Новое правительство Китая не настроено на проведение реформ в стране


Приведение к присяге нового руководства коммунистической партии Китая (КПК), в том числе назначение пяти новых членов Постоянного комитета Политбюро, некоторые из которых являются сторонниками бывшего жёсткого лидера партии, разрушило надежды на реформы в стране, как считают многие аналитики политической системы Китая.
Си Цзиньпин (справа) и Ли Кэцян (слева) в Большом народном зале, 29 сентября 2012 года, Пекин. Фото: Feng Li/Getty ImagesСи Цзиньпин (справа) и Ли Кэцян (слева) в Большом народном зале, 29 сентября 2012 года, Пекин. Фото: Feng Li/Getty Images

Аналитики отмечают, что многие партийные кадры, настроенные на реформы, не получили посты, в то время как ключевые должности заняли консерваторы. Таким образом, они опасаются, что новые лидеры, Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян, не смогут сделать решительные шаги, чтобы протолкнуть реформы. Наблюдатели считают, что любые попытки провести реформы, даже если они и существуют, скорее всего, натолкнутся на помехи от остальных членов Постоянного комитета из-за их корыстных интересов.

Предшественник Си, Ху Цзиньтао, мало что сделал из-за «уважения» к Цзян Цзэминю, бывшему правителю режима и лидеру мощной фракции. Цзян смог активно повлиять на состав нового Постоянного комитета, выбранного на недавнем съезде.

По словам Чэнь Покуна, американского политического обозревателя, выбор членов Постоянного комитета является полностью недемократическим. Они часто назначаются бывшим руководителем партии или в результате тайных договорённостей. Поэтому Китаю очень трудно реформировать свою политическую систему.

Перспектива того, что не будет никакой реформы, беспокоит интеллигенцию, учитывая важные неотложные проблемы.

Насколько всё серьёзно?

Реформы, которые необходимы для поддержания разумного уровня роста китайской экономики, неизбежно затрагивают политически чувствительные темы.

Кеннет Либерталь из Института Брукингса называет некоторые из этих вопросов «чрезвычайно важными и неотложными». «Проблемы так очевидны, что если они не проведут реформы, то уже всем интересно, что же они будут делать», — сказал Либерталь на недавнем мероприятии в Вашингтоне.

Либерталь назвал три основных направления политической реформы. Во-первых, это ликвидация прописки или системы бытовой регистрации. «Это самый большой источник имущественного неравенства в Китае. Как вы перейдёте к сбережениям и расходам, если вы поддерживаете систему, которая не даёт 300 миллионам человек заработать серьёзные деньги, приобретая собственность в городах, и реализовать свои права? Они должны в корне ликвидировать эту систему», — сказал он.

Второе направление — это изменение политики «одного ребёнка», необходимо разрешить иметь хотя бы два ребёнка в семье. Нынешняя система является «катастрофической» для демографии. «Если они не могут сделать это сейчас, то уже возникает сомнение в их способности мыслить политически разумно», — сказал Либерталь .

Последнее изменение заключается в создании нормативно-правовой базы, чтобы неправительственные организации могли свободно действовать. Это будет иметь решающее значение для улучшения состояния окружающей среды, в чём Китай отчаянно нуждается. Либерталь сказал: «Сейчас учитываются только интересы загрязнителей. … Система нуждается в нажиме снизу, чтобы повлиять на них».

Все эти сдвиги, и многое другое, необходимы для того, чтобы выйти из тупика, с которым китайская экономика столкнётся в ближайшее десятилетие. «Они должны сделать несколько важных решений, которые они уже наметили, но не реализовали… Если вы посмотрите на ситуацию в общем, то их ожидает глубокий кризис через десять лет».

Барьеры на пути реформ

В отличие от западных стран, где президент или премьер-министр могут выбрать состав своего кабинета (даже в древнем Китае доверенные советники могли поставить людей на ключевые посты), лидерам коммунистической партии придётся мириться с коллегами, которые были назначены мощными ветеранами партии, после политической борьбы.

Ху Цзиньтао критикуют за то, что он некомпетентен и находился в тени Цзян Цзэминя. Чэнь Покун считает, что он не мог провести реформы, потому что его руки были связаны.

Си Цзиньпин также должен будет бороться с конкурирующими интересами, ведь его «кабинет» не заинтересован в реализации его идей.

The Epoch Times ранее сообщала, что самая большая проблема, вызывающая распри в руководстве коммунистической партии Китая, включает в себя ответственность за преследование Фалуньгун.

Фракция Цзяна Цзэминя стремится остаться у власти для того, чтобы избежать ответственности за преступления против человечности, совершённые в ходе преследования последователей Фалуньгун. Необходимость фракции Цзяна сохранить контроль в КПК привела в последние месяцы к открытой борьбе среди партийных лидеров.

Несколько новых членов Постоянного комитета имеют тесные связи с Цзяном, поэтому шансы того, что Постоянный комитет изменит действующую политику по отношению к Фалуньгун, кажутся несбыточными.

Кроме того, есть давние разногласия по поводу обычных политических реформ.

Ушедший премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, например, регулярно выступал за политические реформы, в то время как председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей У Банго, мощный партийный функционер, продвигал «пять нет»: нет многопартийным выборам, нет плюрализму, нет разделению властей, нет федеральной системе, нет приватизации.

«Реформа, таким образом, так и не началась», — объясняет Чэнь.

Ху Пин, главный редактор известного диссидентского журнала Beijing Spring, сказал репортёрам NTD о коррупции, которая настолько распространена в Китае, что большинство партийных чиновников ожидает расследование, если новые лидеры проведут реформы. Поэтому они упорно сопротивляются любым видам демократических преобразований, как считает Ху Пин.

Демократический активист Моу Чуаньхэн сказал, что большинство представителей съезда выигрывают от «социалистической системы с китайской спецификой» и опасаются, что политическая реформа будет угрожать их абсолютному лидерству.

Си Цзиньпин и Ли Кэцян не смогут сломать такую жёсткую и укоренившуюся обстановку в партии, даже если они захотят пойти до конца, как утверждает Моу.

Надежда Китая на реформы, следовательно, может исходить только от самих людей. По мнению Моу, только когда люди проявят себя и окажут достаточное давление, может, диссиденты в партии присоединятся к ним и пробьют эту стену.

Примечание редакции: Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь, опасаясь за свою жизнь, сбежал в американское консульство в Чэнду 6 февраля, он привёл в движение внутрипартийную борьбу, которая не прекращается до сих пор. Закулисные сражения вызваны разным отношением чиновников к преследованию Фалуньгун.

«Фракция окровавленных рук», которую создал и поддерживал бывший глава КПК Цзян Цзэминь, делает всё, чтобы продолжать репрессии, стремясь таким образом избежать ответственности за свои преступления. В то же время многие чиновники не хотят больше принимать участие в преследовании. Происходящие события ставят чиновников и народ Китая, а также и людей во всём мире перед выбором: поддержать или выступить против преследования Фалуньгун. История запомнит выбор каждого человека.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские учёные призывают расформировать Политико-юридическую комиссию
  • Посольство Китая пытается оказать давление на израильских депутатов Кнессета
  • В главной репрессивной структуре Китая произошли изменения
  • В Китае ДТП привело к массовым протестам против властей
  • В Китае тела пятерых детей найдены в мусорном баке


  • Top