Александр Штамм: «Коммунизм в СССР и КНР: сходство и различие»


Рассмотрим некоторые черты коммунистической идеологии, а также особенности властного господства коммунистов, вызвавшие массовые репрессии, тотальное подавление любого инакомыслия. Укажем, что выявленные нами особенности при отказе от них ведут, в конечном счете, к краху властной машины.

Выступление главного соредактора журнала *Посев* Александра Штамма. Фото: Великая ЭпохаВыступление главного соредактора журнала *Посев* Александра Штамма. Фото: Великая Эпоха

Основная черта коммунистической идеологии – объяснение общественного развития классовой борьбой. На этом основании устанавливается диктатура пролетариата, а коммунистическое «государство», по мнению Ленина, должно непременно быть «аппаратом насилия».

Отсюда вытекают особенности внутренней политики коммунистов, основанной на терроре для удержания своего господства, проводимом по классовому, социальному, сословному, а иногда и этническому признакам. К террору следует отнести убийства, заключение в тюрьму или концлагерь, депортацию, конфискации, реквизиции, распределение продовольствия по принципу классовой принадлежности, а также т. н. поражение в правах. Всего по данным генеральной прокуратуры СССР лишь с 1930 по 1954 гг. в стране террору подверглись свыше 52 млн. чел.

Эти данные были сообщены в ответ на запрос съезда народных депутатов РСФСР в 1990 г. Для проведения террора через 3 недели после Октябрьского переворота были отмены все законы Российской империи, через месяц учреждены т.н. «революционные трибуналы, действовавшие на основании «революционного правосознания», через полтора ме-сяца организован специальный репрессивный орган — ВЧК. Впрочем, право выносить любые приговоры, в т. ч. и смертные, было и у коллегий ВЧК, а затем (до 1954 г.) у Осо-бых совещаний ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ.

О масштабах репрессий, проводимых этими совещаниями, свидетельствует строка из телеграммы, отправленной в 1937 г наркомом внутренних дел Н. Ежовым в смоленские обком ВКП (б) и управление НКВД: «Получением сего вам надлежит уничтожить 15 тысяч врагов народа». С момента существования советской власти последовательно истреблялись, часто без суда, дворяне, буржуазия (городская и сельская), зажиточные крестьяне, казаки, духовенство, члены немарксистских партий. Депортировались целые народы (Крым, Закав-казье, Поволжье), а также частично представители народов, ведущих борьбу с коммунизмом или способных на нее (Прибалтика, Западная Украина).

Насильственно переселялись в глухие места или уничтожались лица, подозрительные для властей своим этническим происхождением (жившие дисперсно венгры, греки, китайцы, корейцы, молдаване, немцы, поляки, румыны, финны). Отдельно следует отметить массовую депорта-цию и расстрелы крестьян в 1928-34 гг.

После присоединения в 1939 г. Западных Украины и Белоруссии оттуда была депортирована значительная часть поляков. Поражались в правах (категория т. н. лишенцев) и не сосланные дворяне, лица церковного звания, купцы. Во время гражданской войны этим категориям людей выдавались пониженные продовольственные пайки. В Петрограде, например, в 1919 г они получали около 50 г хлеба в день, а «пролетарии» не менее 400 г.

Устраивались политические зачистки, присоединенных и оккупированных в 1939-45 гг. территорий от русских эмигрантов, чья вина была в том, что они состояли не только в политических, но даже и в невинных общественных организациях. Подверглись репрессиям бывшие советские военнопленные и восточные рабочие, военнослужащие вооруженных сил Комитета освобождения народов России, казаки, как ушедшие с немецкими войсками, так и отступившие после поражения в гражданской войне. Массовым репрессиям подверглись даже военнопленные I мировой и советско-польской войн.

Были уничтожены в 1940 г. плененные в 1939-ом польские офицеры. В 1953 г после завершения «дела врачей» предполагалось депортировать подавляющее большинство евреев. Смерть Сталина прервала осуществление этого «проекта». В КНР, а ранее в оккупированных коммунистическими войсками районах Китая, наблюдалась подобная же картина. Там осуществлялся террор в отношении бывших по-мещиков, зажиточных крестьян, т. н. реакционной интеллигенции, военнослужащих и чиновников Республики Китай, священнослужителей, китайских христиан, активных конфуцианцев, а также членов семей перечисленных категорий лиц.

В автономных ок-ругах был развязан террор против тибетцев, уйгуров и казахов. Точное число жертв коммунистического террора в КНР пока еще не известно. Но можно предположить, что оно, по крайней мере, не менее чем в СССР. Известны, например, такие данные: в 1950 г по официальным данным в КНР было казнено 40 тыс. «агентов американской разведки». Как же они держали связь со своим центром? Репрессии против казахов, например, при-вели к тому, что в 1963 г одно из их племен в составе 70-80 тыс. человек перешло на тер-риторию СССР.

Коммунизм претендует не только на управление всеми сторонами духовной жизни общества, но и пытается разрушить вековые традиционные институты, такие, например, как семья. Захватив власть в России, коммунисты начали сразу бороться с Церковью. Убийство первого святого новомученика протоиерея Иоанна Кочурова произошло уже 31 октября 1917 г. Несчастный был расстрелян на глазах сына. За годы советской власти в СССР было разрушено около 40 тыс. отдельностоящих православных храмов. Убито примерно 250 тыс. священнослужителей и монахов.

Библию невозможно было приобрести. За крещение детей родители подвергались различным наказаниям, а сами дети не могли рассчитывать на поступление в ВУЗы. Репрессии в отношении других христианских вероисповеданий, а также мусульман, буддистов и иудеев были меньше по масштабу, чем против православных просто в силу меньшей численности верующих этих конфессий и деноминаций. Религию коммунисты пытались заменить убогими «Моральными кодексами строителя коммунизма» или еще в 1927 г «Десятью заповедями революционного пролетариата». Последние были осо-бенно забавны.

В них, например, утверждалось, что чтить надо не всякого отца своего, а лишь отца, преданного делу пролетариата. Одновременно велась разнузданная антирелигиозная пропаганда, а в 1970-х в ВУЗах «научный» атеизм стал обязательным предме-том.

В начале советской власти большевики попробовали прямой метод разрушения семьи – в нескольких губерниях были приняты декреты о национализации женщин. Обжегшись на этом, коммунисты избрали другую тактику, заключавшуюся в обобществ-лении быта, попытках убрать воспитание детей из семей. Если для первой цели использовались дома-коммуны и общежития, то – для второй – помещение детей в детские до-школьные учреждения (в советское время большинство женщин было вынуждено рабо-тать).

Детей школьного возраста заставляли вступать в детские коммунистические организации, занимавшиеся внешкольной идеологической обработкой. На летний отдых малоимущие родители были вынуждены отправлять своих чад в пионерские лагеря. Замысел был в том, чтобы значительная часть детства и отрочества проходила вне семьи под идеологическим контролем компартии.

В КНР также попытались разрушить семейные узы столь сильные у китайцев. В начале был разрушен мемориальный комплекс великого Конфуция (Кон Фуцзы). Этот мыслитель создал этическую систему, во многом основанную на традиционных семейных ценностях. Мудрость Конфуция заменил убогий цитатник Мао. Во время т. н. «Большого скачка» людей, загнанных в коммуны, заставили не только проживать вместе в общих бараках, но и сдать в «общий котел» личное имущество, кроме зубных щеток. Остальные коммунистические эксперименты до боли напоминали то, что было в СССР.

Коммунисты, придя к власти в Петрограде, срочно запретили т. н. буржуазные газеты, затем запрет распространился на журналы, независимые книгоиздания. При этом почти сразу была введена цензура. Т. о. одним из первых деяний новой беззаконной власти стали последовательная отмена свободы слова, обмена информаций, право на независимую интеллектуальную деятельность. Из библиотек были изъяты книги, неугодные цензуре. С 1947 г началось постоянное глушение передач зарубежных радиостанций на русском языке. В области гуманитарных дисциплин допускался лишь марксистский подход. В результате они пришли в полный упадок.

В КНР повторили советский путь. Правда, с одной особенностью: с 1999 г был ограничен доступ к определенным сайтам интернета. Объявив о создании «аппарата насилия» и заменив законы «революционным правосознанием», советские коммунисты по сути дела разрушили государство.

Согласно св. Августину, принадлежавшего к этико-аксиологическому направлению общественной мысли: «Если государство не соблюдает собственные законы, то чем оно отличается от шайки разбойников?» И действительно, советское «государство» никогда не соблюдало ни собственную конституцию, ни законы, хоть как-то гарантирующие права граждан. Все эти акты были лишь фикцией. На деле же работали секретные подзаконные инструкции, драконовские статьи уголовного кодекса, а также законоприменительная прак-тика на основе «телефонного права».

В КНР примерно подобная практика. Коммунистическая власть заждется на правящем слое – номенклатуре, тщательно скрывающей свое существование. Нормальных механизмов обновления такого правящего слоя не существует. Сталин обновлял его путем периодического отстрела. Хрущев попытался ввести ротацию, за что и был снят. При Брежневе, не трогавшем номенклату-ру, она быстро загнивала. Попытки Андропова и Черненко как-то обновить номенклату-ру, опускаю. Горбачев попытался в начале обновить номенклатуру административным путем и тут же столкнулся с сопротивлением партийного аппарата.

В результате коммунизм в СССР, в конце концов, рухнул из-за полной неспособности верхушки КПСС к каким-либо коренным переменам. Мао в ходе культурной революции и последовавших за ней чисток, сильно обновил и омолодил свою номенклатуру. После его смерти и устранения от власти «банды четырех» Дэн Сяопин, опираясь на «молодых волков» начал проводить экономические реформы. В начале они шли в духе советского НЭПа, но существенным отличием: советские коммунисты, не становились собственниками предприятий, а рассматривали в большинстве своем НЭП как переходный период, в КНР же собственниками предприятий стали молодые номенклатурщики.

Попытки более старой части номенклатуры прикрыть это начинание успеха не имели. Ныне в КНР компартия прочно слилась с биз-несом и в руках ее членов сосредоточена собственность. В свободных экономических зонах наступил период относительного процветания. Темпы роста экономики довольно высоки. Однако, большая часть населения страны – крестьяне и жители городов вне свободных зон живет убого и бедно.

За счет чего произошел экономический рост? Во-первых, в стране существуют гигантские резервы рабочей силы, которые составляют бедные, но предприимчивые кстьяне. Во-вторых, высокая доля в населении крестьянства позволяет его все еще ощипывать, направляя полученные средства на развитие промышленности. В-третьих, после смерти Мао промышленность страны была по сути tabula rasa, – построенные при помощи СССР, предприятия обветшали, исследования, как фундаментальные, так и прикладные оказались в загоне.

В СССР положение было другим: колхозный строй привел не только к сокращению доли крестьянства, но и к деградации сельского населения, к тому же в стране было много предприятий ВПК и тяжелой промышленности, персонал которых в случае коренных экономических реформ было бы некуда девать, а директора этих предприятий, конечно же, не были заинтересованы в их закрытии. Половинчатая политика Горбачева, его нежелание признать право частной собственности на землю привела к тому, что в СССР, в отличие от КНР, не полились потоки западных инвестиций. Когда сегодня бывшие коммунисты разглагольствуют о возможности «китайского пути», они явно забывают про эти коренные различия.

Правда, следует отметить, что нынешние правители РФ в своей внутренней политике (упразднение демократии, фактический переход к однопартийной системе, передача целых отраслей в распоряжение кремлевских чиновников) пытаются следовать по пути КНР. Суть «китайского пути» состоит в сосредоточении собственности в руках номенклатуры, в относительной либерализации экономики при сохранении коммунистической идеологии, закрытости страны от любых свежих политических идей, что обеспечивается жесткой и жестокой диктатурой, основанной на варварских методах политического управления. Долго это продолжаться не может.

Лет через 20 нынешний правящий слой, который не допустит своего обновления, «забронзовеет» и система начнет разваливать-ся. Ее будут раздирать, как борьба внутри правителей, так и социальное недовольство народа. Последнее будет, несомненно, катализироваться поколением детей студентов с площади Тяньаньмын и участниковдвижения движения Фалунгун.

Как только оно будет иметь возможность отстранить от власти КПК, надо будет созвать Учредительное собрание вместе с представителями Свободного Китая, провести закон о самой жесткой люстрации номенклатурщиков и гэбешников, а также закон о конфискации у этой публики собственности, украденной у народа. После этого можно смело проводить остальные реформы.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Кугушев И.Г. "Духовная и экономическая реституция"
  • Загулин М.С. "Декоммунизация - путь к национальному согласию"
  • Иванов И.Б. "Русские – в поддержку идеи международного осуждения коммунизма"
  • Рисухин В.Н. "Об отношении деятелей коммунистического движения к Христианству"
  • Чистяков Б.А. "Рецидивы большевизма в России"


  • Top