Китай оказался экономически несостоятельным


Китайская экономика в последнее время переживает спад, что не стало неожиданностью для экономистов, которые понимали основные проблемы макроэкономической политики в стране. Экономическая реформа в Китае в конце 1970-х годов была проведена таким образом, что провал был неизбежен.

Тысячи людей, ищущих работу, пришли на трудовую ярмарку в Хэфэе восточной провинции Аньхой, 25 февраля. Спад на рынке жилья создаст безработицу и будет угнетать другие секторы экономики, которые зависят от недвижимости. Фото: STR/AFP/Getty Images Тысячи людей, ищущих работу, пришли на трудовую ярмарку в Хэфэе восточной провинции Аньхой, 25 февраля. Спад на рынке жилья создаст безработицу и будет угнетать другие секторы экономики, которые зависят от недвижимости. Фото: STR/AFP/Getty Images

Центром китайской экономической модели стали чрезмерная зависимость от инвестиций и экспорта, а также искусственное занижение процентных ставок.

Высокий уровень внутренних и внешних инвестиций в инфраструктуру и производственные мощности стал основным двигателем роста валового внутреннего продукта Китая (ВВП).

Доля инвестиций в ВВП выросла с 35,1% в 2000 году до 48,4% в 2011 году. Инвестиции в других странах, наоборот, снизились до 15-29%. Проще говоря, в других странах люди в основном покупают и продают товар. В Китае правительство в основном занимается строительством.

Крупные инвестиции в Китай частично вызваны искусственно заниженными процентными ставками. После учёта инфляции эти ставки оказались нулевыми или отрицательными. Другими словами, деньги остались «свободными», без процентов.

Эти деньги, послушно поставляемые государственными банками, были потрачены на инфраструктуру, недвижимость и крупные промышленные проекты. Но могут ли все произведённые товары продуктивно использоваться?

Металлургический сектор может производить 900 млн тонн стали в год, что превышает спрос примерно на 160 млн тонн. Мощность сектора была увеличена на 50% (300 млн тонн) с 2008 года. В результате избыточных мощностей треть металлургических компаний потерпели убытки в первые семь месяцев 2012 года.

Это не означает, однако, что производство замедлилось. Производство стали составляет восемь процентов ВВП, и снижение темпа ударит по экономическим показателям. Таким образом, сталелитейные заводы по-прежнему работают на 95% мощности, производя товар, который не раскупается.

«Солнечный» сектор Китая имеет, пожалуй, худшее положение. Производство солнечных панелей, по некоторым оценкам, в 20 раз превышает национальный спрос и в 2 раза превышает мировой спрос.

Избыточность вредит и другим секторам, включая горнодобывающую промышленность, металлообработку, производство цемента, базальтового утеплителя и многое другое. Дальнейший рост производства в этих областях будет просто уничтожать то, что есть. Ресурсы, потребляющие инвестиции, имеют малопродуктивное использование, и не будут генерировать значимые денежные потоки.

Чрезвычайно низкие процентные ставки сделали всё это возможным. Государственные компании, которые требуют много денег, могут взять столько, сколько захотят за небольшую плату. Те, кто хочет сохранить свои деньги, например, рабочие и их семьи, фактически субсидируют эти операции через банковские депозиты, потому что у них небольшой выбор того, куда вложить свои сбережения.

Для большинства людей, инвестиции в недвижимость являются единственным местом, где они могут получить достойную доходность за свои деньги, которая превышает уровень инфляции. В результате значительные инвестиции в жильё создали огромный пузырь на рынке недвижимости.

Инвестиции в недвижимость в 2011 году составили 13% ВВП Китая, в то время как доходы от продажи земельных участков составили 30-50% доходов местных правительств.

Пузырь также создал города-призраки, такие как Ордос во Внутренней Монголии. Его окрестили «Пустым городом Китая» после того, как журналистам телевидения «Аль-Джазира» показали обширные и пустые торговые комплексы и множество необитаемых домов.

С повышением ставок до 30% и цен, которые сильно снижают покупательную способность обычных китайцев, жилищный сектор сталкивается с неприятностями, и многие застройщики не завершают работы. Спад на рынке жилья создаст безработицу и будет подавлять другие секторы экономики, которые зависят от недвижимости.

Низкие реальные процентные ставки, высокая стоимость жизни для обычных людей и контроль над ресурсами в отраслях, контролируемых государством, приводят к тому, что средняя китайская семья имеет низкую покупательную способность.

Таким образом, с 1990 по 2011 годы в Китае доля потребления снизилась с 47% до 34,5% ВВП. Потребление в США составляет около 70% от ВВП.

Экономическая модель, на которую Китай опирался так долго, больше не работает. Всё больше инвестиций получают всё меньше «возвращения», и во многих случаях просто испаряются.

Единственный путь развития — увеличение доли потребления в ВВП. Это, однако, потребует выправления искажённой экономической системы, построенной вокруг семей лидеров и ведущих членов коммунистической партии, которые получают огромные доходы в нынешней ситуации.

Если не провести значительные реформы (я имею в виду фундаментальную трансформацию модели экономического развития страны), то система рухнет.

Цзянь Тяньлунь, доктор философии, регулярно пишет о китайской экономике и консультирует The Epoch Times по вопросам экономики. Его блог:chineseeconomictrend.blogspot.com.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Почему компартия боится реформ?
  • Слабые звенья в плане «обновления» Китая
  • В Китае появились первые признаки перемен
  • Для китайских СМИ бойня в США оказалась важнее, чем резня в Китае
  • Китайские иероглифы: «чао» — династия


  • Top