Растущие военные амбиции китайского режима угрожают региону


Поскольку экономика Китайской Народной Республики сжимается, то будут увеличиваться агрессивные выходки китайского режима, особенно в Южных и Восточных китайских морях, предсказывает эксперт по Китаю Гордон Чан.
Японские и тайваньские суда береговой охраны использовали брандспойты, когда столкнулись около спорных островов Дяоюй/Сенкаку в территориальных водах в Восточно-Китайском море 25 сентября 2012 г. Военные расходы опередили стратегию, и новый статус вселил кое-кому в вооружённых силах  самоуверенность, которая не предвещает ничего хорошего для региона. Фото: Sam Yeh/AFP/Getty ImagesЯпонские и тайваньские суда береговой охраны использовали брандспойты, когда столкнулись около спорных островов Дяоюй/Сенкаку в территориальных водах в Восточно-Китайском море 25 сентября 2012 г. Военные расходы опередили стратегию, и новый статус вселил кое-кому в вооружённых силах самоуверенность, которая не предвещает ничего хорошего для региона. Фото: Sam Yeh/AFP/Getty Images
Согласно Чану, мы видим конец тридцатилетнего роста Китая: экономика Китая резко тормозится, руководство разобщено, и передача власти, произошедшая на XVIII партийном съезде, была совсем не гладкой. Китайский народ также открыто презирает систему, что отражается в массовых уличных протестах и отзывах китайцев в социальных медиа-сайтах.

Однако в отличие от «арабской весны», полагает Чан, в Китае вооружённые силы уже проникают во властные структуры, оказывая всё большее влияние на внешнюю политику и играя мускулами в регионе.

«На прошлой неделе были намёки на возрастающее после XVIII партсъезда влияние вооружённых сил», — сказал Чан в телефонном интервью.

Чан, адвокат и автор книги «Наступающий крах Китая», вышедшей в 2001 г., жил и работал в Китае и Гонконге около двух десятилетий. Он приписывает экономический бум Китая сочетанию выбора времени, удачи и явной деградации международной системы.

«Реформа и политика открытости» бывшего лидера Дэн Сяопина совпала с концом холодной войны и сокращением политических барьеров в международной торговле. Обладая огромной, мобильной и превосходной рабочей силой, Китай смог быстро адаптироваться к требованиям открытого международного рынка.

Когда Китай присоединился к Всемирной торговой организации (ВТО), Чан ожидал, что Китай будет вынужден играть по правилам, рост будет сдерживаться, и руководство будет выносить основную тяжесть недовольства народа.

Однако Международное сообщество в основном было снисходительно к китайскому режиму, возможно, в надежде на продолжающуюся реформу. Развитые страны закрыли глаза на торговлю и нарушения интеллектуальной собственности, допустили манипуляцию валютой и отказались противостоять Китаю по защите внутреннего рынка.

Эта «лафа» для Китая теперь закончена, говорит Чан: «Китай больше не реформируется, и некогда благодатная внешняя среда стала недружелюбной, поскольку мировая экономика разрушается».

«Экономика Китая уже может быть в рецессии», — сказал он.

Самые большие проблемы Китая, однако, не экономические, но политические

Передача десятилетия власти, на сей раз от Ху Цзиньтао новому лидеру Си Цзиньпину, обычно так предсказуема, что становится скучной. Но в этом году ноябрьская передача была чревата слухами о перевороте, фракционной борьбе, убийстве, измене и даже исчезновении предполагаемого лидера.

Хаос в основном был результатом борьбы между сторонниками маоистской старой гвардии Шанхайской фракции Цзян Цзэминя, куда входили изгнанный Бо Силай и шеф безопасности Чжоу Юнкан, и фракцией коммунистической Молодежной лиги Ху Цзиньтао.

Обе фракции обеспечивали свои потребности с использованием вооружённых сил, доверяя Народной освободительной армии (НОА) с политической точки зрения и в глазах общественности.

«Там будет большее количество офицеров, назначенных в официальные комитеты, и они собираются оказывать сильное влияние на Си Цзиньпина», — сказал Чан.

Военные расходы опередили стратегию, и новый статус вселил кое-кому в вооружённых силах самоуверенность, которая не предвещает ничего хорошего для региона. Молодые чиновники, которых Чан уподобляет молодым японским чиновникам 1930-х годов, развили в себе чванство и бахвальство.

«Они стали опасными, высокомерными и часто агрессивными, — сказал он, — они готовы к борьбе».

Чан полагает, что это — влияние вооружённых сил, которое является причиной агрессивной позиции внешней политики в Восточных и Китайских морях. Требуя себе в собственность большую часть спорных приморских территорий, Китаю, однако, удалось развязать ссору и отдалить от себя многих своих соседей.

Разжигание сильного национализма как внутри страны, так и за границей, требование небольших, необитаемых, но потенциально богатых ресурсами островов Сенкаку, которые известны в Китае как Дяоюй, особенно осложнило отношения с Японией.

Министерство обороны Японии сообщило, что два китайских эсминца окружили территорию вокруг островов.

«Если они фактически посылают туда большие суда, тогда это большая проблема», — сказал Чан.

Более агрессивный подход к внешней политике начинает проявляться также в новых областях — китайское руководство активизирует экономическую войну против Филиппин и Японии путём торговых ограничений после морских споров.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Перед съездом компартии из Китая сбежали сотни чиновников
  • «Гангстер» вынужденно лжесвидетельствовал против адвоката
  • Использование непристойного видео в политических расправах
  • В Пекине обнаружен очередной район-призрак
  • Виртуальная действительность: интернет-полицейский отмечает кибер-понедельник


  • Top