История одного послания из китайского трудового лагеря


Го Цзюйфэн на акции в поддержку Фалуньгун в Германии, где он сейчас живёт после бегства из Китая в связи с политическими преследованиями. Фото с сайта minghui.orgГо Цзюйфэн на акции в поддержку Фалуньгун в Германии, где он сейчас живёт после бегства из Китая в связи с политическими преследованиями. Фото с сайта minghui.orgПримечание редактора: Автор статьи Го Цзюйфэн работал раньше инженером в городе Далянь, провинции Ляонин. Он бежал в Германию в 2008 году, так как его преследовали за практику Фалуньгун.

В Китае его арестовывали 4 раза и мучили в 3-х трудовых лагерях, используя более 30 различных методов психических и физических пыток. 12 последователей Фалуньгун, которых он знал лично, погибли от пыток: семеро из них были из Даляня, пятеро имели детей младше 18 лет.

На прошлой неделе я был поражён, прочитав новость о записке, в которой была мольба о помощи, спрятанной в подарочном наборе для «хэллоуина», экспортированного из Китая в США. Когда-то и я был точно в такой же ситуации, как тот человек, который взывал о помощи!

Я и пятеро моих друзей втайне успешно написали письмо о преследовании последователей Фалуньгун в Китае, и смогли передать его на зарубежный сайт Minghui, который посвящён разоблачению преследований Фалуньгун китайским режимом.

Как и тот человек, который написал записку, я также был в заключении в провинции Ляонин. Двенадцать лет назад меня отправили на 2,5 года в трудовой лагерь города Хулудао провинции Ляонин за то, что я являюсь последователем медитативного учения Фалуньгун. Мой спутник Цао Юйцян был замучен до смерти. За нами 24 часа в сутки наблюдали два преступника, поэтому мы не могли общаться.

Однажды мне пришла в голову смелая идея — найти способ передать информацию о преследовании внешнему миру.

Первое, с чем мы столкнулись — у нас не было ручки или бумаги. А информации о преследованиях поступало всё больше и больше. Было настоящей проблемой всё запомнить! Для улучшения памяти, я повторял про себя всю информацию каждый день, поскольку я не мог регулярно общаться с Цао.

Однажды, совершенно неожиданно, Цао сказал мне, что он нашёл пасту для шариковой ручки. Я предполагаю, что она досталась ему непросто, но у меня не было возможности спросить у него об этих подробностях.

Теперь у меня было чем писать, но не было на чём. Я, наконец, понял, что могу делать записи на туалетной бумаге, а чтобы не попасться, я должен был действовать после полуночи.

Мне надо было преодолеть страх и беспокойство, так как любая нервозность могла меня выдать. Меня терзали вопросы и сомнения: «Удастся ли нам передать информацию? Как мы узнаем об этом? Смогу ли я выдержать пытки, если меня поймают? Что, если другие заключённые узнают о моём плане? Не собираются ли они поймать меня за написанием?» Я уверен, что, если бы мой план раскрыли, меня бы безжалостно пытали электрическими дубинками.

После полуночи было действительно тихо. Я, лёжа в постели, медленно вытащил пасту и туалетную бумагу. Когда дежуривший заключённый отворачивался от меня, я медленно менял положение тела, чтобы можно было писать под одеялом. Всякий раз, когда дежурный заключённый поворачивался ко мне, я немедленно замирал, ожидая любых неожиданных поступков с его стороны. Если бы мои действия каким-то образом заметили, я бы немедленно проглотил записку.

В конце концов, статья с разоблачением преследований была завершена, я написал 2800 слов.

Я берёг записи, как мог, но теперь я должен был как-то передать их внешнему миру. Через несколько дней один заключённый спросил меня: «Могу я вам чем-то помочь?» Я был удивлён, и у меня возникли подозрения: «Может он пытается обмануть меня и передать мои записи охранникам? Могу ли я доверять ему?» Я мучился сомнениями несколько минут, а затем сказал: «Я должен пойти в туалет».

Идя по длинному коридору, я продолжал размышлять: «Как мне поступить?» Было трудно принять решение, но я должен был сделать выбор. В туалете я собрал всё своё мужество, потом подошёл к заключённому и сказал: «Не могли бы вы дать мне пачку сигарет». Он дал её, а я достал послание и вложил его внутрь. «Пожалуйста, отправьте его по адресу, указанному внутри. Пожалуйста», — попросил я его.

В течение следующих нескольких дней я очень нервничал, потому что не знал, что с письмом. Я думал о том, что буду делать, если охранники вдруг ворвутся в мою камеру с электрическими дубинками. Эта мысль угнетала меня. Это было глубокое и удушающее чувство.

Но, хвала Небесам, послание благополучно попало в руки друга, и он сразу отправил его на зарубежный сайт minghui.org! Этот подробный отчёт о преследовании нескольких последователей Фалуньгун послужил правосудию. Вспоминая эти события, я осознаю, что мне помогали свыше. Если бы не божественное вмешательство, никто и никогда не узнал бы об этой истории и о преследовании этих последователей Фалуньгун. К сожалению, четверо из двадцати человек, связанных с этой историей, позже были замучены властями до смерти.

Единственное, что меня как-то успокаивает — это то, что в тяжёлых, ужасных условиях я имел мужество и совесть, чтобы бороться со злом. Я также осознал на личном опыте, что никогда, ни в какой ситуации, не надо терять надежду.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Cубсидирование властями КНР отечественных сталелитейных компаний Еврокомиссия признала незаконным
  • Член Парламента восхищён представлением Shen Yun
  • Лидер китайской общины в Лос-Анджелесе заключён в тюрьму в Китае
  • Американское общество всё больше привлекает китайцев
  • В Китае отсутствие элементарных норм санитарии на шахтах вновь привело к гибели людей


  • Top