Волков С.В. «О сущности современного режима в России»

Когда говорят о странах, оставшихся под властью коммунизма, Россию обычно не включают в их число. Такой подход представляется крайне наивным. По-видимому, тут играет роль пятнадцатилетняя инерция легкомысленных надежд. Надежд вполне беспочвенных, потому что для действительных противников коммунизма с самого начала было очевидно, что события августа 1991 г. антикоммунистической революцией ни в коей мере не являлись и конца советской государственности ни в коем случае не означали.

Они лишь привели к сокращению контролируемой ею территории. Надо полностью отдавать себе отчет в том, что все это время, и тем более сейчас, когда существующий режим окончательно продемонстрировал свою приверженность ленинскому наследию и полное нежелание выйти за рамки советской государственно-политической традиции, советско-коммунистический режим в России продолжал и продолжает существовать.

Не потому только, что власть в стране по-прежнему находится в руках той же самой коммунистической номенклатуры (даже в самое «демократическое» время — 1992-1993 гг., среди нескольких сот человек высшего руководства она составляла 75%, а более 90% — недавние коммунисты), а  прежде всего потому, что остаются незыблемыми  его юридические и идеологические основы, то есть как раз все то, что было бы уничтожено прежде всего в случае победы Белого движения в гражданской войне и в случае осуществления чаяний белой эмиграции.

Поступившись частично экономическими принципами и отодвинув в тень наиболее одиозные идеологические постулаты, этот режим в полной мере сохраняет идеологическую и юридическую преемственность от большевицкого переворота, и официально ведет свою родословную не от исторической России, а от созданного Лениным Советского государства. В учебниках истории борьба против исторической российской государственности и ее уничтожение большевиками одобряются, защитники советской власти восхваляются, а ее противники осуждаются.

То есть, едва ли нуждается в особых доказательствах тот очевидный факт, что для нынешней власти РФ красные являются «своими», а белые — врагами. Не было сделано практически ничего по устранению советско-коммунистической символики и почитания деятелей коммунистического режима. Соответствующие наименования и сейчас носят более 100 только относительно крупных населенных пунктов (городов и поселков городского типа), не считая многочисленных сел и деревень.

Ну и разумеется, топонимия абсолютно любого города представлена полным набором имен из большевицких «святцев». Предпринимательский слой создан искусственно (фактически «назначен») из той же самой советской номенклатуры, ее родственников и доверенных лиц и, естественно, полностью лишен соответствующего самосознания (даже Китай в этом отношении находится в более выгодном положении – его предпринимательский слой «настоящий»).

Неудивительно, чта такая «буржуазия» более чем спокойно относится к тому, что в нынешних исторических курсах «борьба против буржуазного строя, завершившаяся победой пролетарской революции», приветствуется как дело безусловно положительное. Естественно, что о реституции, которая вернула бы собственность подлинным владельцам, власти не желают и слышать, и большинство населения по-прежнему лишено собственности.

Так что пресловутого «капитализма» у нас нет, а есть нечто подобное ленинскому НЭПу. Потому что не может быть по-настоящему свободной экономики при идейном и политическом господстве а пологетов советского режима. Коммунисты от власти никуда не уходили, а лишь разделились на две части –«стыдливых» и «откровенных». Политическая система к настоящему времени представляет собой симбиоз представляющих эти течения двух советско-коммунистических партий, из которых правящая именуется «Единой Россией», а оппозиционная – КПРФ.

Представляется курьезным, что до сих пор камуфляж (довольно небрежный) «стыдливых» коммунистов принимается всерьез, несмотря на то, что при сколько-нибудь принципиальной постановке вопроса он всякий раз неминуемо полностью исчезает. Самые последние тому примеры – отношение властей РФ к резолюции ПАСЕ об осуждении коммунизма (даже самые «демократические» СМИ из находящихся под их контролем заняли враждебную этой резолюции позицию) и к законопроекту о реабилитации противников большевизма в России.

В обществе и государстве не выкорчеваны основы советского мировоззрения, по прежнему господствует культурная и идеологическая традиция, порожденная большевицким переворотом. Характерно, что ни одна из существующих в стране политических партий не выходит за рамки советской государственно-политической традиции, ни одна не отвергает полностью юридических и идеологических основ советского режима.

Более того, когда идущий к власти Путин еще не обнаружил своих просоветских симпатий и казался противником коммунистов, те, кого принято называть «демократами» озаботились ничем иным, как «недопущением антикоммунизма». Один из виднейших деятелей этого толка заявил тогда, что он “больше всего боялся появления агрессивного антикоммунистического большинства в Думе”.

Даже сейчас большинство т.н. «демократов» в борьбе против «путинского авторитаризма» не гнушается вступать в союз с коммунистами из КПРФ и предоставлять им свои СМИ. Источником подобных тенденций является нежелание или невозможность вследствие привычного с детства воспитания уразуметь принципиальное отличие коммунистической идеологии от всякой другой, а коммунистической партии — от всякой другой партии.

Коммунистическая партия по самой сути своей есть партия преступников, ибо представляет собой сообщество людей, объединившихся во имя достижения преступной цели. Дело не столько в преступности практики коммунистического режима. Если даже предположить, что каким-то чудом (гипнозом, обманом, одурманиванием) коммунистам удалось бы провести свои эксперименты без насилия, то от этого лишение людей естественных прав свободы воли и собственности (т.е. порабощение и тотальный грабеж) и поползновения к изменению самой человеческой природы (т.е. покушение на замысел Творца) путем выведения «нового человека» не утратили бы своей преступной сути.

Она — партия преступников потому, что преступна сама идея коммунизма, посягающая на основы мироздания — Богоданную  природу человека, свободу его воли и совести, его право владеть собственностью. Все эти факторы в совокупности обеспечивают довольно высокую степень живучести советского наследия, которое не только не выветривается, но усилиями правящей партии пропагандируется и прививается молодому поколению.

Для перестроившейся советской номенклатуры установившаяся после 1991 г. система во всех отношениях подходит идеально. Она позволяет ей одновременно жить как при «капитализме», а чувствовать себя так, как она чувствовала раньше при социализме. Иметь все возможные от обладания собственностью материальные блага — и в то же время не поступаться своей сущностью, оставаться в кругу привычных идеологических образов и представлений, чувствовать себя совершенно «в своем праве» без всякой необходимости стыдиться или тем паче отрекаться от дедов-комиссаров, продолжать почитать «деятелей нашего государства» от Ленина до Андропова.

Нынешний режим, с одной стороны, стремится законсервировать советскую государственно-политическую традицию, а с другой — создать впечатление, что эта традиция уже была ликвидирована в августе 1991 г., и, следовательно, никаких других изменений больше не требуется. Совершенно очевидно, что без коренной переоценки ленинского переворота 1917 г. и коммунистического эксперимента невозможно сделать ни шагу по пути модернизации страны. К правящему же режиму следует относиться прежде всего в зависимости от того, насколько он отождествляет себя с наследием большевицких преступников.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top