Л. А. Карелина-Тихомирова: Ангара была благородна, чиста, оздоровительна для человека…


Интервью с Людмилой Александровной Карелиной-Тихомировой, председателем Общества Изучения Сибири и улучшения её быта имени члена Императорской Академии Наук Василия Васильевича Радлова.
Ангара. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)Ангара. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)
Общество ведёт научно-исследовательскую деятельность по выявлению и сохранению древних памятников на обширной территории Сибири, по подготовке и изданию научных трудов по истории Древних Царств и Государств Сибири. Основное исследовательское внимание сосредоточено на рунических памятниках.

— Людмила Александровна, почему Вы в этот раз решили рассказать про поездку на Ангару?

Л.А.: Я ездила в те края совсем недавно. Кроме того, там жили мои родственники, я часто бывала там во время школьных каникул. Ангара — красавица река, которая вытекает из священного Байкала, имеющего мировую известность. Ангара была благородна, чиста, оздоровительна для человека. Ныне течение её вод заблокировали как тромбы на венах плотины Иркутской, Братской, Усть-Илимской, а теперь и Богучанской ГЭС.

— Что изменилось, кроме появившихся ГЭС, с тех пор, когда Вы в первый раз ездили на Ангару? Когда это было?

Л.А.: Это было пятьдесят лет назад. Ехали мы на Ангару знакомиться с родственниками, мама нас повезла. Добирались сначала на автобусе из Красноярска до посёлка Широкий Лог (ныне относится к Лесосибирску — М.К.). От Широкого Лога на катере переправлялись через Енисей до Стрелки, а от Стрелки на метеоре вверх по Ангаре до Мотыгино, где и жили родственники. Стрелка — это место слияния двух рек, где Ангара впадает в Енисей. Ныне через Енисей ходит паром, который перевозит грузовой транспорт, в том числе и автобусы.

Тогда, 50 лет назад, летали «кукурузники» до Мотыгино, но мы ездили на автобусе, так что посмотрели окрестности всего Енисейского тракта.

Дорога, конечно, была хуже, чем сейчас. Но тогда деревни вдоль дорог ещё «дышали», была там жизнь, дома стояли ухоженные, среди красивой природы. Посёлки, леспромхозы встречались по пути следования всюду. Наблюдалась и оживлённая жизнь речного транспорта на всём протяжении Енисея и Ангары.

Когда пересели на метеор и поплыли «Навстречу утренней заре, по Ангаре, по Ангаре», то природа, тайга, горы стали окружать изумительные, вода в Ангаре была абсолютно прозрачной, зеркальной. Запомнилось Мотыгино. Настоящий районный центр, с отдельным поселением геологов, мощным леспромхозом. Наблюдалось активное строительство дорог в Раздолинск, Южноенисейск, где велась золотодобыча.

— Золотодобыча велась по рекам, драгами? Это уже тогда портило Ангару?

Л.А.: Золото там везде, не только по руслам рек. Раньше золото намывали на речках. В Южноенисейске нет Ангары, там много небольших рек, золотодобыча на них не портила Ангару.

Мама в своё время тоже пробовала мыть золото в Каменке, а Каменка впадала в Ангару. Там не было крупной золотодобычи, поэтому природа успевала восстанавливаться.

Сейчас бросились в глаза дома, стоящие вдоль автомобильного тракта. Они все покосились, падают в сторону трассы, которая проходит рядом. Видимо там почва проседает под большой нагрузкой. Много домов неухоженных. Жители по-прежнему занимаются вырубкой леса. Лес в жутком состоянии. Ездили в этот раз в ноябре, но видно, что очень многие деревья, особенно берёзы, без веток, значит мёртвые. Деревья завалены, перемешаны в результате деятельности леспромхозов. Хвои мало осталось. Если есть хвойные деревья, то обгоревшие, перекорёженные. Обгоревшие деревья — это следствие весенних и летних пожаров. Особенно часто изувеченный лес стал попадаться после переправки через Енисей на пароме, по дороге от Стрелки до переправы через реку Тасей и дальше, вплоть до Ангары.

— А добыча полезных ископаемых в каком сейчас состоянии?

Л.А.: Спрашивала об этом у попутчиков. Останавливались в одном из посёлков, где свинцово-цинковый рудник. Люди говорят, что работы или нет, или она низкооплачиваемая, жалуются, что куда ни кинь взор, ничего местным жителям не принадлежит. Добыча каменного угля близ посёлка Кукуй, а также золотодобыча в Раздольном принадлежат выходцам с Кавказа, сейчас активно «заходят» москвичи.

Об этом говорят практически все, с кем удалось пообщаться. Ведь в пути всегда свою боль незнакомому человеку легче высказать, а мне хотелось больше узнать о тех местах, где жили мои предки. Через Енисей, через Ангару можно переправиться только на катерке, который называют «хиус». Переправа на хиусе, особенно в межсезонье, сродни поездке на Титанике – переплываешь, лавируя между льдами. Что значит переправить пассажиров автобуса, человек 40, через реку? Это как минимум три часа курсировать лодке от одного берега к другому по многу раз.

— Что, нет больших катеров?

Л.А.: В межсезонье ни 50 лет назад, ни сейчас большие лодки не плавают. Ведь пока не застыла река, и лёд не укрепился, обстановка очень сложная, только юркой лодочке под стать. Таким же способом, на хиусе, мы переплыли Ангару, и, сев в поджидающий маршрутный автобус, следующий до Раздольного, добрались до Мотыгино. — Раздольный славится своей рудодобычей…

Л.А.: Да, в Раздольном, в основном вахтовым методом, золото добывают не только рассыпное, но и рудным способом. Причём, при рудном способе применяют выщелачивание цианидами, которые очень вредны для природы и человека.

— Как и 50 лет назад, самым притягательным наверняка остаётся золото…

Л.А.: Сюда стремятся не только за золотом. Местность ангарского края – это вся таблица Менделеева. Но вследствие интенсивной рудодобычи, вся эта таблица Менделеева попадает в подземные пласты, в реки и нередко оказывается в рационе у местных жителей. Очень многие в результате болеют онкологическими заболеваниями. Плюс к тому, там всегда была повышенная радиация.

В Мотыгино два кладбища, старое и новое, недалеко от бывшего аэропорта. И новое кладбище гораздо больше старого, лежат там, в основном, молодые, во всяком случае, молодых там очень много похоронено. Один из признаков цивилизации — гибель от наркомании, пьянства, онкологии, безысходности. Кроме разграбления природных богатств там ведь ничего не развивается. Даже гробы и венки привозные, не говоря уже про продовольствие. Везут всё из Красноярска, через три реки переправляют. Поэтому и цены там на всё заоблачные. Проще всего необходимое завозить зимой, когда Тасей и Ангара хорошо замерзают, можно и летом, на больших катерах. В межсезонье же альтернативы хиусам нет.

Женщина рассказывала, что иногда, хочешь-не хочешь, а приходится ехать, например, в больницу. Приезжаешь к четырём дня к Ангаре. Когда переправишься на другой берег? Если много льда плавает, то можно и к девяти вечера не переправиться. И с переправой через Тасей также. Раньше же самолёты летали три раза в день. В 70-е, 80-е гг., и даже в начале 90-х очень хорошо из Красноярска летали ЯК-40. В 50-е гг. курсировали «кукурузники», «аннушки», я сама на них летала. Брат меня отправлял на разных самолётах, иногда с геологами. Сейчас аэропорт пришёл в упадок, стоит один игрушечный «кукурузничек», какая-то пожарная техника, и всё.

— То есть, люди без авиации в случае чего остаются один на один с проблемой?

Л.А.: Да. Чтобы ездить на лодках и автобусах, нужен большой запас сил и терпения. Сейчас собираются через Кодинск делать дорогу в нижнюю часть Ангары. Но дело в том, что хотят ведь строить ещё одну ГЭС, Мотыгинскую! Реки и так уже обмелели — и Тасей, и Ангара.

— Рыба ещё есть?

Л.А.: Те, кто на Стрелке живут, они как бы к Лесосибирску относятся, говорят, что даже в этом месте слияния рек рыбы стало очень мало. А в прошлом году при запуске Богучанской ГЭС в нерестовый период рыба зашла в заводи метать икру, но так и не смогла вернуться обратно. В результате погибли десятки тонн рыбы, не появилось новое потомство. Что теперь будет с рыбой?

— Чем же тогда живёт основная масса народа, там ведь ещё и холоднее, чем даже в Красноярске?

Л.А.: Да, зимой стоят стабильные морозы за минус сорок. Люди жили благодаря рыбе и обилию дичи. Позже — ещё и благодаря знаменитой ангарской сосне. Она же всегда ценилась. Сейчас лесмпромхозов меньше стало, сплавляют лес по реке мало. Видимо, уже нечего сплавлять.

Повырубили лес, дичи жить негде: тетерев, например, оказался на грани вымирания. Но остановиться не могут. Вырубка продолжается, но хаотично. Каких только национальностей сейчас там не встретишь. Рубят и китайцы, и корейцы. И непонятно, куда и как это всё вывозится. Каким-то образом вывозят, видимо через Кежемский, Богучанский районы на лесовозах в Иркутскую область. Восстановления лесов нет. Много леса после вырубки бросают, вырубают только лучшие деревья. Всё остальное гниёт, лежит завалами.

У Пахмутовой в песне была знаменитая фраза: «Зелёное море тайги». Теперь этого моря тайги нет, только залежи.

— Какое общее впечатление от поездки?

Л.А.: Общее впечатление от поездки очень тяжёлое. В каком состоянии природа! Из «всех дыр» веет алчностью, безответственностью и нищетой, искусственно созданной нищетой народа. Руководители кичатся, что сибирский край много денег даёт России. А почему государству не построить людям хаты, не организовать переработку изувеченной древесины, которая погибает или уже гниёт, плесневеет? А ведь микозы, грибковые заболевания людей наверняка связаны с гниющим лесом. Но ведь это всё будет гнить, и никто ничего не будет предпринимать!

Сейчас стремятся побыстрее изъять всю таблицу Менделеева, всю хорошую древесину и оставить в Сибири свалку. Смотрела недавно по телевизору о том, что в Мали французские войска вступили. Мали была французской колонией, но они ответственны за неё. А у нас почему ни у кого нет ответственности за сибирскую колонию? Всё выкачать и бросить.

Куда уходят богатства? Государству от этого разграбления достаются копейки. Но государству, видимо, не до этого. Государству нужна сиюминутная прибыль, которая достигается масштабами выкачивания сибирских богатств.

Недавно в новостях прошла информация о заключённом на десятилетия контракте с Китаем на поставку туда углеводородов по фиксированной цене. В Туве китайцам отдали на пятьдесят лет разработку недр в заповедном районе Тоора Хем. Запустили недавно Богучанскую ГЭС, загубив территории и несметные биоресурсы, собираются ещё одну ГЭС строить. А ведь это районы вечной мерзлоты, экологические последствия непредсказуемы, вмешательство человека необратимо для природы этих мест!

— Какой выход Вы видите из создавшегося положения?

Л.А.: Прорвать чиновничью блокаду, дать развиваться гражданскому обществу, чтобы здравые, ответственные люди могли хоть как-то влиять на ситуацию в стране. А такие люди есть. Причём наши соотечественники за рубежом могли бы и хотят помогать России. Ведь экономики многих стран поднимались во многом благодаря своим зарубежным диаспорам. Опять же из новостей слышала, что Кремлёвские ёлки для наших детей практически полностью финансируются бывшими соотечественниками. Есть единичные примеры, когда они возвращаются в Россию, грамотно занимаются здесь предпринимательством.

— То есть, имеются и люди, и даже огромный капитал, которые могли бы работать на Россию?

Л.А.: Да, они бы могли работать на Россию, если бы здесь были нормальные условия и хозяйское отношение, а не сплошное разворовывание. Конечно, речь идёт не только о зарубежных соотечественниках. Просто многие нынешние российские олигархи не могут думать дальше яхт, дворцов и наращивания капиталов. Да многие из них и не способны дорожить тем, что имеют, так как им легко досталось богатство. В результате всё заканчивается, как у Березовского — пустым корытом. Хотя ко всем это не относится. Вообще Россия славилась своими меценатами, их духовностью, заботой о народе и культуре, любовью к Родине, что передавалось из поколения в поколение.

Можно назвать семьи Демидовых, Строгановых, Сибиряковых, Макушиных, Кузнецовых, Щёголевых, Раззорёновых, Кытмановых, Гадаловых, Власьевских, Авдеевых, Аласиных, Асташевых, Базановых, Басниных, Ворошиловых, Глазуновых, Дудоровских, Зензиновых, Игумновых, Корнильевых, Прасоловых, Трапезниковых. Кстати, об этом мало написано, в советские времена эта тема не приветствовалась, всячески извращалась. Они и сейчас готовы многое делать для Родины. Всё это может быть возрождено. Я в это верю.

— Спасибо!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Достопримечательности Санкт-Петербурга
  • Азоры: острова посреди океана
  • Испания: в Велес-Малага для посетителей открыта старинная башня
  • Сувениры. Что привезти из ОАЭ
  • Тропические острова в зимней Германии


  • Top