Почему компартия Китая не может поддерживать экономическую и социальную стабильность


Неравенство в доходах — большое препятствие для экономической и социальной стабильности в Китае и дальнейшего развития, все это признают.

На полуразрушенном пекинском рынке по продаже живности. Фото:  Ed Jones/AFP/Getty ImagesНа полуразрушенном пекинском рынке по продаже живности. Фото: Ed Jones/AFP/Getty Images

Государственная машина продолжает воплощать идеи Дэн Сяопина, создателя существующей экономической модели Китая.

Когда Дэн впервые заложил основы экономических реформ, его целью было поддержание политики и абсолютной власти коммунистической партии Китая (КПК), контролируемой небольшой группой людей. В то время Китай только что пережил «Культурную революцию», экономика была разрушена за десятилетия хаоса.

Дэн понимал, что для сохранения КПК необходим рост экономики. Но он чётко заявил, что реформы направлены на «обогащение некоторых людей», то есть стоящих у власти и их приближённых.

Коррупция выросла неимоверно, так как чиновники использовали любую возможность для злоупотреблений властью и таким образом получали экономические выгоды. Стремительно увеличивающаяся инфляция и разница в доходах рядовых китайцев и тех, кто стоит у руля власти, породили возмущение народа. В знак протеста против коррупции студенты вышли на улицы в 1989 году, призывая к справедливости и демократии. Это завершилось печально известной бойней на площади Тяньаньмэнь.

Для оправдания насильственного подавления студенческого восстания Дэн подчеркнул, что «развитие имеет первостепенное значение», а «поддержание стабильности является главным приоритетом». Позже эти идеи стали руководящими принципами, которые привели к полному пренебрежению благополучием и правами простых людей.

Основная макроэкономическая политика Китая зависит от экспорта, а экономический рост – от инвестиций. Государственные предприятия стали монополиями, которые захватили высокопоставленные чиновники и их родственники, получающие низкие процентные ставки. Земля и дома крестьян отбираются. Всё это последствия идей Дэна.

Эти макроэкономические принципы и их побочные эффекты, в том числе пузырь на рынке недвижимости и насильственный отъём земли, всё это работает на благо тех, кто имеет политическую власть.

Самые прибыльные отрасли, такие как энергетика и телекоммуникации, государственные монополии, возглавили партийные чиновники или их родственники. Энергетика, например, управляется дочерью экс-премьера Ли Пэна, а телекоммуникации контролируются сыном бывшего главы партии Цзян Цзэминя.

Иностранным и отечественным инвесторам часто приходится платить большие суммы за «консультации» чиновникам для получения разрешений на ведение бизнеса в Китае, или чтобы задобрить местные власти, а иногда просто для того, чтобы избежать неприятностей.

Лояльность по отношению к КПК и её лидерам стала основным критерием при назначении на высокие посты в Китае, в том числе в судебной системе, образовании и средствах массовой информации. Таким образом, политики максимально используют все свои преимущества. Вся государственная машина разработана таким образом, что политики, которые действительно заботятся о простых китайцах и хотят уменьшить разрыв в доходах, имеют мало шансов получить высокий пост и реализовать свои планы.

Примеров тому множество. Реформа распределения доходов, отмена системы проживания, которая дискриминирует жителей сельской местности, повышение курса китайского юаня и реальные антикоррупционные меры – это только несколько инициатив из длинного списка, которые обсуждались в течение многих лет, но никогда не воплощались в жизни. Любая из этих инициатив, если только однажды заработает, сразу станет преградой для повышения благосостояния многих влиятельных людей.

Нереалистично ожидать от КПК, что она начнёт осуществлять реформы сверху вниз и делиться доходами с простыми людьми. Именно поэтому следующие 3 десятилетия КПК будет и дальше двигаться по «смертельной спирали».

Партийные лидеры хотят извлекать выгоду из несправедливой системы, а не пытаться смягчить гнев народа. Подлинная реформа в таких условиях невозможна. В конце концов, гнев народа настигнет их, и компартии не станет.

Цзянь Тяньлунь, доктор философии, регулярно пишет о китайской экономике и консультирует The Epoch Times по вопросам экономики. Его блог: chineseeconomictrend.blogspot.com.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае авария на дороге унесла жизни девяти человек
  • Китайские иероглифы: «и» — праведность, справедливость, верность
  • Жители Шанхая требуют от чиновников обнародовать свои активы
  • День защиты прав человека отметили показом фильма «Свободный Китай»
  • Международная амнистия призывает спасти сторонников Фалуньгун, арестованных в Китае за свою веру


  • Top