Алексей Головань: На дороги и мосты деньги есть, а на сирот – нет

Исполнительный директор региональной общественной организации «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Алексей Головань. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Исполнительный директор региональной общественной организации «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», член Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Алексей Головань. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Сейчас дискуссия вокруг так называемого «закона Димы Яковлева», принятого Госдумой РФ, идёт на спад. Общественное мнение разделилось на его сторонников и противников. Тем не менее, согласно официальным источникам, в 1991 году в СССР было 100 тысяч бездомных детей, а сейчас в России детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, более 650 тысяч, только в Москве – 17,5 тысячи.

В интервью с исполнительным директором региональной общественной организации «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»», членом Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Алексеем Голованем мы говорили о вопросах реализации национальной стратегии в интересах детей.

– Алексей Иванович, как Вы объясните причины, по которым число брошенных и бездомных детей в нашей стране увеличивается с каждым годом? И как в действительности обстоит дело с усыновлением в России?

А.Г.: Я объясняю это тем, что когда в государстве происходят очень мощные экономические и социальные потрясении, когда меняется уклад жизни большого количества людей, это в первую очередь отражается на семье. Институт семьи наиболее подвержен социальным кризисам, происходит разрушение её устоев.

Аналитики и эксперты отметили, что когда люди теряют работу, стабильность, перспективу, наблюдается резкий рост числа детей-сирот, в каких-то странах больше, в каких-то – меньше. Опять же, разные государства по-разному выходят из кризиса.

Когда случился крах социалистического лагеря, приведший к развалу СССР в 1991 году, началось массовое разрушение семьи и увеличилось число сирот, более 80% из которых – социальные сироты, т. е. дети, у которых есть родители, но они лишены или ограничены в родительских правах.

Эти люди не справились с трудностями и проблемами, которые жизнь поставила перед ними. Одни ломаются, у других, кто менее крепок психологически, опускаются руки, и вся ситуация отражается на детях. Другими словами, взрослые переносят на детей свои нерешённые проблемы, перестают выполнять социальные родительские функции.

Как только положение в стране нормализуется, происходит сокращение числа детей-сирот. Хотя сейчас ситуация более-менее стабилизировалась, общее число сирот всё же сокращается медленнее. Сейчас в детских домах воспитывается более 105 тыс. детей. По мере улучшения экономической и социальной ситуации, родственники могут брать детей под опеку, или же родители будут иметь работу, меньше пить, тогда число детей-сирот будет сокращаться.

К нулю мы никогда не придём в силу разных причин, но сократить число можно. Есть несколько возможных направлений. Первое – это профилактическая работа. Чтобы дети не попадали в детские учреждения, не изымались из семьи, для этого в семьях должны быть созданы соответствующие условия. Из нормальных семей никто не будет изымать ребёнка.

– По какой причине россияне не хотят усыновлять чужих детей?

А.Г.: Раньше усыновляли, когда семья не могла иметь детей, или, когда родители теряли ребёнка, они брали чужого, тем самым пытаясь восполнить потерю. А теперь это становится общественно значимым, делается из естественной потребности людей сделать что-то социально значимое и престижное.

Надо отметить, что у нас ещё нет культуры усыновления. Многие опасаются быть непонятыми, как будто у них что-то не в порядке. Родственники и друзья удивляются, зачем им это нужно. Общественное мнение в этих случаях играет большое значение.

Здесь есть и другая сторона. Вопрос в том, как государство помогает этим людям. У нас нет страховочных механизмов, ведь взять ребёнка – это большая ответственность. Люди понимают, что они могут с этим не справиться, им непонятно, к кому обратиться в ситуации, когда по мере роста у ребёнка могут проявиться разные патологии, иногда очень серьёзные.

Медицина практически платная, социальных психологов днём с огнём не сыщешь, за их услуги тоже надо платить. Поэтому, с какой стороны ни посмотреть, отношение общества к этой проблеме сдерживает процесс усыновления.

А на западе созданы и работают многие поддерживающие структуры. Во время моей стажировки в США в 1994 году в штате Аризона нас повели в офис одного сенатора. Мы были поражены, когда узнали, что он усыновил троих детей, причём, двоих детей из Африки и одного из Румынии.

Казалось бы, зачем ему чернокожие дети, мог бы взять любого ребёнка белых родителей? Но у них такое положение, что политику надо было обязательно усыновить кого-нибудь, иначе он не состоится как политик. Желательно усыновить ребёнка из наиболее бедных стран. Понятно, что сенаторы – люди обеспеченные, могут нанять няню для приёмных детей, но своим поступком они подают пример другим людям.

У нас ведь тоже много депутатов, которые могут себе это позволить, но они вместо этого принимают законы, запрещающие усыновление.

– Вы тоже считаете «закон Димы Яковлева» ответной реакцией на «закон Магнитского» в США?

А.Г.: Сейчас эмоции приутихли, многое из того, что было в официальных СМИ, я считаю неверным. К примеру, утверждение, что якобы наш ответ на принятый американцами «закон Магнитского» и связанный с этим законом запрет на въезд в США некоторым российским чиновникам не имеет никакого отношения к запрету американским гражданам усыновлять наших детей. Будто бы эти инициативы совпали по времени рассмотрения и принятия. Для меня очевидно, что беззащитных сирот политики и депутаты цинично используют для сведения счётов с американскими коллегами.

Я думаю, что сами депутаты не ожидали, что эта тема затронет стольких людей. Хотя они говорят, что они заботились о защите наших детей за рубежом, всё это – ложь, это было сделано специально. Почему я так говорю? Ещё за день, если говорить условно, тема защиты детей депутатов не интересовала вообще. Госдума в июле прошлого года ратифицировала соглашение с Америкой по усыновлению детей из России, спрашивается, почему они тогда не озаботились этим вопросом?

Проблема Димы Яковлева возникла в 2008 году. Почему депутатам понадобилось столько лет, чтобы вспомнить о нём? Почему их не волнует то, что права наших детей-сирот не соблюдаются в России?

Все помнят громкое дело российского бизнесмена Леонида Куваева, которого приговорили к 20 годам колонии строгого режима за 60 (!) эпизодов изнасилования 12-16-летних девочек из детдома. Однако впоследствии Верховный Суд вдвое уменьшил этот срок якобы за давностью сроков привлечения к ответственности, а также переквалификации действий на более мягкие статьи. Никого из депутатов это не озаботило.

Дети-сироты годами ждут своё жильё, только за 2011 год было выявлено 2500 преступлений в отношении детей, взятых под опеку и на усыновление. Возбуждены уголовные дела за преступления в отношении 60 детей-сирот, взятых на воспитание в семью, за которыми стоят либо гибель ребёнка, либо причинение тяжкого вреда его здоровью.

Вне всякого сомнения, депутаты использовали детей ради достижения своих политических целей. Даже не все преступники или террористы прикрываются детьми, я считаю эти вещи недопустимыми. Я всегда настаивал на том, что необходимо сделать всё, чтобы бы не отдавать детей за рубеж, а устраивать их здесь. Но мы до сих пор не создали для этого необходимые условия. И лишаем детей перспективы, лучшего будущего.

Американцы, приняв «закон Магнитского», дискриминировали российских граждан, мы же своим законом дискриминируем наших самых беззащитных детей.

Почти одновременно с этим Госдумой был принят закон об образовании, который лишил детей-сирот льгот при поступлении в вузы.

Но и это ещё не всё. Правительство утвердило отрицательный отзыв на законопроект, связанный с повышением гарантий жилищных прав сирот. Теперь сироты должны в суде отстаивать то, что им положено по закону.

– То есть, речь идёт о системном подходе в вопросах реализации национальной стратегии в интересах детей?

А.Г.: Судите сами. Недавно были также приняты поправки в гражданский кодекс, которые регулируют использование денежных средств законными представителями, т. е. опекунами и попечителями, на содержание детей.

Статья устанавливает контроль со стороны органов опеки и попечительства за действиями опекунов (попечителей) по распоряжению имуществом подопечных, включая ежемесячное пособие и алименты.

По инициативе депутата Крашенинникова два года тому назад были внесены поправки в 37 статью, согласно которым опекуны могут использовать из этой суммы только ту часть, которая не превышает прожиточный минимум по стране, а остальную часть расходов надо ежемесячно согласовывать с органами опеки.

Другими словами, тем людям, которым доверили ребёнка, мы не можем доверить расход денежных средств на его содержание. Мы боролись за то, чтобы вернули всё, как было. Нашу поправку приняли, но неизвестно, когда она вступит в силу.

Теперь государство не пускает наших детей за границу и при этом лжёт, что здесь для них всё сделаем сами. Когда дети закончат жить в детдомах, они годами будут ждать жильё. Депутаты, которые живут в шикарных квартирах и домах, будут голосовать против, мотивируя тем, что денег нет. На олимпиады, чемпионаты, дороги и мосты деньги есть, а на сирот – нет.

Здесь сиротам невозможно будет получить высшее образование. Даже если они его получат, чего им ждать после окончания вузов, если им негде жить? Общежитие ведь дают только студентам и учащимся.

Принятие этого закона не соответствует нашим обязательствам по конвенции о правах ребёнка. По крайней мере, фактически мы вышли из трёх статей конвенции, что недопустимо. Помимо этого нарушаются статьи 19, 38, 55 Конституции РФ. Почему американцам нельзя усыновлять, а гражданам других стран можно? Где логика? Закон нарушает Конституцию, ограничивая права ребят жить в семье.

– Как Вы думаете улучшить ситуацию с детьми-сиротами, возможно ли это?

А.Г.: Из администрации президента пришло сообщение, что был проведён анализ общественного мнения, и что большинство населения поддержало «закон Димы Яковлева». Однако мы же не знаем, какие вопросы ставились, какую категорию населения опрашивали, надо опираться не на всё население, а на ту его часть, которая генерирует какие-то идеи, что-то делает. На специалистов, которые годами занимаются проблемой сиротства.

Многим людям ведь ничего не нужно, им важнее собственное спокойствие, домашние дела и заботы. Может, это и неплохо. Но власти следует опираться на социально активных людей, которые вышли против этого закона на улицу. Когда что-то будет происходить с властью или со стабильностью в стране, отстаивать страну выйдут тоже далеко не все.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Москве открылась выставка картин китайских художников
  • Сказки осени
  • На «Грэмми-2013» запретили слишком открытые наряды
  • Нарисованное солнышко. Сказка
  • Морское наследие России. Музей переехал


  • Top