В главной репрессивной структуре Китая произошли изменения


Охранник в центре заключения №1 в Пекине. Бюджет сил внутренней безопасности составляет, по крайней мере, $ 110 млрд, это больше, чем затраты на армию. Фото: Ed Jones/AFP/Getty ImagesОхранник в центре заключения №1 в Пекине. Бюджет сил внутренней безопасности составляет, по крайней мере, $ 110 млрд, это больше, чем затраты на армию. Фото: Ed Jones/AFP/Getty ImagesПосле недавно завершившегося XVIII съезда партии в Китае прошли важные изменения: глава службы безопасности Китая теперь уже не входит в Постоянный комитет Политбюро, высший орган компартии, состоящий из семи человек. Но он вошёл в Политбюро ЦК КПК, состоящее из 25 членов и имеющее чуть меньшие полномочия.

В течение почти 10 лет Политико-юридическая комиссия, курирующая практически все аспекты правоохранительной деятельности, была, по существу, личной вотчиной партийных функционеров, лояльных к бывшему главе режима Цзян Цзэминю. С 2002 года ведомством руководил Ло Гань, доверенное лицо Цзяна, а с 2007 года — Чжоу Юнкан, мрачный помощник Цзяна, с глубокими связями в нефтяной промышленности.

Новый руководитель ведомства и бывший министр общественной безопасности Мэн Цзяньчжу вошёл в новый состав Политбюро.

Вопрос, кто контролирует Политико-юридическую комиссию, является крайне важным для КПК. Партия тратит на внутреннюю безопасность $ 110 млрд, это больше, чем на национальную оборону. В ведении Комиссии находится массивный аппарат принуждения: суды, трудовые лагеря, тюрьмы, центры задержания, центры «промывания мозгов», прокуратура, полиция, тайная полиция, а также 1,5 млн сотрудников Народной вооружённой полиции.

Тот, кто контролирует силы безопасности, может играть решающую роль во внутренней политике, а также увеличивать армию сотрудников, которые извлекают выгоду из огромных выделяемых средств. Чэнь Гуанчэн, слепой активист, который бежал из-под домашнего ареста в начале этого года, сообщил о том, какие большие суммы получали люди, которые следили за ним. Многие из них были связаны с местными чиновниками.

Борьба за власть

То, что Политико-юридическая комиссия теперь будет управляться Политбюро, является результатом политической борьбы между недавним председателем КНР Ху Цзиньтао и фракцией бывшего лидера КПК Цзян Цзэминя. Цзян так долго контролировал ведомство, что, по мнению аналитиков, оно стало «чёрным ящиком» в политике Китая.

Цзяну «ручные» силы безопасности были необходимы для преследования Фалуньгун, которое он развязал в 1999 году. Эта беспрецедентная кампания гонений требовала массивных, постоянных вложений из государственной казны, которые многие считали ненужными и расточительными. Огромные средства были потрачены на кампанию преследования, в том числе на строительство и расширение трудовых лагерей, центров по «промыванию мозгов», развитие систем наблюдения и массовую мобилизацию сил безопасности всей страны на выполнение указаний режима.

Когда Ху Цзиньтао пришёл к власти в 2002 году, Цзян добавил в Постоянный комитет два места, введя в него Ло Ганя и Ли Чанчуня, руководителя Комиссии и министра пропаганды соответственно. Он хотел быть уверенным, что кампания гонений не будет прекращена. Ло Ганя потом сменил Чжоу Юнкан. Но события этого года не позволили Чжоу самому назначить своего преемника.

«Бо Силай был их кандидатом на пост главы Комиссии, — сказал в интервью по телефону Ся Иян, старший руководитель отдела по исследованию и политике Китая в Human Rights Law Foundation, вашингтонской некоммерческой организации. — После того, как Бо Силай попал в опалу, не нашлось никого во фракции Цзяна, кто мог бы войти в Постоянный комитет и заменить Чжоу Юнкана».

Планы Цзяна, Чжоу и Бо нарушил скандал, разразившийся в начале февраля этого года, когда Ван Лицзюнь, главный заместитель Бо, попросил убежища в консульстве США в городе Чэнду.

Раньше мы наблюдали то, что аналитики называли «два центра» в системе власти китайского режима. Чжоу Юнкан, управляя Политико-юридической комиссией, был вне досягаемости недавнего лидера Ху Цзиньтао. Теперь значительную часть полномочий комиссии разделили между собой члены Постоянного комитета.

Это означает, что Комиссия уже не является игрушкой в руках Цзян Цзэминя, но находится под контролем партии, и теперь «двух центров» власти внутри партии больше не существует.

«Речь идёт о консолидации однопартийной системы, чтобы можно было использовать Комиссию для более эффективного угнетения народа и не тратить силы на внутрипартийную борьбу», — сказал Чжун Вэйгуан, эксперт по тоталитарным системам из Германии.

«Но мы должны чётко понимать: не будет никаких изменений в том, как они будут использовать Комиссию для преследования китайского народа», — добавил он.

Военная зона

Роль Политико-юридической комиссии в осуществлении контроля над обществом не сильно изменится, несмотря на снижение её статуса, считает Ся.

«Проблема в том, что «поддержание стабильности» является политикой партии. Только так они могут сохранить свою власть», — сказал он. Термин «поддержание стабильности» обозначает различные методы принуждения для подавления инакомыслия, начиная от интернет-цензуры и заканчивая лишением свободы и пытками.

«Это военная зона. Это борьба. КПК борется против всего народа. Существует слишком много вопросов, которые они не могут решать в обычном порядке, как другие страны, — считает Ся. — Другие страны могут управлять социальными проблемами, но в Китае нет никакого управления. Они должны использовать силу для подавления протестов».

Система «поддержания стабильности» была создана для преследования последователей Фалуньгун. Методы, опробованные в гонениях на Фалуньгун, были затем использованы для подавления широких слоёв населения, согласно докладу Ся, который он представил в Европейский парламент в 2011 году.

Но, учитывая, что сложная система насилия за последние 13 лет сильно разрослась благодаря экономическому развитию Китая, несбалансированный экономический рост привёл к тому, что для решения растущих проблем найти средства будет уже невозможно, утверждает Ся: «Им нужно найти что-то, чтобы заменить нынешнюю систему. Если они больше не хотят её использовать, то это означает, что всё общество придётся менять. Это, по сути, будет политическая реформа. Они не воспользовались этим путём, поэтому они должны использовать существующую систему».

Вторжение Политико-юридической комиссии в повседневную жизнь китайских граждан было особенно заметно в период XVIII съезда партии, который завершился на позапрошлой неделе в Пекине. Запуск воздушных змеев и голубей в небе был запрещён, кухонные ножи были убраны с прилавков, тысячи диссидентов были задержаны или изгнаны из Пекина, в Интернете были введены жёсткие ограничения, а в такси были зафиксированы стёкла, чтобы нельзя было выбросить политические листовки.

«На этот раз, во время XVIII съезда партии, было задействовано около 1,4 миллиона сотрудников службы безопасности, — сказал Ся. — Как вы думаете, для чего это нужно? Это может означать, что они считают весь народ своим врагом».

Примечание редакции: Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь, опасаясь за свою жизнь, сбежал в американское консульство в Чэнду 6 февраля, он привёл в движение внутрипартийную борьбу, которая не прекращается до сих пор. Закулисные сражения вызваны разным отношением чиновников к преследованию Фалуньгун.

«Фракция окровавленных рук», которую создал и поддерживал бывший глава КПК Цзян Цзэминь, делает всё, чтобы продолжать репрессии, стремясь таким образом избежать ответственности за свои преступления. В то же время многие чиновники не хотят больше принимать участие в преследовании. Происходящие события ставят чиновников и народ Китая, а также и людей во всём мире перед выбором: поддержать или выступить против преследования Фалуньгун. История запомнит выбор каждого человека.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае ДТП привело к массовым протестам против властей
  • В Китае тела пятерых детей найдены в мусорном баке
  • Дочь Си Цзиньпина учится в США под псевдонимом и находится под круглосуточной охраной
  • Пользователь Интернета исчез после того, как пошутил по поводу XVIII съезда компартии
  • Смысл жизни, в чём он? Часть 10


  • Top