Заблуждения по поводу нового руководства Китая


Происходящая раз в десятилетие долгожданная смена руководства коммунистической партии Китая (КПК) свершилась. В течение двух недель мы получали различные прогнозы по поводу того, что будет дальше. Большая их часть основана на заблуждениях и ложных надеждах.
Уходящий глава коммунистической партии Китая Ху Цзиньтао (слева) и бывший глава партии Цзян Цзэминь (справа) голосуют «за» на заключительном заседании XVIII съезда компартии 14 ноября 2012 года, Пекин, Китай. Фото: Feng Li/Getty ImagesУходящий глава коммунистической партии Китая Ху Цзиньтао (слева) и бывший глава партии Цзян Цзэминь (справа) голосуют «за» на заключительном заседании XVIII съезда компартии 14 ноября 2012 года, Пекин, Китай. Фото: Feng Li/Getty Images

До XVIII съезда партии ходили слухи, что уходящий глава партии Ху Цзиньтао ещё два года будет занимать место председателя Центральной военной комиссии (ЦВК), руководящей вооружёнными силами Китая. Ху Цзиньтао, как говорят, имел на это право, согласно неписаным правилам партии.

На самом деле, таких неписаных правил нет. Мао Цзэдун ушёл сразу со всех постов. Дэн Сяопин, хотя и был председателем ЦВК, но не после того, как ушёл с поста генсека.

Цзян Цзэминь был первым лидером партии, который, остался руководить ЦВК, после того как ушёл с постов генсека КПК и председателя КНР.

Сохранение власти

Существуют два высказывания об отношениях между партией и военными: «Партия командует винтовкой» и «Винтовка рождает власть». Какое из них является приоритетным, зависит от того, кто стоит у руля.

Дэн Сяопин инициировал экономические реформы, которые стали совершенно новым опытом для КПК. Существовало много потенциальных препятствий. Он должен был как-то продвигать свои начинания. Вот почему он занял место главы ЦВК.

Цзян Цзэминь имел другую причину. Он боялся, что новое руководство партии может принять решение о завершении кампании преследования духовной практики Фалуньгун. Следующим шагом после этого будет разоблачение преступлений против человечности, за которые Цзян несёт ответственность. Вполне понятно, что Цзяна ожидает расследование и суд. Оставаясь председателем ЦВК, Цзян мог влиять на решения руководства партии и защитить себя и свою фракцию от уголовного преследования.

Цзян расширил состав Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, добавив в него двух членов, чтобы они продолжали преследование Фалуньгун. Это были Ли Чанчунь, который заведовал пропагандой, и Чжоу Юнкан, глава Политико-юридической комиссии, партийного органа, который контролирует силы безопасности и всю правовую систему.

После ухода Цзяна внутри Постоянного комитета не стало «ядра». Когда он возглавлял этот орган, он мог «объединить» мнения членов и единолично принимать решения. Так он начал преследование Фалуньгун, опираясь на «единодушную» позицию членов Постоянного комитета.

Цзян использовал диктаторскую власть до конца. Уходя в отставку, он установил правило: все в Постоянном комитете, в том числе Ху Цзиньтао, имеют только один голос и не имеют права вето. При такой расстановке сил Чжоу Юнкан мог в одиночку руководить преследованием Фалуньгун, в то время как члены фракции Цзяна, которые составляли большинство в Постоянном комитете, сохраняли неизменной политику преследования Фалуньгун.

Никто, включая Цзяна, не знал, будет ли эта новая силовая структура работать. Цзян остался на посту председателя ЦВК, чтобы убедиться, что всё идёт по его плану.

Создание и прекращение хаоса

И Дэн, и Цзян использовали тактику «Винтовка рождает власть». Им удалось обеспечить продолжение своей политики. Однако кто же создавал хаос в партии? Именно они нарушили субординацию и создали второй центр власти.

Прямым следствием создания Дэн Сяопином второго центра власти была бойня на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Партийные чиновники знали, что у Дэн Сяопина и формального главы партии Чжао Цзыяна были разные мнения, но они не знали, за кем идти.

В результате создания Цзяном второго центра власти появился заговор бывшего главы партии Чунцина Бо Силая и Чжоу Юнкана. Они хотели захватить власть, сместив с поста Си Цзиньпина после XVIII съезда партии.

Так же как Цзян стремился за счёт изменения структуры власти защитить себя и свою фракцию от привлечения к ответственности, так и Бо Силай с Чжоу Юнканом по той же причине пытались устроить переворот.

Это вызвало настоящий скандал, позорящий компартию, а Бо Силай попал в опалу. Дело было не в коррупционных деяниях, которые являются обычным делом для чиновников такого ранга, и ни в убийстве Нила Хейвуда, которое Ху Цзиньтао легко мог замять, если бы хотел.

Когда пришло время Ху Цзиньтао уходить в отставку, у него не было какой-то новой политики или плана структурных изменений, реализацию которого он должен был контролировать. У него не было никакой необходимости оставаться на посту главы ЦВК.

Ху был у власти в течение восьми лет после полного увольнения Цзян Цзэминя. У него было достаточно времени что-то сделать, если бы он захотел. Если он не мог или не хотел ничего делать в течение последних восьми лет, то зачем оставаться ещё два года у власти?

Некоторые говорят, что Ху Цзиньтао сделал правильно, что ушёл в отставку полностью, когда пришёл его срок. Однако, скорее всего, Ху Цзиньтао так поступил, чтобы укрепить руководство партии после политических потрясений этого года. Пытаться спасти партию, которая отказывается меняться, вряд ли это правильно.

«Нет» реформам

Многие были разочарованы тем, что два человека, отождествляемые с реформой, не попали в Постоянный комитет. Это Ван Ян, глава провинции Гуандун, и Ли Юаньчао, начальник организационного отдела партии.

Ван и Ли считаются членами фракции молодёжной лиги. Это неправильное предположение.

Аналитики говорят о двух фракциях: «принцев» и молодёжной лиги. Членство в молодёжной лиге или в «принцах» только отражает семейное происхождение человека или его карьеру. Эти категории не отражают политические взгляды человека.

Например, по определению, китайский коммунистический союз молодёжи готовит преемников для коммунистической партии. Если речь идёт о фракции, то это может быть только фракция коммунистической партии.

«Принцы» не имеют фракции. У каждого их них свои интересы и политические взгляды. На самом деле, когда Мао Цзэдун пришёл к власти в 1940-х годах, КПК не имела фракций, было только одно исключение.

Мао Цзэдун и Дэн Сяопин не имели своей собственной фракции. Линь Бяо, который был назначен преемником Мао, погиб в авиакатастрофе при попытке бегства в Советский Союз в 1971 году. Ни один из генералов Мао никогда не считал себя частью фракции, настроенной против Мао.

Единственным исключением из общего правила была фракция Цзяна. Когда Цзян был у власти, лояльные к нему члены партии не объединялись во фракцию. Однако новый механизм Цзяна, изменивший структуру Постоянного комитета, позволил ему манипулировать руководством, не имея официального поста, что создало фракцию внутри компартии.

У этой фракции был лидер, члены, общие интересы и тактика, которые отличались, или были направлены против Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао. Формирование и интересы фракции были основаны на преследовании Фалуньгун.

Кроме того, лидеры, которые могут подняться на вершину, имеют больше сходств, чем различий. Например, кто-то действительно сможет продвинуть Ван Яна в верха. Он, вероятно, имеет некоторые идеи, которые аналогичны мнению бывшего премьера Вэнь Цзябао. Но возникает вопрос: «Если премьеру Госсовета КНР Вэнь Цзябао не удалось начать реформу за своё 10-летнее руководство, как мы можем ожидать, что Ван Ян добьётся успеха?»

На самом деле, вряд ли кто-то действительно является реформатором в высшем руководстве. Власть и богатство к каждому пришло благодаря экономической реформе, начатой 33 года назад Дэн Сяопином. Что касается политической реформы, то кто-нибудь когда-нибудь видел её в Китае?

Наследников в КПК выбирают, основываясь не на том, кто лучше работает, а на том, кто меньше всего готов что-то менять. Готовность идти на нарушения прав человека и желание скрывать бедствия, будь то природные или искусственные катастрофы — это и есть основные требования к новому руководству.

Каждый раз, когда наступает важный момент, руководство КПК, кажется, принимает неправильное решение: бойня на площади Тяньаньмэнь, преследование Фалуньгун, выбор следующего поколения руководства и другие примеры. КПК думает не так, как нормальные люди. Эти «неправильные решения» рассматриваются партией как самые «правильные».

Разочарование, выраженное в некоторых кругах, происходит от нереальных надежд и ожиданий.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Власти Китая собираются незаконно судить семью последователей Фалуньгун
  • Полиция избивает протестующих тибетских студентов
  • Фаст-фуд в Китае готовят из мяса кур, выращенных на химикатах
  • Растущие военные амбиции китайского режима угрожают региону
  • Перед съездом компартии из Китая сбежали сотни чиновников


  • Top