силаем.

После того, как выяснилось, что Ван Лицзюнь, Бо Силай и ряд других чиновников планировали переворот, глава КПК Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао ослабили власть фракции Цзяна. Но теперь эта фракция благодаря New York Times попыталась нанести ответный удар. Помощь извне

На Западе, если репортёр хочет провести расследование о чиновнике, он просто выбирает наиболее подходящего кандидата и берётся за работу. В Китае всё намного сложнее.

Там очень большое количество коррумпированных чиновников, некоторые из них занимают высокие посты. Как выбрать подходящего кандидата? Некоторые китайцы могут сделать намёки, не выдавая детальную информацию репортёру. Другие могут дать зацепку для начала расследования; некоторые помогут организовать разговор с нужными лицами; третьи окажут помощь касательно того, как избежать проблем с властями.

После того, как журналист выбрал мишень, провести расследование не так легко. В Китае грань между публичной информацией и государственной тайной очень размыта. Во многих случаях за публикацию общественной информации может последовать наказание как за разглашение государственной тайны.

Например, после того как глава полиции Чунцина Ван Лицзюнь попытался искать убежища в американском посольстве в Ченду в феврале, его перевезли в Пекин. Электронные сертификаты билетов Ван Лицзюна и нескольких агентов государственной безопасности были опубликованы в Интернете, и некоторые международные СМИ использовали эту информацию, чтобы подтвердить, что Ван был перевезён в Пекин.

Человек, который опубликовал эту информацию в Интернете, недавно был задержан на семь дней за «разглашение государственной информации». Однако любой может проверить подлинность электронного сертификата на сайте China TravelSky Holding Company.

Проводить расследование об одном из самых могущественных людей Китая в течение почти целого года без того, чтобы это не обнаружили власти — такое может быть возможным только в результате чуда, либо при поддержке высокопоставленных агентов общественной безопасности.

Почему именно Вэнь Цзябао и Си Цзиньпин?

В постоянном комитете политбюро, органе, возглавляющем КПК, было лишь двое, которые открыто подвергли критике смещённого члена политбюро Бо Силая, опору фракции бывшего лидера КПК Цзян Цзэминя. Это Вэнь Цзябао и кандидат в лидеры КПК Си Цзиньпин. По странному совпадению они являются единственными китайскими политиками, чьё личное состояние стало предметом обсуждений в западной прессе.

Вэнь Цзябао раскритиковал Бо Силая на пресс-конференции после закрытия Всекитайского собрания народных представителей, заявив, что без политических реформ в Китае снова может произойти «культурная революция». Большинство жителей Китая полагают, что политика Бо Силая в Чунцине походила на имитацию «культурной революции».

Статья о богатстве Си Цзиньпина была опубликована 29 июня в газете Bloomberg. О его оппозиции в отношении Бо Силая в сентябре написал «Рейтерс», приведя его цитату и заявив, что он не является сторонником Бо. «Бо должен понести наказание в соответствии с партийной дисциплиной и согласно китайским законам», — заявил Си Цзиньпин. Это не случайно, ведь Бо Силай представлял самую большую угрозу именно для Си Цзиньпина, а для не сегодняшних лидеров.

Личное состояние Вэнь Цзябао и Си Цзиньпина было изучено, однако никто не проводил расследование о богатстве отдельных чиновников с гораздо худшей репутацией, но которые богаче, чем Вэнь Цзябао или Си Цзиньпин.

Так, например, личное состояние могущественного главы Министерства общественной безопасности Чжоу Юнкана никогда не становилось предметом обсуждений. Он практически неприкасаем, потому что агенты общественной безопасности просто не допустят подобного расследования. Точно также никто не знает размеры богатства Бо Силая. Это, вероятно, связано с тем, что секретная полиция не станет сотрудничать с журналистами. Использование международных СМИ

Лидеры компартии часто использовали иностранных журналистов для того, чтобы помочь партии либо ради личной выгоды. Когда китайская красная армия жила в пещерах северного Китая во время войны с Японией, Эдгар Сноу написал биографию Мао Дзэдуна «Красная звезда над Китаем», а Агнес Смедли написала биографию командира армии «Великая дорога: жизнь и эпоха Чжу Дэ». Эти книги стали эффективными инструментами пиара для КПК.

Во время скандала с Ван Лицзюнем и Бо Силаем в этом году и даже ещё до этого между фракцией Цзян Цзэминя и политиками, преданными Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао началась информационная война.

Обе стороны использовали международные СМИ как на китайском, так и на английском языках для того, чтобы «вытащить скелеты из шкафов» своих оппонентов, прощупать почву, оценить общественное мнение, а также для того, чтобы ввести в заблуждение читателей. Часть информации оказалась правдивой и впоследствии была подтверждена в официальных отчётах. Некоторая информация была полностью сфабрикована.

Практически вся информация была умышленно передана журналистам, и лишь очень небольшое количество фактов было получено в результате расследования. Однако отдельные сообщения способны изменить ход борьбы за власть.

Коррупция в качестве оружия

В настоящее время обвинения в коррупции используются в качестве политического оружия. Но так было не всегда.

В эпоху Мао не существовало необходимости в поиске предлогов для уничтожения «врагов». Обвинение в контрреволюционных взглядах было универсальным средством. Что касается Дэн Сяопина, несмотря на то, что он не обладал могуществом Мао, ему также были не нужны предлоги для того, чтобы свергнуть Ху Яобана и Чжао Цзыяна, «правую и левую руки» его реформ.

Однако, когда Цзян Цзэминь пришёл к власти, никто не слушал его. Ему было необходимо создать новую систему и приобрести личный авторитет. Для этого он начал поощрять коррупцию среди чиновников, одновременно выборочно обвиняя в коррупции отдельных политиков, которые являлись его оппонентами.

Впервые он применил эту тактику, когда отправил в тюрьму Чень Ситуна, в то время секретаря Пекинского комитета КПК. Ху Цзиньтао использовал тот же метод, посадив в тюрьму Чень Лянъю, секретаря шанхайского комитета КПК. Чень Ситун и Чень Лянъю был членами политбюро, и оба являлись препятствиями для продвижения Ху в лидеры.

Если бы это произошло во времена Мао Цзэдуна или Дэн Сяопина, оба эти случая были охарактеризованы как борьба за власть или идеологические разногласия. Современный инцидент с Бо Силаем по своей сути очень похож. Хотя реальная причина обвинений в преступлениях по отношению к Бо — это его идеология и действия в духе эпохи Мао, скорее всего, он будет обвинен в коррупции.

Вне зависимости от того, кто стоял за публикацией статей в New York Times и Bloomberg, они будут использованы как оружие против политиков, борющихся с Бо Силаем и фракцией Цзяна. Во время борьбы за власть в верхушке партии любой шаг, созданный независимой стороной, имеет серьёзное влияние и вызовет ответную реакцию.

Замедленная реакция, либо её отсутствие, будет расценено противником как слабость. Когда Бо Силай сделал заявление о Ху Цзиньтао в день прессы в Чунцине, он сделал свой шаг. Реакция последовала семь дней спустя: было издано сообщение о том, что Бо Силай больше не является партийным секретарем Чунцина.

Большинство граждан Китая не имеют доступа к Bloomberg или The New York Times, а читатели этих двух газет не имеют влияния на китайскую политику. Но обе фракции, ведущие борьбу за власть в Китае, будут пристально наблюдать за резонансом, который вызвала эта статья.

Чжоу Юнкан, который отстаивает интересы Бо Силая и фракции Цзян Цзэминя, не хочет, чтобы люди думали, что он полностью утратил власть. А Ху Цзиньтао, Вэнь Цзябао и Си Цзиньпинь не хотят, чтобы кто-то считал, что у них нет полного контроля над ситуацией.

Примечание редакции: Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь, опасаясь за свою жизнь, сбежал в американское консульство в Чэнду 6 февраля, он привёл в движение внутрипартийную борьбу, которая не прекращается до сих пор. Закулисные сражения вызваны разным отношением чиновников к преследованию Фалуньгун.

«Фракция окровавленных рук», которую создал и поддерживал бывший глава КПК Цзян Цзэминь, делает всё, чтобы продолжать репрессии, стремясь таким образом избежать ответственности за свои преступления. В то же время многие чиновники не хотят больше принимать участие в преследовании. Происходящие события ставят чиновников и народ Китая, а также и людей во всём мире перед выбором: поддержать или выступить против преследования Фалуньгун. История запомнит выбор каждого человека.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Тысячи тибетцев протестуют против властей Китая
  • Перед XVIII съездом партии усилилось преследование последователей Фалуньгун
  • Китайцы высмеивают своё телевидение за неудачную попытку антиамериканской пропаганды
  • Вэй Чжэн — беспристрастный и прямолинейный советник императора Тайцзуна
  • Извинения китайского чиновника перед последователями Фалуньгун ставят компартию в тупик


  • Top