Гуанчжоу — южные ворота Китая. Часть 3. Город и храм Лю Жун


Часть 1

Часть 2

Гуанчжоу — деловой, а не туристический город. В нём находится около 100 оптовых рынков и сотни тысяч промышленных предприятий, город всемирно известен как центр лёгкой промышленности. В небогатых районах подальше от центра все первые этажи домов заняты каким-либо производством или магазинами. Целые кварталы улиц заняты предприятиями по производству, окраске и продаже тканей. Рулоны ткани перевозятся на тележках, на маленьких грузовичках и даже переносятся на плечах. Толпы делового люда снуют туда и сюда, так что проехать очень трудно.

Гуанчжоу. Проспект шириной в 12 полос. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Гуанчжоу. Проспект шириной в 12 полос. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Знаменитый немецкий путешественник Эрнест фон Гессе-Вартег, посетивший Китай в конце XIX века, в своей книге «Китай и китайцы» дал интересную характеристику Гуанчжоу: «Благодаря тому, что в Кантоне нет никаких так называемых достопримечательностей, наши современные «топтатели вселенной» избегают его… А между тем, Кантон такой город, в котором в течение месяцев можно находить всё новое и новое — нигде жизнь не может быть увлекательнее, интереснее, достойнее внимания, диковиннее, чем здесь. Нигде нельзя глубже заглянуть в чуждую нам суть монгольского мира… Китай находится всего лишь на другом материке, а похоже, что на другой планете».

Мы тоже решили «окунуться в жизнь» и пошли гулять, куда глаза глядят, правда, по центральным районам. Раньше улицы и переулки Кантона были настолько узки, что часто до стен противоположных домов можно было достать руками (высокого европейца), но в 1918 году древние городские стены были разрушены, от них осталась только одна башня Чжэньхай (Башня, смотрящая за морем). Были построены современные дороги для машин и автобусов. Сейчас улицы — нормальной ширины, а проспекты — просто просторны, с движением в восемь полос, и даже местами в несколько уровней. На этих проспектах расположены шикарные здания, банки и дорогие отели.

Боковые улочки, конечно, поуже, но именно там и кипит народная жизнь, они довольно уютны, там много недорогих кафе со столиками прямо на улице, множество небольших магазинчиков, и бродить по ним довольно занятно. Окон у многих магазинчиков нет — одни двери на весь магазин, которые всегда открыты, а ночью закрываются, как горизонтальные жалюзи. Улицы «все тянутся по прямой линии, иногда на целый километр (и больше), к ним примыкают бесчисленные боковые переулки, тоже тянущиеся по прямой линии вдаль, насколько хватает глаз; все похожи один на другой, нигде никакой приметы, которая помогла бы ориентироваться. Открытых площадей, бульваров, каналов, садов и в помине нет». Это описание Гессе-Вартегом старого Гуанчжоу относится и к современному городу, только улицы стали гораздо шире, дома намного выше, но плотность застройки такова, что гулять и играть детям совершенно негде, везде одни дома, да и заблудиться в этом лабиринте улиц ничего не стоит.

Ещё в начале ХХ века дома были «большей частью одноэтажные, и весь этаж ограничивается одним помещением, которое отворяется прямо на улицу, заимствуя оттуда и воздух, и свет, окон не полагается. В центре города дома двухэтажные, причём, второй этаж очень низенький», согласно Гессе-Вартегу. Теперь дома стали другими, многоэтажными, повсюду возвышаются небоскребы, а новые богатые районы все сплошь состоят из небоскребов, улицы утопают в зелени и цветах. Из-за высотных домов вся улица в тени, но солнца и так почти не видно — весь город постоянно затянут какой-то легкой дымкой, так что вдали очертания домов становятся неясными.

Бродить без цели по городу нам вскоре надоело, и мы побрели к буддийскому храму, высоченная пагода которого маячила где-то впереди. При подходе к храму все улицы были полны магазинчиками, торгующими исключительно ритуальными буддийскими принадлежностями. Все это богатство сверкало золотом, создавая довольно праздничную картину.

На подходах к храму на улицах было много молодых буддийских монахов, высматривающих своих жертв — простодушных туристов. С милой улыбкой они подходили к ничего не подозревающему туристу и с поклоном совали ему в руку нечто, напоминающее золотистую жвачку в красной обертке. Как только вы брали это нечто, вам тут же в руки совали список с пожертвованиями других таких же простаков с проставленными довольно внушительными суммами, так что при виде направляющихся к нам монахов мы дружно махали руками и кричали: «No, no».

Наконец, мы подошли к самому храму. Это оказался знаменитый храм Люжун, что по-китайски означает «шесть деревьев бодхи», в котором сейчас располагается штаб-квартира буддийской ассоциации Гуанчжоу, поэтому он оказался очень ухоженным по сравнению с другим буддийским храмом, который мы видели.

Храм Люжун был построен в 537 году во времена Южной династии. По приказу императора Лян У главный священник Тань Юй построил здесь Храм Торжества и Ступу Сарира, в которой хранились мощи Будды. В Х веке, в ранней династии Сун, храм и пагода сгорели, но при династии Северная Сун, в 989 году, храм был восстановлен. В то время монахи храма поклонялись Чаньцзун Люцзы (Хуэнэну) — шестому патриарху школы Чань, известному мудрецу, ставшему главным монахом династии Тан. Люцзы любил спокойную жизнь, и храм был переименован в «Храм спокойствия» или «Храм очищающей мудрости».

В 1100-ом году храм посетил знаменитый китайский интеллектуал и каллиграф Су Дунпо, которого необычайно поразили растущие на территории храма огромные деревья бодхи. Тогда он начертал два больших иероглифа Лю Жун, которые читаются как «шесть деревьев бодхи», и храм так и стали называть, но официально его переименовали только при династии Мин (1368-1644). В настоящее время из шести старинных деревьев осталось только три, но посажено много молодых деревьев бодхи.

В центре храма стоит великолепная Цветочная пагода, построенная в 1097 г. из кирпича и дерева. Сочетание красных балок и голубых плиток создавало красочное зрелище и воспринималось китайцами, как прекрасный цветок, что и дало название пагоде. Пагода высотой 57 метров, имеет 9 уровней снаружи и 17 внутри, на вершине пагоды в 1358 г. была установлена бронзовая колонна, на которой находится более 1000 буддийских рельефов.

Недалеко от пагоды находится веранда или Каменный планшетный коридор, в котором установлено более 10 старинных стел с выгравированными на них историей храма, портретом Су Дунпо и его надписью Лю Жун.

Рядом с пагодой расположен красивейший Большой зал площадью 300 кв. метров и высотой 14 метров. В этом зале хранятся три огромных статуи: посередине — Будда Шакьямуни, слева — Будда Амитаба, справа — Будда Майтрея, искусно сделанные из меди в 1633 году, каждая высотой 6 метров и весом 10 тонн. Это самые большие древние медные изваяния в провинции Гуандун.

В саду есть зал Люцзы, в котором хранится медная скульптура Людзы (Хуэнэна), шестого патриарха школы Чань. Родился он в округе Синьсин провинции Гуандун и звали его Лу, позже его стали называть Мастер Мудрости. Скульптура отлита в 989 году, весит 1 т, высотой 1,8 метра. Оно почти чёрного цвета и потому производит немного зловещее впечатление. Патриарх сидит с закрытыми глазами, а перед ним растут молодые зеленые деревья бодхи и цветущие кусты.

Во времена «Культурной революции» залы храма были частично разрушены. Храм был полностью восстановлен в 1987 году.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Новый Год в российской глубинке: под голубыми небесами…
  • Черновцы – многонациональный город
  • Паломничество в Абжуа
  • В Тихом океане пропал остров Песчаный
  • В Иркутске можно теперь оформить визу в Грецию и другие страны Европы


  • Top