Китайская реформа системы принудительного труда — паника, недоумение, надежда


В январе коммунистическая партия Китая объявила, что её огромная система концентрационных лагерей, известная как «перевоспитание посредством принудительного труда», будет упразднена. Или ликвидирована. Или реформирована. Как обычно бывает с крупными политически чувствительными изменениями в политике Китая, детали пока неясны. Многие чиновники внутри системы сами находятся в недоумение и не знают, что делать дальше. Многие наблюдатели пытаются понять, чего ожидать в дальнейшем.
Новая администрация Си Цзиньпина заявила, что отменит широко критикуемую систему исправительно-трудовых лагерей. Должностные лица внутри системы отреагировали по-разному. Фото с сайта theepochtimes.com

Система принудительного труда в Китае называется Лаоцзяо. Это была рабочая лошадка для коммунистического репрессивного аппарата, начиная с 1957 года. В настоящее время она насчитывает от сотен тысяч до миллионов заключённых. Все оценки являются лишь догадками правозащитников, так как режим не публикует статистику. Гражданин Китая может быть отправлен в исправительно-трудовой лагерь на срок до 4-х лет без адвокатской защиты и судебного разбирательства за любое незначительное «нарушение», например, высмеивание официальной линии партии или духовные убеждения.

Учитывая центральную роль системы в «поддержании стабильности», к которой стремится коммунистическая партия Китая (КПК), к разговорам о том, что систему могут ликвидировать, надо относиться осторожно. Не получится ли так, как выразился один китайский диссидент: «Различные рецепты — а лекарство то же самое?» Не начнёт ли партия использовать судебную систему для наказания «врагов государства»? Или действительно начнётся реформа? Паника

По данным опроса, проведённого The Epoch Times, официальные лица Чунцина, крупного города на юго-западе страны, находятся в состоянии паники. Они пытаются выяснить, как новые руководящие принципы повлияют на них лично.

У сотрудников огромного аппарата безопасности в этом городе есть особая причина для беспокойства, учитывая, что тысячи людей, предположительно, были незаконно приговорены к принудительным работам. Тогда всем заправлял Бо Силай, ныне свергнутый бывший член Политбюро ЦК КПК. Его кампания «удар по чёрным» была направлена на политических противников и других неугодных. Их обзывали членами мафии, отбирали имущество и отправляли в «китайскую Сибирь». Когда эти люди выйдут на свободу, многие захотят, чтобы возмездие настигло тех, кто их засадил.

Постепенный сдвиг

В провинции Гуандун, которая всегда в авангарде реформ и экспериментов, реакция была более размеренной. Комитет партии объявил, что в течение года откажется от использования в провинции системы принудительного труда. В исправительно-трудовые лагеря больше не будут поступать новые заключённые. Оставшиеся выйдут на свободу после отбывания срока.

В провинции Юньнань, которая находится дальше от центра, чиновники объявили, что они прекратят приговаривать людей к принудительному труду за 3 вида преступлений: угроза государственной безопасности, нарушение порядка подачи ходатайства и клевета на государственных лидеров. Те, кто уже сидит, по-прежнему будут отбывать свой срок, а после этого лагеря, предположительно, ликвидируют.

Рене Ся, директор Chinese Human Rights Defenders, китайской правозащитной группы из Гонконга, заявила в пресс-релизе, что слишком рано проявлять оптимизм. «Внутри партии вполне могут быть разногласия и конфликты по поводу развития событий вокруг системы принудительного труда», — сказала она.

Альтернатива — тюрьмы

Более пессимистичные диссиденты и политические комментаторы ожидают, что власти Китая просто переключатся на другие инструменты преследования. Это уже начало происходить в отношении последователей Фалуньгун, согласно сайту minghui.org, который получает информацию из первых рук. Фалуньгун является духовной практикой, последователи которой подвергаются преследованиям с 1999 года, после того, как тогдашний лидер партии Цзян Цзэминь стал опасаться растущей популярности традиционного нравственного учения.

По данным Минхуэй (minghui.org), в некоторых регионах уже были вынесены длительные сроки тюремного заключения. Только за одну неделю января зафиксировано 75 таких случаев. Возможно, партия просто перейдёт к использованию судебной системы, чтобы атаковать китайских «врагов народа». И всё же, в судебных разбирательствах хотя бы есть намёк на предоставление юридической защиты, которая совсем отсутствовала в системе принудительного труда.

Система не меняется

Эти события не сильно удивляют Чжун Вэйгуана, журналиста и исследователя тоталитарных режимов из Германии. «Форма и название системы перевоспитания через труд может быть изменена, потому что она выглядит не очень хорошо. Они могут временно не использовать её. Но их цели, управление, контроль, запугивание и преследование людей под диктаторским правлением партии останутся теми же».

На недавнем заседании Центральной комиссии по проверке дисциплины лидер коммунистической партии Китая Си Цзиньпин подчеркнул, что борьба с коррупцией должна быть ориентирована как на «мух», так и на «тигров». Фото: Ed Jones-Pool/Getty images

По мнению Чжуна, без широких политических реформ в структуре партии, к её заявлениям по поводу перемен нельзя относиться серьёзно. В то же время, он видит в таком ходе один из элементов пропаганды.

Чжун жил за пределами Китая в течение нескольких десятилетий, но продолжает внимательно следить за событиями в стране. Диссиденты и гражданские адвокаты по правам человека внутри страны имеют общую точку зрения: партия будет продолжать подавлять народ. Хотя, возможно, у властей есть трезвый взгляд и долгосрочные планы, которые предполагают провести необходимые изменения в течение длительного времени.

Плоды усилий

Хуан Ци, который основал один из первых правозащитных китайских сайтов, Liusi Tianwang (или June 4 Heavenly Net), считает, что в этом заявлении китайских властей больше политики, чем кажется на первый взгляд.

«На данном этапе, после более десяти лет массовых протестов, можно сказать, что система Лаоцзяо уже достигла своей конечной точки. Протесты и недовольство выросли настолько, что они принимают меры для отмены системы», — считает он.

Международное давление сыграло в этом небольшую роль. «То, что действительно оказало решающее значение, это движение миллионов граждан, в том числе наших друзей Фалуньгун, и их многолетнее сопротивление», — утверждает Хуан Ци.

Дело в том, что власть была вынуждена реагировать на социальное давление. «Конечно, это также является признаком социального прогресса», — сказал Хуан Ци. Он видит, как из-за длительной кампании сопротивления, систему могут заменить чем-то другим. Но этому новому воплощению также будут оказывать сопротивление. По мнению Ци, сдвиг является важным сигналом того, что общественное давление смогло изменить официальный курс.

«Самое главное, что к этому привело сопротивление со стороны граждан, что является самым основным показателем социальных перемен в Китае», — заявил Хуан Ци.

Прогресс во взглядах

Чжан Цзянькан, адвокат по правам человека из провинции Шэньси, высказал мнение о долгосрочном развитии ситуации: «В начале года «контрреволюционные преступления» стали называть «подрыв государственной власти». Они просто поменяли название, хотя содержание то же самое. Однако даже такой шаг является своего рада прогрессом. Это показывает, что партия вынуждена была сдвинуться с места из-за народного сопротивления».

Наблюдатели считают, что объявление властей об отмене лагерей может иметь непредвиденные последствия. Оно может «открыть дверь» для других видов реформ, которые, в конечном итоге, приведут к большей свободе или даже демократии в Китае.

«Китай движется к верховенству закона, и эту тенденцию ни одна группа не может остановить, — сказал Хуан Ци и добавил, что людям в Китае, в том числе журналистам, юристам, учёным и петиционерам, надо продолжать оказывать сопротивление. —

По моему мнению, постоянное сопротивление и давление будут подталкивать материковый Китай к демократии и правам человека. … Только настойчиво прилагая усилия, мы можем продвигать Китай к правам человека».

Примечание редакции: Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь, опасаясь за свою жизнь, сбежал в американское консульство в Чэнду 6 февраля, он привёл в движение внутрипартийную борьбу, которая не прекращается до сих пор. Закулисные сражения вызваны разным отношением чиновников к преследованию Фалуньгун.

«Фракция окровавленных рук», которую создал и поддерживал бывший глава КПК Цзян Цзэминь, делает всё, чтобы продолжать репрессии, стремясь таким образом избежать ответственности за свои преступления. В то же время многие чиновники не хотят больше принимать участие в преследовании. Происходящие события ставят чиновников и народ Китая, а также и людей во всём мире перед выбором: поддержать или выступить против преследования Фалуньгун. История запомнит выбор каждого человека.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Разноцветные реки Китая
  • Пекин делает рискованные инвестиции за границу
  • Китайский Новый год встречают во Флашинге
  • Кровавое столкновение крестьян с полицией произошло в Китае
  • Чиновнику в Китае предложили за круглую сумму проплыть в грязной реке


  • Top