Сталин готовил чудовищный план войны СССР с Германией

Прошло более 60 лет со дня Великой Победы нашего народа над нацистской Германией и ее союзниками. И, тем не менее, к теме войны продолжают обращаться ее участники и исследователи. В мемуарной историко-документальной и публицистической литературе о Великой Отечественной войне раскрываются все новые факты и события, ранее не известные широкой общественности, особенно молодому поколению.

Необходимо отметить, что в работах, опубликованных в последнее десятилетие, историки и публицисты больше внимания стали уделять причинам, породившим эту кровавую бойню, более углубленно анализировать события первого периода войны. Следует сказать, что среди ряда вопросов, связанных с началом войны, некоторые исследователи особое место стали отводить вопросу о роли Сталина в ее развязывании.

Такой неожиданный поворот в выборе объекта исследования не случаен. На мой взгляд, толчком для обращения к этому вопросу стали публицистические статьи Виктора Суворова (Резуна) и особенно его сенсационная книга "Ледокол". В ней подняты острые вопросы внешней политики советского правительства, выдвинута версия о готовившемся нападении СССР на Германию и превентивном характере войны со стороны последней.

Книга получила широкий общественный резонанс, вызвала у читателей недоумение и удивление, но определенная часть восприняла ее с пониманием. Например, свое отношение к книге выразили в печати Данилов, Соколов, И. Бунич и другие, прямо или косвенно поддержав версию Суворова о готовившимся Советским Союзом превентивного (упреждающего) удара по Германии. Надо признать, что значительно больше авторов выступило в печати с критикой книги Суворова.

Несомненно, версия имела право на существование, тем более, что коммунистические вожди (Ленин, Сталин и их сподвижники) не одним фактом доказали мировой общественности реакционную сущность большевистской идеологии вообще, внешней политики советского правительства в частности. Захватническая война |против Польши в 1920 году и в сентябре 1939 года, агрессия против Финляндии 1939-40 г.г., оккупация Латвии, Литвы и Эстонии летом 1940 года и присоединение этих государств к СССР яркое свидетельство сказанному (см. Секретный дополнительный протокол к договору от 23 августа 1939г.).

И, тем не менее, версия Суворова о том, что Сталин готовил удар по Германии, на мой взгляд, нуждается в научной аргументации. В противном случае она окажется недоказанной.

Так, в «ЛГ» за 21 июня 2000 года появилась статься Владимира Сергеева под названием «У нас была своя «Барбаросса»». Рассекреченный «план Жукова». Автор пишет: «Но вот недавно в архиве президента РФ обнаружен сенсационный документ, который может придать «Ледоколу» второе дыхание».

О каком документе идет речь? Это рукописный текст «Соображений по стратегическому развертыванию Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками» от 15 мая 1941года. « Соображение…». В статье говорится, что документ состоит из 15 страниц, есть приложение — карты, схемы. Автор пишет, что план упреждающего удара по немецким войскам готовил Г.К. Жуков, в подготовке документа принимал участие «заместитель начальника оперативного отдела штаба, генерал-майор A.M. Василевский» (правильно — первый заместитель начальника оперативного Управления Генштаба). Упреждающий удар должны были нанести войска Юго-Западного и отчасти Западного фронтов. Цель — разгромить германскую армию и принудить Германию к безоговорочной капитуляции.

22 июня 2000 года «Зависимая газета» на эту же тему опубликовала большую статью генерала-армии, доктора исторических наук, президента Академии военных наук М.А. Гореева под заголовком «Правда и ложь о начале войны. Готовил ли Сталин упреждающий удар по Германии в 1941 году?». К статье приложена «Карта-схема предполагаемых упреждающих ударов по германским войскам в соответствии с «Соображениями по стратегическому развертыванию Вооруженных Сил Советского Союза от 15 мая 1941 г.» («План Жукова»).

Автор выражает свое возмущение, что «в ряде новых книг, статей, в телефильмах «Мировая революция для товарища Сталина» и «Последний миф», в передачах и публикациях других СМИ продолжается муссирование ложной версии о виновности Советского Союза в развязывании Второй мировой войны, о превентивном, вынужденном характере гитлеровского нападения на нашу страну в 1941 г.». Но основной шквал критики в статье направлен против Резуна, Данилова, Соколова и других приверженцев этой версии. Указав, что эту версию придумали Гитлер и Геббельс, автор пишет, что «ее приверженцы ничего нового к ней не добавили, а только пересказывают на разные лады все ту же старую гитлеровскую сказку».

Чтобы показать насколько несостоятельна и несправедлива критика М.А. Гореева, предоставим широкому кругу читателей возможность познакомиться с приведенными ниже секретными дополнительными протоколами от 23 августа и 28 сентября 1939 года, а также картой германо-советской демаркационной линии. Они служат неопровержимым доказательством прямого участия Сталина в развязывании Второй мировой войны. Вот только жаль, что М.А. Гореев упрямо не желает это признать.

Бросается в глаза и то, что автор статьи, опровергая «ложную версию» о виновности СССР в развязывании войны, постоянно обращается к высказываниям Гитлера, Геббельса, посла Германии в СССР Шулленбурга, профессора Боннского университета Якобсена, немецкого историка Цукерторта, суть которых, в общем, заключается в неверии (?) немецкого руководства в версии о готовившемся СССР нападении на Германию. Получается, что М.А. Гореев видит в «лице нацистов» защитников в его заочной полемике с оппонентами. На мой взгляд, это не лучший способ доказать свою правоту. Поразительно, что он не замечает, как этим подрывает свой авторитет.

М.А. Гореев проявляет явную тенденциозность в подборе источников, сознательно опускает высказывания нацистских главарей и большевистских вождей, которые не вписываются в его концепцию. Например, он «не заметил» в публикациях выступление одного из нацистских главарей Р. Гейдриха на секретном совещании руководителей Германии в апреле 1941 года, где тот говорил: «Скоро они (русские - К. Р.) будут готовы к развязке, иными словами, в близком будущем Сталин будет готов к борьбе с нами».1

Автор «не замечает», а потому и опускает известное высказывание Ленина о том, как должен поступить пролетариат отдельной страны, в случае победы в ней социализма. «Победивший пролетариат этой страны, - пишет Ленин, - экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств»(выделено мной - К. Р.) 2 .

Развивая мысль своего учителя, Сталин пишет, что эта поддержка другим странам со стороны СССР нужна «для того, чтобы ускорить и двинуть вперед дело свержения мирового империализма».3 Разумеется, грубой силой. Предоставим читателю возможность ознакомится с еще одним архивным документом, показывающим командный пункт управления грубой силой. Это зашифрованная телеграмма, отправленная Лениным в период успешного наступления Красной Армии на Варшаву в Харьков Сталину 23 июля 1920 года. Вот ее полное содержание: «Положение в Коминтерне превосходное, Зиновьев, Бухарин, а также и я думаем, что следовало бы поощрить революцию в Италии. Мое личное мнение, что для этого надо советизировать Венгрию, а может, также Чехию и Румынию. Надо обдумать внимательно. Сообщите ваше подробное заключение. Немецкие коммунисты думают, что Германия способна выставить триста тысяч войска из люмпенов против нас. Ленин».4

Вот каким методом большевистские вожди осуществляли «мировую революцию». Стратегия и тактика большевистской партии, по словам Сталина, заключалась в том, чтобы после октябрьского переворота «упрочить диктатуру пролетариата в одной стране, используя ее как опорный пункт для подавления империализма во всех странах». Определяя политическую ситуацию в мире, он еще в середине 20-х годов писал, что «революция выходит за рамки одной страны, началась эпоха мировой революции» ,5

Так зачем же камуфлировать цели, задачи и агрессивные деяния большевистской партии, как это пытается делать генерал М.А. Гореев?! Чтобы читатель правильно понял бы мои критические замечания в адрес М.А. Гореева, приведу один исторический факт. 14 декабря 1939 года Совет Лиги наций принял резолюцию об исключении СССР из этой международной организации за агрессию, совершенную против Финляндии. Отметим, что советское правительство скрыло от народа этот факт.

М.А. Гореев признает, что «Соображения…» были подготовлены Г. К. Жуковым, и что по этому плану «предусматривалось упреждающим ударом Юго-Западного и части сил Западного фронтов сорвать развертывание и переход в наступление немецких войск». Однако появление на свет Божий этого документа он объясняет следующим образом: «Этот документ родился, видимо, под впечатлением речи Сталина 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий. Он не был подписан не наркомом обороны, ни начальником Генштаба. Не был одобрен и Сталиным». Сославшись на публикацию историка В.А. Анфилова, М.А. Гореев приводит осуждающие слова, якобы сказанные Сталиным 17 мая наркому обороны С. К. Тимошенко во время его доклада по «Соображениям…» за то, что тот неправильно понял и воспринял его речь 5 мая 1941 года: «Вы что, хотите столкнуть нас с Германией? Это я сказал для народа, надо же бдительность поднять. А вам надо понять, что Германия никогда не пойдет одна воевать».

Я глубоко сомневаюсь, что так в действительности было сказано. Насколько известно, речь Сталина 5 мая 1941 года была секретной и не адресована всему народу. Не случайно она никогда не публиковалась.

Должен сказать, что доводы и объяснения М.А. Гореева не серьезны. Любой здравомыслящий человек не поверит в эту детскую сказку. Он преподносит дело так, будто инициатором подготовки этого чрезвычайно ответственного документа был Г.К. Жуков. Между тем Сталин на встрече с выпускниками военных академий в Большом Кремлевском дворце 5 мая ясно дал понять, что германская армия является наиболее вероятным противником. «Сказав о сложности международной обстановки, о возможности любых неожиданностей, он призвал к повышению бдительности, к усилению боевой готовности войск. Говорилось и о том, что воевать с Германией придется» .6

Кстати, еще ранее, в конце 1940 года, Сталин при рассмотрении плана отражения агрессии против СССР, по свидетельству начальника Генштаба К.А. Мерецкова, указал на Германию, как потенциального противника.

Мне представляется, что Г.К. Жуков вряд ли стал бы нарушать субординацию и без прямого указания Сталина-генсека, главы правительства и Верховного Главнокомандующего самостоятельно готовить «Соображения…». Этот порядок при жизни Сталина, насколько известно, никогда и ни кем не нарушался. В этой связи небезынтересно привести справку, связанную с разработкой Ленинградским военным округом плана так называемого прикрытия советской границы в связи с нарастанием конфликта с Финляндией.

Вот что пишет об этом в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза А.М. Василевский: «Разработанный командованием и штабом Ленинградского военного округа вариант контрудара был представлен в указанный И.В. Сталиным срок и утвержден».8 (выделено мной К. Р.).

Исходя из изложенного, следует вывод: рассматриваемый выше документ готовился Генштабом по прямому устному указанию Сталина. Несомненно, был указан и день, в который Жуков должен был доложить ему о выполнении задания.

Следует отметить, что в разработке этого совершенно секретного документа принимал участие очень узкий круг работников Генштаба под руководством генерала-армии Г.К. Жукова. Окончательный текст документа для доклада Сталину был написан в одном экземпляре рукой первого заместителя начальника Оперативного Управления Генштаба генерал-майором А.М. Василевским под общей редакцией Г.К. Жукова. Судя по тому, что на одной из карт-схем «Приложения» проставлена дата — «15 мая 1941 г.», можно считать, что документ был подготовлен не позднее указанного числа.

В субботу, 17 мая, как и было условлено, нарком обороны Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Г.К. Жуков явились к Сталину, где подробна были изложены «Соображения по стратегическому развертыванию Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками».

Как уже известно, читателю, Сталин не одобрил «План Жукова», не объяснив причины. Не сделал он и замечания для его доработки. Но документ он Жукову не вернул. Получается, что большая и кропотливая работа офицеров Генштаба во главе с Г.К. Жуковым пошла, как говорится, коту под хвост?

Следует сказать, что ни Г.К. Жуков, ни А.М. Василевский в своих воспоминаниях, написавших уже после смерти Сталина, ничего не пишут об этом совершенно секретном документе. Как будто его не было.

Напрашивается вопрос: почему же Сталин так поступил? Ответ на этот закономерный вопрос, на мой взгляд, содержится в тайных замыслах «отца народов», в его логике мышления потаенных мыслях и идеях, ключ к разгадке которых надо искать в недрах идеологии, истории, политики, стратегии, тактике и морали большевистской партии. Примечания

1. W. Schellenberg. Memoires. The Labyrint. New York.1956. Р. 195 2. Ленин В.И. ПСС. Т. 26. С.354-355 3. Сталин И.В. Соч. Т.6.С. 401 4. РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 348. Л. 1. 5. Сталин И.В. Т. 6. С. 153 6. Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии. 1939-1945. Исторический очерк. М. 1975. С. 124 7. Василевский А.М. Дело всей жизни. М. 1976. С. 105-106 8. Там же.С.96

Продолжение следует


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top