Исторические мифы и реальность


Погибший в бою в 1485 году, Ричард III в последнее время упоминается в новостях, его останки обнаружили осенью 2012 года в результате археологических раскопок в Лестере, Англия. Хотя распространено мнение, что Ричард был убийцей и тираном, есть и те, кто его защищает.
Сенатор Роберт Кеннеди и его помощник Теодор Соренсен, 3 апреля 1968 года. Соренсен был ведущим спичрайтером президента Джона Кеннеди. Фото: National Archive/Newsmakers via Getty ImagesСенатор Роберт Кеннеди и его помощник Теодор Соренсен, 3 апреля 1968 года. Соренсен был ведущим спичрайтером президента Джона Кеннеди. Фото: National Archive/Newsmakers via Getty Images

По их мнению, репутацию Ричарда III подпортили сторонники Тюдоров. Эту династию основал человек, который взошёл на престол после Ричарда. Видное место среди предполагаемых фальсификаторов занимает Уильям Шекспир.

Какой бы ни была истина в случае с Ричардом, есть более актуальные примеры исторического мифотворчества. Например, историк Шелдон М. Стерн говорит, что большинство представлений о кубинском ракетном кризисе 1962 года не соответствуют действительности.

Стерн, историк в Библиотеке Джона Ф. Кеннеди (с 1977 по 1999 год), имел некоторый доступ к информации об этом инциденте. Ему удалось прослушать тайные магнитофонные записи Кеннеди во время кризиса, в частности, касающиеся работы Исполнительного комитета Совета национальной безопасности США (ИК СНБ). Стерн считает, что эти «ленты лучше всего описывают развитие кризиса».

Стерн, не жалея слов, осуждает «однобокое» и «героическое» описание ситуации «доверчивыми журналистами», которым предоставляли информацию биографы президента – Артур Шлезингер и Теодор Соренсен, занимавшие высокие посты при администрации. В частности, Стерн отмечает роль мемуаров Роберта Ф. Кеннеди «30 дней», опубликованных посмертно в 1969 году.

Хотя общая оценка кризиса Стерном расходится с мнением многих американцев, сейчас мы сосредоточимся только на роли одного участника тех событий — Роберта Ф. Кеннеди, или Бобби Кеннеди.

Многие впервые услышали о Бобби, когда он, уже занимавший высокий пост, в 1960 году успешно помогал старшему брату в президентской кампании. Но это было не первое его громкое дело. Ранее он недолго работал в комитете сенатора Джо Маккарти, изобличавшего коммунистов. Впоследствии он был главным адвокатом в комитете Макленнана, расследовавшего профсоюзный рэкет в конце 1950-х годов, и сражался в суде с Джимми Хоффом, профсоюзным лидером.

Короче говоря, Бобби имел репутацию безжалостного и целеустремленного крутого парня. Он любил выигрывать, и не всегда был разборчив в средствах.

Но, спустя годы после его убийства, Бобби стали приукрашивать. Он часто предстаёт, как романтический политик, как американская либеральная икона, как мученик, пострадавший во имя мира и справедливости. Часть этой легенды происходит от роли миротворца, которую он якобы играл во время кризиса 1962 года. Однако, прослушав ленты звукозаписи, Стерн понял, что это не так.

Как он рассказывает, Бобби был последовательным «ястребом», выступавшим за прямое вторжение на Кубу. Он беспокоился, что Америка проявляет слабость, и стремился избавиться от Фиделя Кастро.

Стерн сделал вывод: «Если бы Бобби был президентом и действовал, согласно взглядам, которые он выразил в ходе встреч ИК СНБ США, ядерная война была бы почти неизбежна».

Он также уделяет особое внимание роли Артура Шлезингера младшего, принимавшего участие в создании мифа о Бобби. Добросовестный историк и двукратный лауреат Пулитцеровской премии, Шлезингер очень многое приукрасил в биографии Кеннеди. Даже когда записи ИК СНБ стали доступны, он продолжал распространять легенды.

Надо иметь в виду, что Шлезингер, можно сказать, уже был сторонником Кеннеди, когда дело дошло до политически мотивированных исторических интерпретаций. Он получил свою первую Пулитцеровскую в середине 1940-х годов за книгу «Эпоха Джексона», в которой он расхваливал 32-го президента Франклина Д. Рузвельта и его «Новый курс».

Из всего этого можно сделать, по крайней мере, два вывода.

Во-первых, никогда не забывайте, что все личные воспоминания корыстны. Возможно, поэтому Уинстон Черчилль сказал: «История будет снисходительной ко мне… Потому что я сам напишу её».

Во-вторых, остерегайтесь историков и журналистов, которые влюблены в своих персонажей. При всех своих несомненных достоинствах, любовь может быть слепа. Так что, если вы ищете надёжный исторический путеводитель, начните с тех, кто не путал реальность с романтикой.

Обозреватель Troy Media Пат Мёрфи работал в канадской индустрии финансовых услуг более 30 лет. Он родом из Ирландии, имеет степень по истории и экономике.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top