Чуские строфы поэта Цюй Юаня

Цюй Юань (339-278 до н.э.) отличался своей честностью среди чиновников во времена правления Чу в период Воюющих Царств (403-221 до н.э.) в Китае. Иллюстрация: Чжан Цуйин

Цюй Юань (339-278 до н.э.) отличался своей честностью среди чиновников во времена правления Чу в период Воюющих Царств (403-221 до н.э.) в Китае. Иллюстрация: Чжан Цуйин

В древнем царстве Чу на юге Китая в середине IV века до н.э. появился новый поэтический жанр относительно свободной формы, получивший название «чуцы» — «чуские строфы». Этот жанр берёт свое начало в устном народном творчестве, а крупнейшим представителем этого жанра является поэт Цюй Юань (340-278 годы до н.э.) эпохи «Воюющих царств». Цюй Юань считается первым великим поэтом Китая, родоначальником поэзии древности. Если «Книга песен» представляет собой подлинно народное безымянное творчество, то Цюй Юань положил начало возникновению литературы, имеющей индивидуального автора, а также создал свой собственный жанр, известный под названием «цы» или «саоти» по называнию поэмы «Ли Сао». Его стихи — шедевры древней китайской поэзии, сочетающие в себе богатство языка и поэтическую фантазию.

Цюй Юань первым отказался от четырёхсложной строки «Книги песен», бывшей канонической во время жизни поэта, и ввёл переменную длину строк, придающую стиху ритмическое разнообразие. Он создал в Чу свою поэтическую школу, самым ярким представителем которой был поэт Сун Юй, хотя и все остальные китайские поэты более поздних времен также несли в своих творениях благотворное влияние его поэзии.

Знаменитый интеллектуал Сыма Цянь, живший сто лет спустя после смерти поэта, в своих «Исторических записках» приписывает Цюй Юаню авторство пяти произведений, среди которых наиболее известны «Вопросы к Небу», «Плач о столице Ин» и «Ли Сао» («Скорбь отлученного»), а согласно Ван И (IIIв. н. э.), Цюй Юаню могут принадлежать до 25-ти произведений.

Сыма Цянь с глубоким почтением так охарактеризовал творчество Цюй Юаня: «Цюй Юань сумел показать всю широту справедливости и добродетели, он описал все способы устранения смут в государстве. При этом он учёл всё до самого конца. Сочинения Цюй Юаня лаконичны, слова сокровенны, стремления чисты, деяния бескорыстны. Стихи его невелики по размеру, но говорится в них о вещах великих; он приводит близкие нам примеры, но в них можно усмотреть весьма глубокий смысл… Так как деяния его были бескорыстны, то он предпочёл смерть изгнанию… Стремления, которые им руководили, в блеске своём могут соперничать с сиянием солнца и луны».

Цюй Юань происходил из семьи придворных аристократов Чуского царства и даже находился в родстве с царствующим князем. Будучи весьма знатным, Цюй Юань служил министром при дворе царства Чу. Он выступал против гегемонии Цинь, но был оклеветан соперником-министром, имевшим сильное влияние на правителя Чу, князя Цин-сян-вана (298–263 г. до н.э.).

Он был хорошо образованным человеком, прекрасно знающим историю и философию древнего Китая, что нашло отражение в его знаменитой поэме «Вопросы к небу», в которой автор пытается понять сложные вопросы бытия и происхождения жизни.

Вместе с тем, судя по его стихам, Цюй Юань был очень порядочным человеком, выше всего для него были интересы родины и благо народа. Он всем сердцем презирал продажность, зависть и беспринципность аристократии, а также смело осуждал чуского князя за его жестокость и отсутствие внимание к интересам вверенного ему народа. Несправедливость и зло современного ему общества глубоко ранили поэта. Таким образом, его творчество положило начало патриотической теме в последующей поэзии Китая.

Долгие годы поэт провёл в изгнании, не поладив с князем, но мысли его всегда были с родными местами. Страдал измученный войнами народ, бездарные правители своими действиями ослабляли страну. Когда в 278 году до н.э. враги напали на царство Чу и циньский военачальник Бай Ци захватил столицу царства город Ин, Цюй Юань тяжело переживал гибель своего государства и создал свой знаменитый «Плач о столице Ин». Не в силах вынести гибель своей отчизны, а также доведённый до отчаяния душевными страданиями, Цюй Юань в 62 года покончил жизнь самоубийством, бросившись в воды реки Мило.

До настоящего времени день ритуального самоубийства Цюй Юаня (день Дуань-у по восточному календарю — один из «Трёх больших праздников Китая») отмечается как праздник под названием Праздник Драконьих Лодок. По преданию, крестьяне безуспешно пытались спасти Цюй Юаня, а затем они плеском вёсел и грохотом барабанов стали отпугивать от его тела речных духов и рыб.

Однажды дух Цюй Юаня явился ночью его друзьям и поведал, что причиной его смерти стал речной дракон, и попросил бросать в реку рис, завёрнутый в треугольные шёлковые пакеты, дабы отпугнуть дракона, что и было сделано. Впоследствии шёлк был заменён на тростниковые листья, в которых рис проваривался и употреблялся в пищу.

Со временем «поиски тела на реке» вылились в состязания в гребле, причём нос каждой лодки обязательно изображал драконью голову. С тех пор день смерти поэта стал праздноваться ежегодно гонками «драконьих лодок» в пятый день пятого месяца по китайскому лунному календарю.

Вопросы к небу (отрывок)

перевод А. Адалис

Каков был довременный мир — Чей может высказать язык? Кто Твердь и Землю — «Верх» и «Низ» Без качеств и без форм постиг?

Был древний хаос, говорят — Кто чёткости добился в нём?

В том, что кружилось и неслось,

Кто разобрался? Как поймём?

Свет зародился от чего? Как два начала «Инь» и «Ян» Образовали Вещество?

«Девятислойный» небосвод Когда послойно разберут? Всё чьим-то создано трудом Кем начат этот вечный труд?

К чему привязаны концы Небесной сети? И навес — На чём он держится? И где Тот «стержень» полюса небес?

Пусть небо на «восьми столпах» — Юг и Восток на чём, скажи? Пусть девять в небе этих «сфер» — Где их разделы, рубежи?

Изгибов будто бы у сфер Премного — сколько же точней? Кто вздумал всё это рассечь На равных дюжину долей…

Смерть за родину.

(перевод Л. Эйдлина)

В руках наших узкие копья, На всех носорожьи латы. Столкнулись в бою колесницы, Мы в рукопашном бьёмся…

Вперед! И нефритовой палкой Я бью в барабан громкозвучный. Нахмурилось тёмное небо, Разгневался Дух Великий.

Во тьме без дна и без краев Сурово воины пали. Тела их лежат на поле…

Кто вышел — уже не вернётся: Ушедшие не приходят. Померкла для них равнина, Исчезла дорога в далях.

Они не расстались с мечами,

Не бросили циньских луков.
И пусть обезглавлено тело — Душа не хранит упрёка.Мужи настоящей отваги, Высокой воинской чести! Их, сильных и непреклонных, Никто покорить не может!

Пусть умерло смертное тело, Но дух остаётся вечным! Отважные души павших И там, среди душ, герои!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фан-клуб Си Цзиньпина попал в центр внимания китайской общественности
  • Десятки тысяч поздравлений прислали основателю Фалуньгун из Китая
  • Известный китайский диссидент: Shen Yun является большой проблемой для китайского режима
  • Канадские депутаты обеспокоены варварским бизнесом
  • Коррупция в Китае изменила значение древней традиции


  • Top