Принцы коммунистического Китая


«Принцы» — потомки китайских коммунистических революционеров. В настоящее время пятеро из них, в том числе и партийный лидер Си Цзиньпин, вошли в состав Постоянного комитета Политбюро, высший орган коммунистической партии Китая (КПК). Не у всех принцев одинаковые взгляды. Эти различия, а также то, как они взаимодействуют с крупными политическими силами, могут повлиять на стабильность правящего режима.

Новый состав членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК был объявлен 15 ноября: (слева направо) Чжан Гаоли, Лю Юньшань, Чжан Дэцзян, Си Цзиньпин, Ли Кэцян, Юй Чжэншэн и Ван Цишань. Пять из них являются «принцами». Фото: Lintao Zhang/Getty ImagesНовый состав членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК был объявлен 15 ноября: (слева направо) Чжан Гаоли, Лю Юньшань, Чжан Дэцзян, Си Цзиньпин, Ли Кэцян, Юй Чжэншэн и Ван Цишань. Пять из них являются «принцами». Фото: Lintao Zhang/Getty Images

Существуют два основных типа принцев. По словам Ши Цзаншаня, аналитика по Китаю из Вашингтона, «красная аристократия», чьи отцы присоединились к коммунистической партии Китая до того, как она пришла к власти в Китае в 1949 году, имеет сильное стремление поддерживать коммунистическое правление. Хотя «красная аристократия» не отличается большой численностью, она имеет мощную политическую и финансовую поддержку, так как её представители занимают ведущие посты.

Другие принцы — дети высокопоставленных чиновников, которые поднялись уже после того, как КПК захватила власть в стране. Политически они имеют менее целенаправленный характер, и в основном это капиталисты и оппортунисты, как считает Ши.

Принцы из обеих групп давно доминируют на политической арене Китая. Бывший лидер режима Дэн Сяопин не способствовал в конце 1970-х годов продвижению Ху Яобана, выходца из коммунистического союза молодёжи, который позже, став государственным лидером, стал проводить экономические реформы.

Ху Яобан помогал продвижению многих кадров, вышедших из союза молодёжи. Так образовалась новая политическая сила, известная как молодёжная фракция. Эта фракция достигла своего пика, когда Ху Цзиньтао стал лидером партии.

Молодёжная фракция с тех пор стала основным конкурентом, если не противником принцев. Обычно, начиная карьеру с самых низов, члены молодёжной фракции научились держаться настороже при подъёме вверх, шаг за шагом, по карьерной лестнице. Как и Ху Цзиньтао, у них обычно «каменные лица», а их публичные выступления содержат мало эмоциональных слов или жестов.

Последние лидеры партии — почти все технократы, включая Цзян Цзэминя, Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао. Технократический путь распространён в коммунистических странах, как считает Ши Цзаншань. «Как правило, они только заботятся о текущих проблемах. Они не поднимают вопросов структурных или системных изменений», — сказал он в интервью журналистам New Epoch Weekly.

Новая правящая группа будет сильно отличаться от своих предшественников во многих отношениях.

Принцы считают, что заслуги их отцов перед режимом дают им право на власть, как объяснил журналистам New Epoch Weekly Чжу-Чжэн Мин, профессор политологии из Национального университета Тайваня. Окружение, образование, жизненный опыт и привилегированная жизнь определяют различия между ними. Ван Дань, бывший лидер студенческого демократического движения 1989 года, определил четыре характерных черты принцев, выступая 19 ноября на семинаре в Тайбэе.

Во-первых, они очень эмоциональны. «Это хорошо показал бывший член Политбюро Бо Силай, который ударил Ван Лицзюня [своего помошника и начальника полиции] по лицу, — сказал Ван Дань. — Невозможно представить, чтобы так поступил Вэнь Цзябао или Ху Цзиньтао».

Во-вторых, они имеют серьёзные фракционные конфликты. «Принцы тянут за собой исторический багаж старшего поколения, унаследовав родительские представления», — отметил Ван, добавив, что партия сейчас переживает самую тяжёлую фракционную борьбу.

В-третьих, они имеют большую склонность к политическим шоу. Ван сказал, что дебют новых лидеров, Си Цзиньпина и членов Постоянного комитета, был классическим представлением. «Он говорил о счастье людей, ставя их выше партии. Организовывать шоу и демонстрировать заботу о людях — это типичная тактика принцев», — сказал Ван.

В-четвёртых, они в основном яркие личности. В отличие от невозмутимых членов молодёжной фракции, которые крайне осторожны и всегда неохотно принимают радикальные решения, среди принцев есть много эксцентричных личностей.

Примером является Ван Цишань, один из членов Постоянного комитета, являющийся сыном бывшего высокопоставленного партийца Яо Илиня. Среди многочисленных анекдотов про Вана есть байка о его необычных требованиях при посещении других стран: он требует в отелях класть доски на кровать и настаивает на курении в своём номере, даже когда срабатывает пожарная сигнализация.

«Это приведёт к нетипичным поступкам новых политических деятелей, и мы имеем гораздо больше шансов наблюдать неожиданные инциденты в высшем руководстве», — сказал Ван Дань.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Как правительство Китая «борется» с проституцией
  • В Китае всё-таки снесли дом, который стоял прямо на шоссе
  • Китайские иероглифы: почитание
  • Китай большими темпами уничтожает лесные массивы в других странах
  • Ду Жухуэй — один из самых выдающихся государственных деятелей династии Тан


  • Top