Алексеева Л.М. «Преступления коммунизма – без права на забвение»


XX век будет навсегда отмечен в истории человечества как век прихода к власти и разгула двух преступных систем – коммунистической и фашистской. При этом фашистские государства не сохранились за рубежами этого страшного столетия — фашистские государства, возникшие позже коммунистических, тем или иным путем раньше сошли на нет. А вот коммунизм, победивший в России и отсюда распространившийся в другие страны, хотя и потерпел сокрушительное поражение после краха СССР, все-таки не исчез полностью, в мире сохранились государства с коммунистическим режимом, в том числе в такой огромной стране как Китай, а также на Кубе, в Северной Корее, во Вьетнаме и в Лаосе.

Я думаю, долгожительство коммунизма по сравнению с откровенно людоедским фашизмом объясняется в значительной степени особенностями коммунистической идеологии, которая эксплуатирует такие дорогие многим людям понятия, как равенство, сочувствие бедным и угнетенным, и посулами заботы именно о них.

Я помню своих родителей. Они оба были убежденными коммунистами, потому что происходили из очень бедных семей. В 1917 году они были еще детьми, и в их сердцах нашли отклик призывы построить справедливое общество, где все будут трудиться и всем воздастся по их труду. Меня они воспитали в тех же убеждениях. Я помню, маленькой девочкой я думала: какая же я счастливая, что родилась в СССР — единственном тогда в мире государстве рабочих и крестьян.

Для того, чтобы отвергнуть коммунистическую идеологию, понадобились годы и тяжкие размышления собственных жизненных наблюдений, которые свидетельствовали о жестокости режима как раз к простым людям, об очевидной несправедливости по отношению к ним, о лживости коммунистической теории в свете коммунистической практики, И это не отклонения практики от, в общем-то, правильной теории, как я думала в первоначальный период своих сомнений. Ведь не может быть случайностью, что все коммунистически режимы являются тоталитарными, обрекающими людей ни бедность и бесправие. Я была уже совсем взрослой, когда пришла к вроде бы простой мысли, что не человек существует для государства, как твердили все вокруг, и как строилась вся жизнь в СССР, а государство для человека. Но ведь иначе — зачем оно?

На нашей стране и ее гражданах лежит особая ответственность перед всем миром — именно мы должны быть особо активными в распространении нашего горького опыта жизни в тоталитарном государстве, потому что именно наша страна первая обратилась к коммунизму и весьма способствовала его распространению и в Европе, и в Америке, и в Азии, и в Африке — повсюду.

Советское руководство насаждало эти «Братские» режимы, помогало им захватить власть, поддерживало эти режимы и экономически, и всеми другими способами вплоть до военного вмешательства — вспомните Венгрию 56 года и Чехословакию 68-го, а также Польшу, где подавление всенародно поддержанной «Солидарности» произошло вследствие прямого вмешательства СССР, попытку предотвратить отделение Прибалтийских государств в 90 году.

И сейчас, к сожалению, Российская Федерация поддерживает и Северную Корею, и Кубу, Китай, а также те страны СНГ, в которых укрепился тоталитаризм в постсоветской форме — Узбекистан. Таджикистан, Туркмению и т.д. Это политика российского руководства. Но и в обществе не изжиты рецидивы тоталитарного сознания — «человек для государства». В этом нет ничего удивительного, это прямое следствие 70 лет жизни в условиях тоталитарного режима — в нашей стране он продержался дольше, чем где бы то ни было, на протяжении жизни трех поколений.

Репрессии, войны, постоянные лишения разрушили генофонд народов СССР, лишили нас исторической памяти о жизни в каких бы то ни было других условиях. Нам из этой ямы выбраться труднее, чем кому бы то ни было, поэтому ничего удивительного, что мы так мучительно труднопроходим этот путь и даже сползаем назад. Весьма затрудняет наше возвращение к общечеловеческим ценностям и к свободному существованию и то, что до сих пор не осуждены внятно преступления против человечества, в которых совершенно очевидно повинен советский режим. Даже те признания, которые как-то половинчато были сделаны, сейчас дезавуируются или затушевываются — вплоть до массовых репрессий, вплоть до захвата Прибалтийских стран в сговоре с Гитлером, вплоть до массового расстрела польских офицеров в Катыни.

Взывает к памяти о пережитом лишь небольшая часть нашего общества, прежде всего Мемориал — общественная просветительская, благотворительная и правозащитная организация, созданная именно с этой целью — сохранить память о политических репрессиях и о преступлениях режима, чтобы это никогда больше не могло повториться. Мемориал кроме большой научной и издательской деятельности проводит конкурсы среди школьников — они пишут сочинения по событиям XX века в нашей стране. Не удивительно, что многие описывают именно репрессии, часто — на истории собственной семьи. Ведь у нас редко встречаются семьи, которых эти репрессии напрямую не коснулись. Этот конкурс оставляет очень отрадное впечатление — такие чудные дети и так проникновенно они постигают наше горькое прошлое.

Однако эти усилия, предпринимаемые обществом, совершенно не достаточны, чтобы все мы, российские граждане, бесповоротно изжили в своих душах наше тоталитарное прошлое и стали способными быть свободными людьми. Для этого необходимы длительные усилия если не всего, то большинства народа, а такое массовое движение в нашей стране возможно лишь при активной поддержке государства. Однако наше государство в эту работу не включается. В свое время как-то сквозь зубы вроде бы признали грандиозные масштабы сталинского террора против собственных граждан — миллионы расстрелянных, осужденных на рабский труд в лагерях, замордованных разными способами. Но не только не осудили за это режим, правящую партию, но более того — сохранилось в неприкосновенности учреждение, которое эти репрессии осуществляло.

Оно сменило, конечно, название — Это теперь не ЧК, не ОГПУ, не НКВД и не КГБ — теперь это Федеральная служба безопасности — ФСБ. Но фээсбэшники по-прежнему открыто называют себя чекистами, сидят в том же здании те же люди и всему миру по телевидению показывают, как торжественно они отмечают День чекиста, как это было заведено чуть не при Дзержинском, а нынешний глава этой службы Николай Патрушев в интервью газете «Комсомольская правда» в этот день заявляет, что и он, и его подчиненные гордятся своими традициями и званием чекиста. И как же не гордиться -подсчитано, что сейчас у нас на должностях, где принимаются решения, каждый третий — бывший или даже действующий сотрудник ФСБ. Даже в советское время эта служба никогда не достигала такого могущества.

Несомненными свидетельствами забвения преступлений советского режима является восстановление советского гимна с несколько измененными словами как гимна Российской Федерации, восстановление красного знамени как знамени российских вооруженных сил. Но самое опасное, что в школьных и в студенческих программах обучения советский период нашей истории подается не как трагическое заблуждение, которое никогда не должно повториться, а как сплошные победы под водительством Ленина и Сталина, а о репрессиях, о бесправии и нищете граждан — или совсем ничего, или вскользь.

Два года назад я была на Соловецких островах — там в 20-х годах был создан Соловецкий лагерь особого назначения — лагерь для политических заключенных. Там погиб цвет российской интеллигенции — ученые, писатели, инженеры, священники. Спрашиваю учительницу в местной школе, водит ли она своих учеников в музей этого лагеря. Надо сказать, очень скромный музей — всего несколько небольших комнат. Но все-таки очень впечатляющий. «Что вы, — говорит она мне, — я им об этом лагере вообще не рассказываю. Иначе как они будут любить свою малую родину?».

Ну, это провинциальная учительница. Но это высказывание в духе власть предержащих. Ведь наше правительство, наша Государственная дума оказались принять закон о поддержке политзаключенных советского времени — не считают, что мы все ответственны перед этими людьми за их искалеченные судьбы. За 70 лет советского режима был разрушен не только генофонд народа, подавлялась способность сострадать, были утрачены навыки взаимопомощи, разрушены все общественные институты — кооперативы, общества взаимопомощи, благотворительные общества, творческие организации, независимые издательства, профсоюзы, женские, детские организации, не говоря уж о политических партиях. Все это было заменено организованными сверху, обязательно с присутствием коммунистической партии муляжами, псевдообщественными организациями, безжизненными как все искусственно созданное.

За последние 15-20 лет у нас в этом отношении произошли огромные сдвиги — сформировалось живое гражданское общество. Однако его усилий не достаточно, чтобы решить все проблемы, перед нами стоящие, в том числе проблему восстановления нашей подлинной истории и сохранение памяти о пережитом — ради нашего же будущего. Забыв свою историю, мы приговариваем себя к ее повторению. Зловещие признаки такого повторения уж проступают в нашей сегодняшней жизни.

Это, прежде всего то, что у нас снова появились жертвы политических репрессий. Это ученые, обвиненные в разглашении государственной тайны и далее в шпионаже только потому, что Федеральная служба безопасности стремится убедить общество в наличии внешней угрозы и показать свою значимость. Это мусульмане, назначенные в террористы, чтобы показать рвение той же ФСБ в борьбе с врагом внутренним. Это Михаил Ходорковский, который был избран стать устрашающим примером всем богатым людям, какая судьба их ждет, если они посмеют проявить самостоятельность. Это члены ЕБП, лимоновцы, жестокая расправа с которыми должна послужить устрашению любой оппозиции нынешней власти.

Жертв политических репрессий сейчас не так уж много — это не миллионы, как в сталинские времена, и даже не тысячи, как в послесталинский период. Их, пожалуй, пока лишь десятки. Но они пугающе похожи на политзэков самого страшного времени нашей истории — времени сталинских репрессий — тем, что среди них преобладают люди, не ставившие себе целью сопротивление режиму, но, тем не менее, лишенные свободы этим режимом по политическим соображениям.

Суды над жертвами политических репрессий так же не прозрачны, и так же не сообразуются с законом, как и в советские времена. Очевидная подчиненность судебной системы исполнительной власти — тоже опасное совпадение с не осужденной и не изжитой советской традицией. Возможно ли в настоящее время возвращение к мрачным временам политического террора? Хочется верить, что в современном мире это невозможно. Но пока мы не признали на самом высоком уровне и не осудили публично все преступления советского времени, это, увы, не исключается полностью в России, которая заявляет себя и действительно является правопреемницей СССР.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Представитель газеты "Великая Эпоха": «Девять комментариев о коммунистической партии» – лучшая публикация «The Epoch Times»
  • Битюцкий В.И."О прочности коммунистического сознания и его преодолении"
  • Доктор Шао Ли: "Растущее горе Китая – экологические бедствия, птичий грипп и изъятие органов"
  • Александр Штамм: "Коммунизм в СССР и КНР: сходство и различие"
  • Кугушев И.Г. "Духовная и экономическая реституция"


  • Top