Владислав Иноземцев: Власть и оппозиция – есть ли выход из клинча?


Владислав Иноземцев, председатель Высшего совета партии «Гражданская сила». Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Владислав Иноземцев, председатель Высшего совета партии «Гражданская сила». Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Последние события уходящего года научили многих тому, что усиление враждебной риторики как со стороны партии власти по отношению к оппозиции, так и со стороны оппозиции по отношению к партии власти вряд ли может вылиться во что-то позитивное.

В разговоре с Владиславом Иноземцевым, председателем Высшего совета партии «Гражданская сила», мы старались понять, какую новую позитивную программу развития страны может представить обновлённая оппозиционная партия.

– Владислав Леонидович, какая самая большая ошибка, которую делает оппозиция и которую Вы постараетесь избежать?

В.И.: Как руководитель Высшего совета «Гражданской силы» я предлагаю вести диалог с различными политическими силами, между экспертами, видящими проблемы страны, обществом, различающим их, скорее, интуитивно, и властью. Если говорить о разработке позитивной программы, я бы обозначил пять основных направлений, которые могут резонировать сегодня в общественном сознании.

Во-первых, существуют большие проблемы с нашим законодательством, и в первую очередь – с основным законом, с Конституцией. Расплывчатость её формулировок, отсутствие реальных сдержек исполнительной власти позволило Путину сохранить власть на протяжении вот уже 13 лет и надеяться остаться у власти до 2024 года вместо положенных двух сроков по 4 года каждый. Это же позволило отменить выборы губернаторов в 2004 году, хотя в Конституции было написано, что они избираются народом. Можно привести ещё много других примеров, которые показывают, что Конституция 1993 года допускает массу различных толкований, но, самое главное, она не даёт обществу защиты от произвола властей, не обеспечивает контроль над ними, и отягощена многими другими недостатками.

Мы прекрасно понимаем, что она была принята в спешке, в условиях революционной ситуации в конце 1993 года. Теперь настало время призвать к пересмотру Конституции и приступить к практической работе по подготовке нового конституционного проекта.

Я не утверждаю, что результаты этой деятельности будут востребованы немедленно. На мой взгляд, переходный период в жизни российского общества завершается, общество стало более зрелым, более развитым, и поэтому, если и не сегодня, то в ближайшие годы новые конституционные нормы наверняка будут востребованы.

Второй вопрос, к которому мы хотим привлечь внимание избирателей, это федеративное устройство нашей страны, которое во многом попрано нынешними властями.

– Вы имеете в виду проблему распределения компетенции между федеральной властью и субъектами федерации?

В.И.: Не только это, здесь я вижу три момента. Первое: полностью уничтоженный за последние 10 лет бюджетный федерализм. Мы знаем, какие доходы, так или иначе связанные с экспортом сырья, получает федеральный бюджет, и видим, сколько доходов потом возвращается в Сибирь и на Дальний Восток. На наших глазах происходит перераспределение колоссального богатства в пользу центральных регионов. На мой взгляд, это абсолютно неприемлемая ситуация, когда, по сути, один или два города в России становятся местом сосредоточения финансовой элиты, а вся страна превращается в экономическую пустыню. Необходимо исправить эту ситуацию и дать больше бюджетных полномочий региональным властям и муниципальным образованиям.

Второй момент связан с таким же перекосом, но в обратную сторону. Возьмём, к примеру, ситуацию в некоторых республиках Северного Кавказа, которые имеют бюджетную дотацию в размере 60-90% всех доходов бюджета этих республик и фактически неограниченную возможность местных руководителей управлять своими территориями. Оказывать помощь правильно, но её было бы разумно обусловить определённым ограничением самостоятельности в приемлемой форме, вроде президентского правления. Тогда можно говорить о разных уровнях полномочий различных субъектов федерации в зависимости от их экономического состояния. Кто сколько работает, сколько производит, тот и должен иметь соответствующую степень влияния на дела страны.

Относительно успешных территорий, я уверен – надо задуматься о гораздо большей независимости местных руководителей от центральных политических структур. Например, совершенно очевидна необходимость для губернаторов на время исполнения обязанностей выходить из партий, в которых они находились, потому что возникает ситуация, когда правящая партия фактически неконституционными методами оказывает очень серьёзное влияние на губернаторов.

Власти регионов должны быть более самостоятельны – и это не сепаратизм, это простое требование времени, потому что такая огромная страна, как Россия, не может управляться таким же образом, как небольшое унитарное государство, например, Дания.

Третий, не менее важный момент, связан с национальным вопросом, который нераздельно соединён с идеологией и религией. На мой взгляд, эти темы сейчас крайне взрывоопасны. Конечно, оглядываясь назад, на советское прошлое, можно говорить о больших перегибах в религиозной политике того времени, когда насаждался атеизм, но и теперь, когда мы начинаем подчёркивать религиозные отличия, мы получаем базу для большого количества противоречий. Здесь я не говорю о каких-то конкретных вопросах сращивания религии и государства. Просто хочу подчеркнуть, что на любые проявления религиозной свободы одной конфессии другие начинают также требовать повышения для себя религиозных свобод, акций и движений. А это крайне опасная тенденция, на которую нельзя закрывать глаза, нужно находить варианты ответов.

– Есть ли у Вас программа по выводу страны из экономического кризиса?

В.И.: Естественно, экономическая программа тоже будет в поле нашего внимания. Ничего нового или оригинального не скажу, но мы будем обосновывать концепцию ухода России от сырьевой зависимости. Хотя об этом говорят многие наши руководители, но пока это остаётся только разговором.

Идеология «прорыва» в сторону сектора высоких технологий, которую предлагал Дмитрий Медведев под лейблом модернизации, на мой взгляд, слабо проработана с научной точки зрения. Надо понимать, что до тех пор, пока у нас не будет конкурентной индустриальной базы, осуществление этого варианта будет невозможным. Это абсолютная «маниловщина» – планировать в условиях отсутствия серьёзной промышленности создание высокотехнологичных производств, программного обеспечения, фармацевтики, Сколково и др.

Гораздо правильнее было бы идти от сырьевой экономики, которую мы имеем, к более развитой индустриальной экономике, на основе взаимодействия с теми государствами, которые уже имеют опыт активного перенесения своих индустриальных производств за пределы своей страны. В первую очередь – с Японией, Европейским союзом и США. Нужно учиться их опыту, как они переросли в индустриальное общество, и внедрять их технологии и их производство.

– Повлияет ли это на пересмотр приоритетов во внешней политике?

В.И.: Конечно, мы часто слышим от руководства, что Россия встала с колен. Это утверждение, на мой взгляд, не подтверждается тем влиянием, которое мы имеем сегодня в мире, потому что интерес к российской внешней политике и российским внешнеполитическим действиям реально снижается. В значительной мере это происходит потому, что у нас, в отличие от большинства других стран, нет чёткой внешнеполитической ориентации. Мы не понимаем до конца, с кем мы. Невозможно дружить со всеми, нужно понимать, что в этом сложном мире есть приоритетные союзники, есть страны, с которыми, безусловно, мы войдём в определённые противоречия. Поэтому, на мой взгляд, нужна гораздо более чёткая и сфокусированная доктрина внешней политики и понимания того, кто является нашими союзниками.

– Кого Вы видите союзниками России?

В.И.: Нашими союзниками должны быть те страны, сотрудничество с которыми может дать наиболее серьёзный экономический эффект. Все последние внешнеполитические действия России её элита не смогла превратить в серьезные инициативы, развить до уровня внешнеполитических концепций. Посмотрите, например, на войну в Южной Осетии. Российские войска вошли туда фактически под теми же гуманитарными лозунгами, как американцы в Косово. Но мы не попытались потом наладить диалога о принципах гуманитарного вмешательства, не предложили Западу никакой ясной повестки переговоров о судьбах всех «непризнанных» территорий, об общих основах гуманитарных интервенций… Из этого можно было сделать серьёзную инициативу, самую серьёзную за постсоветский период. Но мы предпочли заплатить деньги каким-то мелким островным государствам в Тихом океане за признание этих «новообразованных» республик и заняться другими темами.

Россия не выдвигает никаких инициатив, на которые можно было бы реагировать. Для такой страны – это абсолютно недопустимо. Я как член президиума Российского совета по международным делам хорошо вижу на многих встречах, с каким пренебрежением и западные партнёры, и уже и восточные относятся к внешней политике России.

Мы хотим разработать систему предложений, которая могла бы быть взята в качестве основы для политических и политологических прорывов. Мы прекрасно понимаем, что, продвигаясь вперед, каждый конкретный момент должны согласовывать и с интересами народа, и гражданского общества, и бизнеса.

В этом отношении, я думаю, в первую очередь сосредоточимся на провозглашении и реализации точечных, частных мер, которые могли бы привести к успехам, к серьёзному прорыву в наиболее тяжёлых, наиболее критичных отраслях в России.

– С какой отрасли нужно начинать реформирование системы?

В.И.: У нас существует несколько конкретных ведомств, которые радикальным образом серьёзнейше препятствуют модернизации. Одним из первых я назвал бы Росстандарт. Фактически мы имеем стандарты 1970-х годов и огромную систему противодействия импорту передового оборудования, закупаемого нашими предпринимателями.

В нынешней ситуации нужен год (!), чтобы сертифицировать по всем правилам любое ввозимое производственное оборудование. Созрела острая необходимость отказа от дополнительных сертификаций любого оборудования, производимого в Японии, в странах Евросоюза, США. Это обеспечит гораздо более быстрое обновление основных фондов, существенно сократит издержки наших предпринимателей и, опять-таки, подорвёт определённые бюрократические структуры.

– Если подходить по таким критериям, можно назвать ещё десятки других отраслей?

В.И.: Мы и будем их называть, мы готовы ставить вопросы перед парламентскими комиссиями и партиями в Госдуме, через советы непарламентских партий и т.д. Будем вносить конкретные предложения, каждое из которых может дать народному хозяйству эффект в миллиарды долларов и при этом обеспечить определённое повышение благосостояния граждан и улучшение качества их жизни.

Должен сказать, что всё это, безусловно, будет давать определённые доходы и выгоды некоторым бизнес-группам. Подчеркиваю, не олигархам, а именно отдельным отраслям российского бизнеса. Если бизнес поймёт это и увидит в нас серьёзную силу, которая может вести такого рода политический лоббизм, он будет нас поддерживать. Я категорически против того, чтобы опираться на финансы из какого-то одного источника, потому что это делает любую политическую силу просто марионеткой в руках очередного олигарха или руководителя элитной группы.

– Будете ли Вы участвовать в выборах?

В.И.: Я специально не стал сейчас говорить о выборах, потому что они достаточно далеко. К тому же, зрелость любой демократической силы заключается в способности создавать серьёзные коалиции и блоки с другими демократами. Мы не будем повторять прежних ошибок и допускать новых в отношениях с нашими партнёрами по демократическим блокам.

– А как вы относитесь к уже сложившейся уличной оппозиции?

В.И.: Хотя мы во многом не согласны с уличной оппозицией относительно их методов, но мотивы, которыми она руководствуется, не направлены на подрыв безопасности страны и нанесение ей ущерба. Мы расходимся в тактике, но схожи в стремлении к переменам и в понимании необходимости смены нынешней правящей элиты.

К моменту приближения следующих выборов, мы, безусловно, будем искать пути сотрудничества с другими демократическими силами – и я уверен, у нас не будет фундаментальных противоречий при решении тактических вопросов.

– Кого Вы видите своим оппонентом?

В.И.: Наш основной оппонент, с которым мы будем очень принципиально выяснять отношения, это «Единая Россия». Мы прекрасно понимаем, что фронтальная атака на нашу власть сейчас невозможна и потому хотим действовать исключительно демократическим, парламентским, электоральным путём. В наши задачи входит предлагать те методы, которые, безусловно, будут позитивны и для экономики, и для общественной жизни, и на что власть готова будет пойти.

В данном случае я позволю себе напомнить понравившийся мне принцип Жана Моннэ, основателя Европейского Союза, который гласит, что маленькие шаги приносят большие результаты. Впереди у нас пять лет напряжённой работы – до выборов в Госдуму, шесть лет – до выборов президента, поэтому, я думаю, мы должны идти именно небольшими шагами, но показывать нашим потенциальным избирателям, что мы в своих действиях добиваемся реальных результатов.

– Кого Вы пригласите в Высшей совет партии? Сколько человек поддерживают Вас?

В.И.: В Высшем совете мы хотим видеть людей, которые имеют серьёзное влияние на элиту общества и которые действуют не в жанрах популярных личностей: писателей, художников, артистов. Это будут люди, близкие к миру редакторов ведущих изданий, эксперты в области экономики, политологи, некоторые бизнесмены.

В ближайшие два месяца мы сосредоточимся на общении с представителями элиты. Не скрою, что я уже разговаривал со многими из них, и реакции были не вполне однозначные. Однако уже немало людей высказалось за поддержку нашей программы, что в значительной мере обусловило моё согласие возглавить Высший совет. К началу будущего года, я думаю, Высший совет будет полностью сформирован. Параллельно с этим я собираюсь посетить, по возможности, больше регионов, посмотреть на региональные отделения партии, которые сейчас существуют, понять, где и как их надо развивать. Будем работать с теми городами, где мы не представлены, говорить с яркими, позиционно настроенными людьми, заявившими о себе в этих регионах.

– Большое спасибо, надеюсь продолжить наш разговор. Ещё осталось немало вопросов, которые хотелось бы Вам задать.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Что лучше подарить к Новому году партнёрам по бизнесу
  • У Курильских островов произошло сильное землетрясение
  • Каток в парке имени Горького – самый крупный в Европе
  • Бывшему замглавы Минрегиона Роману Панову предъявили обвинение в мошенничестве при строительстве объектов саммита
  • Руководителя Даниловского района столицы обвиняют в получении взятки


  • Top