«Русский» депутат из США Алек Брук-Красный: Постоянный контроль оппозиции и власти друг за другом и есть необходимый элемент демократии


 Алек Брук-Красный. Фото: assembly.state.ny.us Алек Брук-Красный. Фото: assembly.state.ny.usПервый русскоязычный депутат из США Алек Брук-Красный с 2006 года представляет в Законодательной Ассамблее штата Нью-Йорк 46-й избирательный округ.

В 2012 году на выборах в местные органы власти, которые прошли в Бруклине 6 ноября одновременно с президентскими выборами, он обошёл своего основного соперника Томаса МакКарти.

В конце уходящего года мы поздравили его с победой на выборах, которая означает, что он останется в этой должности на ближайшие два года, и попросили ответить на несколько вопросов.

– Алек, прошло более двух лет с момента нашей встречи, и я рада возможности задать Вам несколько вопросов. В этом году прошли выборы двух президентов – США и России, было ли у Вас время следить за их предвыборными кампаниями?

А.Б.: Я не очень следил за тем, что происходит в России, но я смотрел за выборами американского президента. Последняя неделя перед выборами была достаточно сложная, был ураган Сэнди, который прошёлся по моему округу, особенно в районе Си Гейт и Брайтон-бич. Круглые сутки я был занят этим, и поэтому последняя неделя перед президентскими выборами у меня выпала.

Это также отразилось на моих выборах, которые тоже проходили не просто. Мой округ состоит из двух частей, одна часть консервативная, другая более либеральная. И поскольку я демократ, для меня Брайтон – очень важный район, за счёт него я получил большое преимущество.

После урагана там почти не осталось избирательных участков, невозможно было найти место для них, вместо сорока там было всего семь. Но мои усилия не пропали даром. Многие политологи были удивлены тем, что в консервативной части района, где исторически люди голосуют за республиканцев, большинство голосов отдали за меня. Впервые голосовали за человека, который является эмигрантом, говорит с акцентом, к тому же является демократом в консервативном районе.

Это нашло широкий отклик в СМИ, что было также несколько неожиданно. В немалой степени этому способствовало то, что американцам надоели радикалы. Я же являюсь центристом, в социальном плане – я демократ, а в фискальном плане – я, скорее, либеральный республиканец. Для меня важно понять, откуда идут в бюджет деньги, необходимые для помощи наиболее нуждающимся людям. Поэтому мне удалось выиграть в консервативной части моего округа.

Теперь, что касается вашего вопроса. На мой взгляд, Барак Обама на этих выборах показал себя более консервативным, чем на прошлых, другими словами, более центричным. В 2008 году он шёл к власти как кандидат, противопоставляющий себя Бушу и всем консерваторам, а в 2012 году он предстал перед избирателями как центрист по своим взглядам на внутреннюю и внешнюю политику.

Он одержал победу над Ромни, который, по сути, тоже является центристом, но его компания хотела показать его человеком более консервативных взглядов, чем он есть на самом деле. По моему мнению, именно это ему и помешало выиграть.

– В России после выборов президента и депутатов в Госдуму было много критики со стороны наблюдателей и оппозиции. Что Вы думаете о законности прошедших у нас выборов?

А.Б.: У меня нет никаких оснований считать, что эти выборы не были демократическими. По сути дела, был избран человек, для которого западные демократические ценности не являются приоритетом. На мой взгляд, это говорит лишь о том, что для российского народа пока эти ценности не являются приоритетом.

Я бы сказал, что приоритетом по-прежнему является наличие сильной руки, обещаний, которые заменяют реальные дела, и т. д. Мне также кажется, что россияне думают, что менять правителя – дело очень сложное. Лет двадцать назад я думал также, я ведь тоже когда-то был советским человеком.

В России смена власти происходила только в результате революции, которая тоже ни к чему хорошему не приводит. Это потому, что у людей нет хорошего опыта жизни при демократических западных ценностях.

В начале 90-х годов была сделана попытка демократических преобразований в стране со стороны некоторых людей, но это выглядело странно для обычного гражданина в условиях разрухи и голода. И поэтому, когда речь заходит о демократии, первое, что приходит в голову российскому человеку, это разруха и голод, и люди больше этого не принимают. Они примут это, если появится настоящий лидер, которому они поверят. Но я пока тоже не вижу настоящих людей, которые могут переломить ход истории в России и заставить народ поверить в то, что демократия имеет место под российским солнцем.

– Могут ли повлиять на демократические процессы в России прямые выборы в губернаторы?

А.Б.: Что касается выборов в Москве или Санкт-Петербурге, есть вероятность того, что там выборы в большей степени, чем в других местах, будут основаны на демократической традиции, демократических ценностях. Проблему я вижу в том, что в России люди не совсем понимают, на чём держится демократия, не понимают её истоков. Здесь лидеры, прежде всего, усиливают себя и тех людей, которые работают с ними. А США – это страна советов директоров, здесь идёт коллективное обсуждение всех дел. Демократия, прежде всего, подразумевает культуру обсуждения, нахождения компромисса, а это и является культурой американской демократии.

В России сильно преувеличена роль одной личности, которая становится определяющей. Здесь личности тоже играют серьёзную роль, но не до такой степени. Америка – это всё же страна компромиссов.

– Алек, в прошлом интервью мы с Вами затронули вопрос об ответственности руководителей, избираемых или назначаемых. Считаете ли вы эффективным инструментом принятие системы ответственности снимаемых с должности чиновников перед избирателями?

А.Б.: Тут должны играть роль определённые факторы. Первое – это свобода мнений, особенно мнений, которые определяют политическую атмосферу, мнение большого количества людей.

– Разве это не ответственность государства – создавать такие инструменты?

А.Б.: Можно и так сказать, что это ответственность государства, но, всё же, в первую очередь, это ответственность общества. Если ответственность государства отражает ответственность общества, тогда всё нормально, но если есть противоречие (а в России это имеет место быть уже более 500 лет), это становится проблемой, и тогда всё ещё будет огромная разница между интересами государства и общества.

– Как можно снять напряжённость в обществе, недовольство результатами выборов или назначениями?

А.Б.: Я бы сказал, что это можно делать через независимые СМИ, которые информировали бы людей открыто и без цензуры о том, что происходит в стране. В западном обществе это есть. Степень ответственности выборных людей, представляющих народ, прежде всего, контролируется СМИ, ведь недаром её называют четвёртой властью. Хотя в Америке она тоже не идеальна, но только в демократическом обществе есть возможность освещать события реально, так, как они происходят. В России с этим ситуация значительно хуже.

– Почему в России не наблюдается серьёзных реформ в избирательной системе, прежде всего, в системе выборов президента?

А.Б.: Реформа избирательной системы – вещь очень сложная, и не только в России, Америке, но и во всём мире. Люди, находящиеся у власти, обычно не очень любят изменения в избирательной системе. При рассмотрении этого вопроса всегда имеет место личностный фактор.

Это не то, что я хотел бы оставаться у власти или хотел бы претворить ещё что-то. В России это связано ещё с тем, что государство и общество – это разные измерения, и государство боится большего воздействия общества на избирательный процесс. По сути, российские власти боятся настоящей демократической системы, потому что при ней, по их мнению, могут произойти перемены, в результате которых у власти окажутся совсем не те люди, которые, как они считают, должны быть у власти.

– Нужна ли в России многопартийная система? Ведь во многих демократических странах есть две ведущие политические партии, которые составляют друг другу конкуренцию, они ведь не страдают от многопартийности?

А.Б.: Конечно, многопартийная система нужна, но большое количество партий, как, например, в Израиле, ведёт к несколько хаотичному демократическому процессу. Приезд большого количества русскоязычных мигрантов добавил хаоса, потому что они с первого дня пребывания в стране имели возможность голосовать. Сегодня процесс нормализуется.

Россия находится в переходном процессе, многие избиратели не совсем понимают, что происходит, даже не совсем чётко понимают, за что они голосуют. Наличие большого числа партий может привести к ещё большему хаосу. Многопартийность предполагает компромисс, когда одна партия у власти – другая находится в оппозиции. Постоянный контроль друг за другом оппозиции и власти и есть необходимый элемент демократии. По-другому демократия существовать не может.

А если есть только одна сильная партия, демократии не будет. Руководители этой партии могут быть самыми умными и замечательными людьми на земле, но власть всё равно коррумпирует людей в любом случае, даже самых лучших. И поэтому должен быть контроль над властью со стороны оппозиции.

– Или со стороны гражданского общества?

А.Б.: Оппозиция и институты оппозиции находятся в России в зачаточном состоянии, так что пока не видно, как они будут контролировать власть сегодня и в ближайшем будущем. Сильная оппозиция могла бы приблизить Россию к тому, что называется демократическим обществом.

– А какой, на ваш взгляд, должна быть экономика в России: рыночной, плановой или смешанной?

А.Б.: Безусловно, рыночной, но при этом не надо забывать плановый элемент в экономике, который присутствует и в США. Социальные программы, программы помощи нуждающимся, транспорт, здравоохранение, образование, в том числе и в университетах – такие вещи должны планироваться государством, становятся частью плановой экономики.

Если этого добиться в идеале в отдельно взятой стране, она и будет самой передовой и успешной. В США в какой-то степени удалось этого добиться, но есть ещё элементы, которые не позволяют ей называться самым демократическим государством в мире. Здесь я бы назвал систему здравоохранения, которая оставляет за бортом 40 млн американцев.

Правильное сочетание рыночной экономики и планирования в таких отраслях, которые по природе своей не могут быть прибыльными, приводит к наиболее эффективным результатам в экономике.

– Большое спасибо за интервью, а чтобы Вы пожелали россиянам в новом году?

А.Б.: Здоровья, успехов, выбирать людей, которые не переживают за свои места, а будут беспокоиться об обществе в целом и каждой семье в отдельности.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Забастовка двухсот дворников прошла на юге Китая
  • Сотни китайских рабочих разгромили столовую из-за тухлой еды
  • В 2012 году от репрессий в Китае погибли более 150 последователей Фалуньгун
  • Сюань Цзан — мастер Трипитака династии Тан
  • Что скрывают стены на улицах города Ухань?


  • Top