Отношения Китая с Корейским полуостровом

История отношений между Китаем и Корейским полуостровом насчитывает по крайней мере 3000 лет. Первые исторические записи связаны с императором У династии Чжоу, создавшим феодальный строй.
Северокорейский солдат стоит на страже перед ракетой «Унха-3», 8 апреля 2012 года. Фото: PEDRO UGARTE/AFP/Getty ImagesСеверокорейский солдат стоит на страже перед ракетой «Унха-3», 8 апреля 2012 года. Фото: PEDRO UGARTE/AFP/Getty Images

Цзи-цзы, брат короля Чжоу (последнего императора династии Шан), был правителем в Пхеньяне, а страна называлась Чао Сянь (Северная Корея). В южной части Корейского полуострова было три подобных страны, которые назывались Хань (Южная Корея).

Несколько сотен лет спустя Чао Сянь перестала существовать. Династия Хань сделала её своей префектурой Сюйань Фу, что означает «префектура чёрного тигра».

Название было связано с наличием сибирских тигров в этом регионе, где выделывалось много тигриных шкур. Люди в этом регионе были очень храбрые, были герои, которые могли в одиночку победить тигра.

Несколько сот лет спустя корейская этническая группа перебралась в этот район и составила основное население. После того, как корейцы создали свою страну, их отношения с династиями Центральной равнины Китая осложнились.

Иногда они находились в состоянии войны, а иногда наступало перемирие. Иногда они были субъектами китайских династий, а иногда были независимыми. Тем не менее, их культура и торговые отношения с Китаем всегда испытывали сложности.

Фестиваль этнической одежды как в Южной, так и в Северной Корее в настоящее время показал на самом деле стиль одежды китайской династии Сун. Складные вееры, которые китайцы использовали в течение многих лет, действительно пришли из Кореи.

Во времена династии Мин отношения между полуостровом и Центральной равниной Китая стабилизировались в течение нескольких сотен лет.

Тем не менее, социальная структура в Корее не копировала то, что было в Китае. Там продолжало процветать феодальное общество, похожее на то, что было в Японии. Большинство населения были рабами, а производственные мощности были отсталыми.

Экономика, политика и оборона опирались на китайскую династию. Это было похоже на отношения между западными странами и их колониями.

Современная Корея

Эта ситуация продолжалась до китайско-японской войны 1894-1895 гг. Впоследствии общество, экономика и культура Кореи добились быстрого прогресса, развиваясь в направлении цивилизованной страны. После Второй мировой войны, в соответствии с соглашением между Соединёнными Штатами и Советским Союзом, полуостров был разделен на две половины.

Север стал коммунистическим, в то время как Юг привязался к Западу. В конце концов, Юг стал модернизироваться и процветать. Это отдельное развитие похоже на разделение в прошлом.

Однако в отличие от древних времён, нынешняя Корея не является феодальной культурой, отстающей от Китая. Япония, которая двигалась по пути модернизации, сумела дать многое корейской культуре. Помимо науки, техники, литературы и музыки, Япония передала и национализм, который когда-то был популярен в Европе.

Корейцы постепенно отказались от культуры Конфуция, которой они следовали в течение многих лет, и вернули некогда высокомерный, независимый дух древних корейцев.

Таким образом, не только жители южной части непрерывно протестовали против американцев, которые защищали их, но и северные диктаторы никогда не благодарили китайский режим, которые их поддерживает.

Время от времени эти диктаторы выдвигали бредовые идеи, которые вызывали головную боль у китайского режима. До распада Советского Союза Ким Ир Сен дрейфовал между Китаем и Советским Союзом, собирая подачки с двух сторон.

Сын Ким Ир Сена, Ким Чен Ир уже не мог использовать Советский Союз, таким образом, он потерял возможность вести двойную игру. Поэтому Ким Чен Ир просто хулиганил. Иногда Северная Корея дружила с китайским коммунистическим режимом, а иногда проявляла своё высокомерие и независимость.

Тем не менее, такой дешёвый обман трудно долго поддерживать. Наверное, третий маленький император из Кимов понял это и решил перенять что-то у Дэн Сяопина, пытаясь провести некоторые экономические реформы.

Просит подачку

После распада Советского Союза китайский коммунистический режим стал единственной поддержкой для Северной Кореи. Опираясь на отсталость Северной Кореи, китайские коммунисты смогли заставить маленького императора Кима стать пешкой в руках китайского режима, угрожая создать ему «условия на выживание».

И теперь китайские коммунисты всё ещё пытаются контролировать открытую торговлю Северной Кореи, непрерывно используя страну в своих целях.

В этих условиях Южная Корея и Соединённые Штаты предлагают свою помощь, чтобы заменить ею контроль китайских коммунистов. Но эта схема точно не будет работать, потому что они не понимают характера коммунистической партии.

Диктаторы коммунистических режимов не дураки. Они знают, что неадекватное поведение коммунистических сообщников не подорвёт их собственные устои. Но если мириться с контролем их единомышленников враждебной политической системой, то это приведёт к тому, что диктаторские коммунистические режимы в ближайшее время рухнут или распадутся.

Поддержание диктаторского правления, которое объединяет идеологию и государство, всегда было основным принципом коммунистов. По этому вопросу Дэн Сяопин был наиболее откровенен. Другие открыто не говорили, но чётко понимали. Этих коммунистов нельзя ввести в заблуждение.

Именно на основе этого основного принципа китайские коммунисты продолжают свои отношения с третьим императором Кимом. Ким Чен Ун ведёт себя так же, как его отец Ким Чен Ир: то и дело он выкидывает кренделя, как избалованный ребёнок, а потом просит конфету.

Ким Чен Ун впервые «сыграл» ракетами. На первый взгляд, кажется, что он нацелился на Запад. На самом деле, он хочет заинтересовать Пекин, чтобы выпросить больше конфет.

Игра с огнём

Подобные ситуации имеют много опасностей. Эта «игра с огнём» ради получения конфет, действительно может привести к большому пожару. Для этого есть две основные причины.

Первая связана с внутренним конфликтом в Северной Корее. Диктатуру очень тяжело поддерживать, если информации становится проще распространяться. Даже китайскому коммунистическому режиму трудно удерживать правление, несмотря на большие компромиссы в китайском обществе, не говоря уже о том, что жестокая власть династии Ким делает северокорейский народ всё менее и менее терпимым.

Мотивация для восстания изнутри становится всё сильнее, и это приведёт к тому, что правители вынуждены будут развязать войну для решения внутренних конфликтов.

Вторая причина в том, что, надеясь на китайский режим, Ким не заботится о надлежащей сдержанности. Когда он захочет, то будет делать всё по своему усмотрению, следуя своему высокомерному менталитету.

В конце концов, у него есть связи с мощным режимом, поэтому он будет пытаться решить проблемы военным путем. Китай может быть втянут в войну неподготовленным, как это было в 1950 году.

Эта новая война будет крайне неблагоприятна для Китая, Соединённых Штатов и Южной Кореи. Но будет неплохим решением для третьего императора династии Ким, а возможно, и для России.

Ни Соединённые Штаты, ни Япония, ни Южная Корея не имеют возможности контролировать эту перспективу, и только Китай может изменить эту ситуацию. То есть, он может чётко заявить об отказе от безусловной защиты династии Ким, заставляя его прекратить рискованное поведение, и начать политические и экономические реформы своей системы.

Если Китай по-прежнему будет вести себя как во времена Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао, предлагая конфетку испорченному нашкодившему ребёнку, то в скором времени Северная Корея приведёт Китай к катастрофе. Китай должен правильно наказать «пса» и посадить его на цепь. Тогда он хотя бы будет контролировать последующие шаги Кима, не позволяя ему свободно создавать проблемы. В противном случае Китаю лучше завести другого «пса».

*****

Вэй Цзиншэн — известный китайский диссидент. Он получил много премий в области прав человека, в том числе премию имени Роберта Кеннеди в 1996 году, премию «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова и награду за сохранение мира имени Улофа Пальме в 1994 году.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Проведение цензуры Интернета — прибыльная индустрия в Китае
  • В китайской деревне из-за загрязнения не выживают даже комары
  • В 2012 году более 200 тысяч «зайцев» проехало в метро Шанхая
  • Политическая кампания в Китае может смести её создателей
  • Хаотичная золотодобыча в Китае губит экологию


  • Top