Шицзин — «Книга песен» древнего Китая


Древние книги. Фото: nawpublishing.com

Древние книги. Фото: nawpublishing.com

  В времена далекой старины в Китае уже появилась и широко распространялась запись древних китайских песен и стихов — «Шицзин» или «Книга песен». Эта замечательная книга включает в себя поэтические произведения, созданные в XI – VIII веках до нашей эры, первоисточники которых затерялись в веках. Китайская поэзия в дальнейшем развивалась под воздействием этой удивительной книги. В «Книге песен» представлена богатая культура китайского народа, панорама древнего быта, духовные интересы, обычаи того времени, тяжелый крестьянский труд и недовольство простых людей неравенством и угнетением со стороны князей-ванов, а также светлые человеческие чувства — дружба и любовь. В этой книге до сих пор живёт душа китайского народа.

«Шицзин» содержит 305 поэтических произведений и состоит из четырех разделов: Го фын — «Нравы царств»; Сяо я — «Малые оды»; Да я — «Великие оды»; Сун — «Гимны». Каждый раздел выступает как самостоятельная книга и обладает своей спецификой. Первый раздел — «Нравы царств» — содержит 160 песен пятнадцати различных царств древнего Китая периода династии Чжоу. Этот раздел особенно задушевный, песни подкупают своей простотой и силой искренних чувств, это подлинно народные песни.

Второй раздел — «Малые оды» — в основном является образцом поэзии придворных кругов, воспевающей подвиги древних правителей Китая. Третья часть — «Великие оды» — также состоит в основном из поэзии племени Чжоу и принадлежит, как считают, перу придворных поэтов. Четвертая часть — «Гимны» — является собранием древних храмовых песнопений и культовых гимнов в честь духов, предков и мудрых правителей древних династий Китая. Заметна архаичность языка песен «Шицзин», что также подчеркивает глубокую древность.

Считается, что отбор и редакцию произведений «Шицзин» произвёл в древности сам Конфуций, который в своём «Лунь Юй» призывает изучать «Шицзин» как источник знаний о природе и обществе. «Шицзин» был включён в канонический сборник конфуцианских текстов У-цзин, а в 213 году до н. э. он был сожжён в числе других конфуцианских книг и был восстановлен во 2 веке до н. э.

Историки Шан-шу и Цзао-чжуань сообщают, что «Книга песен» была широко распространена не только в народной среде, но и среди образованной китайской элиты, знание «Песен» служило признаком принадлежности к культурному кругу Китая. Интересно, что в «Шицзине» имеется большой фактический материал, в нём содержатся 100 названий трав, 54 названия растений, 38 названий птиц, 27 названий животных, 41 название рыб и насекомых.

В России «Книга песен» стала известна благодаря замечательному учёному-востоковеду Алексею Александровичу Штукину (1904-1963 гг.). Перевод древней «Книги песен» Штукин считал главным делом своей жизни. Но работа растянулась на долгие годы — в 1938 году он, как и многие учёные, был арестован и 5 лет провёл в лагере, только в 1947 году ему разрешили выехать из Магадана. А.А. Штукин стал преподавать в сельских школах, продолжая работать над переводом книги. В 1949 году он снова был арестован, сослан в Норильск и освобождён только в 1954 году. Осенью 1954 г. учёный перенёс второй инсульт, в результате которого правая сторона его тела была парализована, но он выучился писать левой рукой и завершил перевод «Шицзин». В 1957 году «Шицзин. Книга песен и гимнов» в его переводе наконец-то увидела свет.

«Книга песен» и сегодня поражает своей удивительной поэтичностью и душевностью, вызывая в памяти образы людей давно ушедших эпох.

Лишь барабанов бой услыхал… ( песня царства Бэй)

Лишь барабанов бой услыхал — Сразу вскочил, оружие взял. Рвы там копают в родной земле, В Цао возводят высокий вал.

К югу идём мы за рядом ряд, Сунь благородный ведёт солдат. Мир уже с царствами Чэнь и Сун, Всё ж не хотят нас вести назад!

Горе сжимает наши сердца, Здесь отдохнём, остановимся там… Вот распустили коней своих, Будем их долго искать по лесам…

Жизнь или смерть нам разлука несёт, Слово мы дали, сбираясь в поход. Думал, что руку сжимая твою, Встречу с тобою я старость свою.

Горько мне, горько в разлуке с тобой, Знаю: назад не вернусь я живой. Горько, что клятву свою берегу, Только исполнить её не могу.

Песнь о трудолюбивом дровосеке и наместнике князя (песня царства Вэй)

Удары звучат, далеки, далеки… То рубит сандал дровосек у реки. И там, где река омывает пески, Он сложит деревья свои… И тихие волны струятся, легки, Прозрачна речная вода… Вы ж, сударь, в посев не трудили руки И в жатву не знали труда, Откуда ж зерно с трёхсот полей В амбарах ваших тогда? С облавою вы не смыкались в круг, Стрела не летела из ваших рук, Откуда ж висит не один барсук На вашем дворе тогда? Мы вас благородным могли бы считать, Но долго ли будете вы поедать Хлеб, собранный без труда?

Далеко, далеко топор прозвучал, Ободья колёс дровосек вырубал. Колёса — обтёсанный, крепкий сандал — Он сложит на берег реки. Кругами расходится медленный вал, Прозрачна речная вода… Нет, наш господин ни в посев не знал, Ни в жатву не знал труда, — Откуда же триста амбаров его Наполнены хлебом тогда? Он с нами охоты не вёл заодно, И дичи из лука не бил он давно, Откуда же вдруг перепёлок полно На этом дворе тогда? Коль он благородным себя зовёт, Так пусть он не ест без тревог и забот Хлеб, собранный без труда!

Лист пожелтелый… (песня царства Чжэн) Лист пожелтелый, лист пожелтелый Ветер несёт в дуновенье своём. Песню, родной мой, начни, я хотела Песню продолжить, мы вместе споём!

Лист пожелтелый, лист пожелтелый Ветер кружит и уносит с собой… Песню продолжи, родной, я хотела Песню окончить с тобой.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Верховенство закона невозможно без ликвидации принудительного труда в Китае
  • В Пекине снова «опасный» воздух
  • Пекинский отдел пропаганды компартии содержит более 2 миллионов интернет-пропагандистов
  • В Китае произошло землетрясение
  • Гао Чжишену в отдалённой тюрьме разрешили свидание


  • Top