Стрельба в Ньютауне: размышление об американской эстетике


Ужасающая стрельба 14 декабря в начальной школе г. Ньютаун, штат Коннектикут, вызвала разноречивые дебаты о контроле над оружием в Америке.
Томас Коул (1801-1848) Кэтскиллз и озеро Джордж, Кэтскиллз Крик, Нью-Йорк, 1845, холст, масло, Историческое общество Нью-Йорка, Коллекция Роберта Л. Стьюарта, S-157. Фото с сайта theepochtimes.comТомас Коул (1801-1848) Кэтскиллз и озеро Джордж, Кэтскиллз Крик, Нью-Йорк, 1845, холст, масло, Историческое общество Нью-Йорка, Коллекция Роберта Л. Стьюарта, S-157. Фото с сайта theepochtimes.com

Помогли бы дополнительные законы о контроле над оружием? Или, как предложил исполнительный вице-президент Национальной стрелковой ассоциации Уэйн Лапьер, проблему решили бы вооруженные охранники?

Каким бы ни было ваше мнение, на самом деле Лапьер затронул более глубокий вопрос, которому средства информации уделили меньше внимания, чем двум первым. Он указал пальцем на американскую массовую культуру.

«К сожалению, в этой стране существует бездушная, продажная, растлевающая теневая отрасль, которая торгует насилием против собственного народа посредством порочных, жестоких видеоигр под названием «Свинцовая буря», «Смертельная схватка» и т.д. А ещё одна называется «Убийцы в детском саду». Она доступна в режиме онлайн уже десять лет», — отметил Лапьер.

Он продолжил: «Я хочу сказать, у нас пропитанные кровью фильмы, такие как «Американский психопат», «Прирождённые убийцы». Они транслируются как реклама… 1000 музыкальных видео, которые, вы все это знаете, изображают жизнь, как шутку, а смерть, как образ жизни. И они ещё осмеливаются называть это развлекательной передачей».

Лапьер имеет в виду американскую эстетику массовой культуры. То, что мы находим достойным смотреть, слушать, в чём принимать участие как приемлемые творческие выражения. Его взгляд кажется горькой правдой, но также совершенно не относящимся к делу. Я объясню.

Это горькая правда для родителя слышать, как его сын повторяет сказанное им грубое слово. Дети как губки впитывают информацию, манеру поведения, взгляды. Покажите детям достаточно примеров безнаказанного насилия, и очень скоро они будут искать возможность внедрять в жизнь свои собственные буйные фантазии.

Лапьер справедливо отметил: «Ребёнок, подрастающий сегодня в Америке, до достижения зрелого восемнадцатилетнего возраста становится свидетелем 16 000 убийств и 200 000 актов насилия».

Заметим, это намного больше того, с чем ребёнок столкнулся бы лет сто назад, когда мир был, как нам кажется, менее цивилизованным.

Однако взгляд Лапьера кажется полностью неуместным, поскольку мир уже дошёл до такого состояния. Кто смог бы изменить это? У нас есть Первая поправка к Конституции, гарантирующая свободу слова, и мы живём в мире, где имеют место войны и казни преступников

И в этом месте дискуссия, в основном, заканчивается. Поэтому вы не увидите её в новостях. Но с этого места нужно только начинать эту дискуссию, если мы действительно хотим покончить с бесконтрольными актами насилия в нашей стране. Я считаю, что ярлык Лапьера «теневой бизнес» полностью необоснован. Он полностью на виду, вовсе не теневой, и дело, скорее в том, что мы находим привлекательным, чем в том, чем торгует какой-то бизнес. Давайте назовём это деформированной эстетикой.

Эта деформированная эстетика является особенно американской, поскольку пустила корни в том, что считается американским идеалом: индивидуализме.

Возьмите телевизионную программу или фильм, который вы как индивидуум смотрите для развлечения, и спросите себя: «А следует ли это смотреть впечатлительному ребёночку?» Если ответ отрицательный, необязательно немедленно выключить — но вы должны разобраться, почему вам это доставляет удовольствие. Вам следует подумать не только о себе, но и о коллективе, и рассматривать себя как часть единого целого, важного для здоровья общества. В настоящее время мы имеем дело с американской публикой, которая не видит проблемы в том, чтобы разграничивать, что нормально смотреть для взрослого, а что для ребёнка. Между этими двумя не должно быть такого большого расстояния.

Эта деформированная американская эстетика прослеживается не только в телевидении, фильмах, видеоиграх и музыке, она также прослеживается в оценке современной культурой изобразительного и исполнительского искусств. Работы, которые возглавляют рынок искусства и которые висят на самом видном месте в вашем местном музее изобразительного искусства, представляют собой современные произведения, многие из которых без длинного пояснения к ним показались бы неискушённому взгляду каракулями или пятнами краски — но даже после объяснения шестилетний ребёнок ничего бы не понял. Эта деформированная эстетика построена на фрагментации точки зрения, уродливая сторона американского индивидуализма.

Всеобщее представление о том, что красиво, что может быть немедленно оценено людьми всех возрастов (включая шестилетних) и этнических групп, включает техническое совершенство, ясность и почтительное отношение к природе и божественному. Наша эстетика массовой культуры отвернулась от этих традиционных представлений. Например, в живописи за последние 100 лет произошёл взрыв невообразимых жанров, которые отбрасывают традиции, основной из которых является реалистичное изображение предметов.

Возьмите картины основателя школы реки Гудзона Томаса Коула (Х1Х век) и Пабло Пикассо (ХХ век), удалите имя автора и опросите людей всех возрастов по всему миру, какая из двух картин более прекрасная. Подавляющее большинство скажет, что реалистический пейзаж Коула лучше, чем работа Пикассо. Но на практике, картина Пикассо будет продана намного дороже, чем произведение Коула. И существует большая вероятность того, что вы даже не слышали о Коуле.

Хорошая новость заключается в том, что это не какая-то «теневая промышленность», недосягаемая, по утверждению Лапьера. Это то, на что каждый американец может иметь прямое и непосредственное воздействие. Они только должны оставить свой индивидуализм.

*****
В ответ на приведенную ниже цитату, Мерриам Вебстер даёт чёткое определение, и я бы хотел услышать другие мнения.

Особая теория или концепция красоты или искусства: особый вкус или подход к тому, что приятно для органов чувств и особенно зрения (модернистская эстетика) (постановка новых балетов, которые отражают эстетику новой нации — Мери Кларк и Клемент Крисп).

Также Крисп поднимает вопрос о прекрасном, которое отличается от нашего обычного понятия «красивого», как, например, роза считается красивой. Этот тип красоты известен как «возвышенный», и его я имею в виду, говоря о красоте в общем смысле. Этот тип красоты легко обнаружить в хорошо выполненном «реалистическом» полотне на военную тему, или картине, изображающей преследования последователей Фалуньгун, но он полностью отсутствует в модернистской картине «Герника» Пабло Пикассо. Удалите престижное имя Пикассо с этой картины, и вы получите относительно карикатурную незрелую работу по сравнению с вышеупомянутыми картинами. Большинство людей согласятся, что вышеупомянутые работы лучше, чем работа Пикассо, однако, Пикассо продаётся намного дороже, и эта дистанция между нашим единым взглядом как общества и мнением отдельных личностей на арт-рынке и является именно той деформацией, которая приводит к необъяснимым актам насилия. Таково моё мнение.

Что касается политического решения, моё личное мнение, что оно заведёт в тупик, поскольку, чем больше усиливается одна сторона, тем сильнее становится противоположная, как инь и ян. Давайте сосредоточимся на чём-то более конструктивном.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Борьба с ненормативной лексикой. Кто победит?
  • Неспортивные страсти вокруг футбола
  • Для чего консерваторам нужны гражданские группы?
  • Рост вглубь недр. Ненецкий округ
  • Всемирный опрос Q&A: Что вы запланировали на 2013 год?


  • Top