Слабые звенья в плане «обновления» Китая


С момента вступления в должность генерального секретаря коммунистической партии Китая (КПК), Си Цзиньпин сделал три выступления, наметив три пути восстановления политической легитимности КПК. В дополнение к «хлебному» и «антикоррупционному» путям, Си также пообещал «большое обновление китайской нации».

Си Цзиньпин во время встречи с группой зарубежных экспертов в Большом народном зале, 5 декабря, Пекин, Китай. По мнению Хэ Цинлянь, в концепции национального «обновления» Си мало нового и много проблематичного. Фото: Ed Jones-Pool/Getty imagesСи Цзиньпин во время встречи с группой зарубежных экспертов в Большом народном зале, 5 декабря, Пекин, Китай. По мнению Хэ Цинлянь, в концепции национального «обновления» Си мало нового и много проблематичного. Фото: Ed Jones-Pool/Getty images

Во все времена обновление нации зависело от двух факторов: поддержки широкой общественности и больших материальных ресурсов. В сегодняшнем Китае наблюдается серьёзная нехватка и того, и другого.

Партия против людей

Первое слабое звено в плане Си — это отношения между властью и народом, которые не восстановлены.

29 ноября Си посетил «Дорогу к обновлению», выставку в Пекине, и сделал следующее заявление: «Мы, сегодняшнее поколение коммунистов, должны, имея то, что оставили нам наши предшественники, продвигаться вперёд, в будущее».

Он также пообещал хорошо управлять партией, объединить всех китайцев в стране и развивать нацию, чтобы «продолжать смело идти по пути к большому обновлению китайской нации».

Повторяя слова Си, «Жэньминь жибао» немедленно опубликовала четыре комментария, подчеркнув, что «только тогда, когда страна сильна и китайской нации хорошо, народу может быть хорошо».

Это ничем не отличается от девиза Мао: «Если вода поднимется в большой реке, речушки тоже будут полными», и теории Дэн Сяопина: «Если страна сильная, люди будут счастливы».

Речи о том, что счастье народа зависит от мощи страны и сильной нации, это лишь пустые разговоры. Чтобы честно отразить нынешнюю политическую реальность в Китае, крылатая фраза должна быть изменена: «Счастье некоторых привилегированных людей зависит от мощи страны и нации».

Многие, включая меня, учитывают отношения между страной и народом. Мы считаем, что «только тогда, когда люди процветают и их права гарантированы, страна может быть сильной». Если у народа нет прав, нация не может быть сильной.

За последнее десятилетие число массовых акций протеста по всему Китаю увеличилось со 100 000 до более 200 000 в год. Поводом для них в основном становится то, что основные права человека нарушаются власть имущими. Китайский режим признаёт, что есть конфликты между чиновниками и гражданами, но говорит, что они случаются просто из-за недостойного поведения некоторых чиновников. Режим не признаёт, что КПК полностью потеряла доверие народа и что сама политическая система является причиной конфликтов.

Зависимость от иностранных ресурсов

Вторым слабым звеном в плане Си является высокая зависимость Китая от иностранных ресурсов. Си ничего не говорит об экономической основе обновления. Экономика Китая уже давно зависит от иностранных ресурсов.

Мао принял националистическую политику: «Закрыть порты и запереть двери». В эпоху Мао китайская нация была самодостаточной, потому что ресурсы, такие как нефть и сталь, были доступны внутри страны.

С момента начала реформы и открытости Китай не только стал полагаться на экспорт, но и на импорт огромного количества ресурсов.

Во время правления Ху-Вэня производство и спрос были достаточно большими, чтобы повлиять на мировую экономику. Огромный спрос Китая на нефть, минералы и зерно повлиял на цену этих товаров на международном рынке, а также создал колебания на внутреннем рынке.

Ниже приводится официальная статистика, демонстрирующая высокую зависимость Китая от иностранных ресурсов.

Зависимость Китая от иностранных технологий составляет 50%, в то время как в США и Японии ― всего лишь 5%.

Зависимость Китая от импорта нефти и железа составляет более 56%. К 2015 году, по некоторым оценкам, 65% всей нефти в Китае будет импортироваться.

В 2011 году Китай импортировал 90 млн тонн угля и 40% меди в мире. Импорт алюминия, марганца и никеля также на подъёме.

Менее 90% китайского продовольствия — отечественного производства. Разрыв между спросом и предложением продуктов питания увеличивается. Китай импортирует около 56% сои, что делает его крупнейшим импортёром соевых бобов. Импорт риса Китаем является вторым по величине в мире.

70% китайского экспорта контролируется иностранными предприятиями. Это означает, что каналы на зарубежные рынки не находятся под контролем Китая.

Наиболее значительным изменением в американо-китайских экономических отношениях является то, что Китай стал крупным импортёром американской сельхозпродукции, сырья и других непроизводственных товаров. В 2011 году доля непроизводственного экспорта из США в Китай была в два раза выше, чем в 2000 году.

Зависимость экономики Китая от импорта увеличила страх китайского режима и его нестабильность. Таким образом, режим инвестирует по всему миру в попытке обеспечить стабильные поставки нефти и других минеральных продуктов.

Но с китайскими зарубежными инвестициями не всё гладко. Некоторые страны Юго-Восточной Азии, такие как Бирма, отвергают китайские инвестиции из-за территориальных споров и озабоченности по поводу расширения китайских военных амбиций.

Никто не захватывал экономику Китая

Некоторые китайские СМИ выразили свои опасения по поводу экономической зависимости: «Высокая зависимость от иностранной экономики означает, что экономику Китая захватывают».

Это заявление является необоснованным, но оно разжигает националистические настроения в Китае. Какие же именно страны захватывают китайскую экономику? Может быть, это Ближний Восток, который продает нефть Китаю? Может, это Бразилия или Австралия, которые продают железо Китаю? Или это Соединённые Штаты и Европа, которые покупают китайские товары?

Огромный спрос со стороны Китая превратил международный товарный рынок в «рынок продавца». Многие страны жалуются на рост цен на этом рынке.

В результате высокой иностранной зависимости режим не имеет другого выбора, кроме как изменить свою варварскую политическую систему. Только таким образом он может завоевать доверие других стран и влиться в международное сообщество.

К сожалению, Пекин по-прежнему считает западную демократическую систему «нечестивым путём», как выразился Ху Цзиньтао на XVIII съезде компартии.

Пекин, возможно, не понял, что, крича об «обновлении» и «укреплении», постоянно увеличивая свою военную мощь и в то же время сильно завися от зарубежных ресурсов и рынков, он теряет доверие других стран и, таким образом, создаёт больше препятствий во внешней политике.

Два слабых звена сдерживают реформы. Недоверие людей действует как мягкое ограничение, а отсутствие внутренних ресурсов накладывает жёсткие ограничения.

Зависимость от иностранных ресурсов требует от режима тщательно контролировать степень национализма, который он разжигает. Слишком много подстрекательств, в конечном итоге, приведут к негативным последствиям. Одним из примеров является недавний инцидент с картой, напечатанной на китайских паспортах, на которой отражены китайские территориальные претензии в Южно-Китайском море.

Правительство, которое отошло от народа, хотя и кажется сильным, но это просто гигантские скульптуры из песка, которые можно легко разрушить небольшим сдвигом в их основе.

Хэ Цинлянь — известная китайская писательница и экономист, в настоящее время проживает в США. Автор книг «Ловушки Китая» и «Туман Цензуры: Контроль СМИ в Китае» о манипуляциях и ограничениях прессы.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае появились первые признаки перемен
  • Для китайских СМИ бойня в США оказалась важнее, чем резня в Китае
  • Китайские иероглифы: «чао» — династия
  • Как Фалуньгун способствует стабилизации Китая
  • За 3 года в Чунцине подверглись преследованию 5600 полицейских


  • Top