Страсбургский процесс глазами русского человека

«Невозможно быть коммунистом и русским, коммунистом и французом, — надо выбирать». Александр Солженицын

Странно, что в вашей стране люди думают, что эта резолюция направлена против России, против политической системы. Напротив, это попытка вернуть справедливость людям из России и других стран, пострадавших от тоталитарных коммунистических режимов. Президент Парламентской Ассамблеи Совета Европы Рене Ван дер Линден Doch alle Schuld raecht sich auf Erden. Johann Wolfgang Goethe (Ибо всякая вина отмщается на земле Иоганн Вольфганг Гете)

Автор статьи Вячеслав Кочнов. Фото предоставлено авторомАвтор статьи Вячеслав Кочнов. Фото предоставлено авторомЯ очень долго ждал этого дня. Я уже почти отчаялся дожить до него, когда Путин вернул в российскую государственную символику кровавый советский флаг и “Союз нерушимый…” (“…голодных и вшивых” добавлял сам советский народ в собственной редакции михалковского “шедевра”). И вот этот день настал. Я имею в виду день, когда в Страссбурге начался антикоммунистический процесс.

Ксожалению и к нашему национальному стыду, инициатором его выступила не Россия и не представители какой-то другой страны, чей народ существенно пострадал от коммунистического режима. Его инициировала группа депутатов из вполне благополучных европейских стран Швеции и Германии. В этих странах политики при поддержке большинства населения добились социально справедливого общества и сравнительного достатка, не взрывая церквей, не расстреливая и не рассаживая по лагерям миллионы собственных граждан. Не развязывая мировых войн, не взращивая и не финансируя террористов.

В этих странах, не имеющих сумасшедших запасов нефти, газа, алмазов и проч. люди построили свой национальный социализм светлыми головами и трудолюбивыми руками, уважая христианские, да и просто элементарные моральные ценности. И эти светлые головы понимают сегодня, что коммунизм, в какой бы цвет он ни был окрашен, будь он “русский”, китайский или зимбабвийский, представляет непосредственную угрозу остальному миру, угрозу не меньшую чем радикальный исламизм.

Я уже писал на страницах “НП” о том, что в процессе осуждения коммунистических режимов, безусловно, заинтересованы США в их противостоянии с Китаем. Этот факт отпугивает многих антиамерикански настроенных российских граждан. Однако в данном случае, как, кстати, и во многих других, по моему глубочайшему убеждению, интересы русского народа практически полностью совпадают с интересами Белого дома.

Потому что даже если предположить, что американская всемирная гегемония (других серьезных претендентов на таковую сегодня не видно)— не подарок, то перспективы китайского мирового господства, которые уже четко вычерчиваются в ближайшем будущем, сулят нашей цивилизации полное порабощение и, скорее всего, уничтожение. Об этом совершенно недвусмысленно говорит политическая практика маоистского и постмаоистского Китая.

I.КОММУНИЗМ В ХХ ВЕКЕ

Вообще ХХ век, показав все ужасы и выявив патологическую преступность коммунистических диктатур, продемонстрировал также и полную экономическую и политическую несостоятельность красных режимов. Радикальные коммунисты — такие как в России, Китае или Камбодже — топили народы в океанах крови, а из оставшихся в живых пытались сделать “манкуртов” или по-русски интернациональных “иванов, не помнящих родства”, держа огромные массы людей в нищете, в фактическом рабстве и в спец.загонах вроде ГУЛАГа.

И на кастровской Кубе, просуществовавшей так долго только благодаря прямой финансовой и военной помощи СССР, и в Северной Корее коммунизм строился и строится, как это было, да и продолжается, по сути, в посткоммунистической России только для узкого круга политической элиты режима. Массы народа, за благоденствие которых якобы сражаются коммунисты (для посткоммунистической России это посткоммунисты, т.е. члены правящей партии “Единая Россия”), пребывают в нищете и бесправии.

Добавочная стоимость, создаваемая рабочим в коммунистическом (равно как и в посткоммунистическом) обществе, по разным подсчетам на 90-95% отчуждается режимом. Экономисты подсчитывали, что в СССР рабочий получал в среднем 5 копеек с заработанного рубля. Может быть, конечно, какой-то воображаемый рабочий способен испытывать особое удовольствие от того, что кормит не капиталиста, а партноменклатурного работника, но я вот что-то такого примера из жизни припомнить не могу.

Если же рабочий, живущий в марксистко-ленинско-сталинско-хрущевско-маоистском государстве хочет потребовать прибавки к жалованию или улучшения условий труда, то в отличие от дикого капиталистического Запада, тут с ним никто не церемонится. Если кто-то забыл о расстреле рабочей демонстрации в 1962 году в Новочеркасске или “посткоммунистической” стрельбе по рабочим Выборгского ЦБК в 2000-м году, стоит напрячься и вспомнить, как это было.

“Розовые”, т.е. умеренные красные, леваки вроде Сальвадора Альенде в Чили или Франсуа Миттерана во Франции пытались путем насильственной популистской национализации крупного бизнеса искусственно перераспределить доходы населения в сторону их уравнения, что повлекло неминуемый крах этих режимов. Крупный капитал выводил свои активы из стран с неблагоприятным, как теперь говорят, “инвестиционным климатом”, что приводило к сокращению рабочих мест, инфляции, фактическому обесцениванию всех искусственных достижений левых в социальной сфере.

Как следствие, коммунистические режимы, не опиравшиеся на тотальный карательный аппарат, оказывались крайне недолговечны в силу противоестественности их уравнительной практики.

Особенно замечательным в этом смысле выглядит недавний опыт зимбабвийского коммунизма. Опыт негрокоммунизма по-африкански в кристально-чистом беспримесном виде. Красный диктатор Роберт Мугабе при поддержке негропарламентского большинства решил произвести национализацию белых фермерских хозяйств, которых к началу нового столетия году насчитывалось около 70.000. Решил и национализировал, то есть отнял у белых и передал своим неграм-бюрократам.

Каков результат? Такой же, как и в России, в которой большевики, как известно, совершенно аналогичным зимбабвийсим способом ликвидировали сельское хозяйство. В результате в Зимбабве в течение одного 2005 года инфляция поставила абсолютный всемирный рекорд, толпы голодных негров были объявлены противниками режима, начались репрессии (не этими ли событиями вдохновлен фильм Сидни Поллака «Переводчица»?) и т.д. и т.п. Это все очень скучно пересказывать, потому что все это до боли знакомо по истории большевицкой революции.

К слову, один достаточно известный сенатор Конгресса США, республиканец Бьюкенен в своих опубликованных теоретических выкладках приходит к выводу, что главные враги человечества – это негры и коммунисты. Я, конечно же, не расист, как вы понимаете, и хотел бы гневно протестовать против подобных заявлений, но после знакомства с опытом зимбабвийского коммунизма мне и возразить-то ему нечего…

II. PRO ET CONTRA

… Наверное, главным козырем красных адвокатов является тезис о том, что коммунисты во Второй мировой разгромили “фашизм”, избавив Европу от Гитлера и тем самым якобы ее облагодетельствовав. Чем советская оккупация лучше гитлеровской, правда, уточнить обычно забывают. Спорить с заведомо бесчестными людьми, каковыми являются адвокаты коммунизма, бесполезно по той причине, что в их цели не входит установление истины, а как раз наоборот ее сокрытие с целью ухода от ответственности и справедливого воздаяния за содеянное.

Поэтому можно только указывать на лживость их аргументации, говоря об исторической правде. Не будем говорить здесь о том, что отнюдь не вся Европа мечтала освобождаться от национал-социализма, фашизма, фалангизма и их союзников. Да Гитлер — отморозок, он замучил европейских обывателей войной, хотя и не факт, что он ее начал. Но ведь давно пора осознать, что и Гитлер где-то до 1939 года, то есть до нападения на Польшу и начала Второй мировой, сделал немало хорошего для своей страны, пользовался благодаря этому поддержкой практически всего населения воссоединенных германских земель и огромной популярностью за границей.

Грубо говоря, если бы Гитлер тем или иным образом ушел от руководства Райхом после Мюнхенского договора и присоединения Судет и не так нарочито и громко конфликтовал с еврейством, он бы остался в германской, да и в европейской истории великим историческим деятелем с однозначно положительной репутацией. Но это Гитлер. А вот хотели ли финны, чтобы Красная Армия «освободила» их от режима Маннергейма, конфисковала бы земли и имущество, сослала бы половину финнов в Сибирь, остальных обратила бы в колхозное рабство в стиле «Матрениного двора» и т.д.? Пример Карельского перешейка и Эстонии был ведь уже перед глазами.

Мечтали ли испанцы об изгнании Франко и переименовании Барселоны в Сталинск-Каталонский? Испанцам, португальцам, финнам повезло: их никто от их “фашизма” не “освобождал”, что и заметно по их нынешнему уровню жизни. Норвежцам и французам тоже повезло: их освободили западные союзники, которым были не чужды христианские и общечеловеческие ценности. А вот полякам, чехам, словакам, венграм и «восточным» немцам, например, нет. Венгры и чехи были так благодарны СССР за “освобождение” от “фашизма”, что пытались в 1956 и 1968 годах соответственно выразить свою “благодарность” с оружием в руках и с лозунгами “смерть коммунистам!” Такое вот “освобождение”…

Говоря о коммунизме и его победе во Второй мировой, необходимо вспомнить и о главном аргументе против национал-социализма, приводимом его историческими оппонентами. Речь идет о существовании концлагерей. Бесспорно то, что концлагеря — это безобразие, с этим вряд ли кто-то станет спорить. Однако в устах коммунистов этот аргумент звучит дико. “МЫ ОСОБОДИЛИ ЕВРОПУ ОТ КОНЦЛАГЕРЕЙ!” говорят коммунисты, но забывают договорить, закончить фразу, что освободили только от немецких КАЦЕТов, но продолжали заполнять советские, в том числе, и своими политическими оппонентами с оккупированных европейских территорий, и их родственниками, и просто случайными людьми, которых потом даже вынуждены были реабилитировать.

Многих, как известно, посмертно. А сколько уничтожили немцев и прочих, пытавшихся просто сбежать от счастья строителей коммунизма? От Гитлера, например, сумели убежать практически все его оппоненты, кто в Швейцарию, кто в США. Но если вспомнить еще и о том, что сами концлагеря являются изобретением большевиков, и им же принадлежат первые опыты их массового применения, то становится понятным нервное состояние зюгановых, косачевых иже с ними.

Могут ведь и эти факты всплыть, а что тогда? Вдруг поднимется новая волна антикоммунистического движения в России? Вдруг потребуют отстранить от власти всех “бывших” и перекрасившихся?

О том, что творилось и продолжает твориться в ГУЛАГе, мы знаем из книг Александра Солженицына, Варлама Шаламова, из современных рассказов тех, кому довелось там побывать. А что, например, было в одном немецком лагере для военнопленных. Вот одна маленькая картинка. Известный французский композитор Оливье Мессиан (1908-1992) был призван в 1940 году в действующую армию, попал в плен и оказался в таком лагере.

Вот что он рассказывает. Узнав, что пленный француз известный композитор, один немецкий офицер из администрации лагеря предоставил ему нотную бумагу и музыкальные инструменты (среди пленных оказалось еще несколько музыкантов). Там, в лагере, Мессиан сочинил и исполнил для администрации и заключенных одно из своих ныне наиболее известных и исполняемых произведений — “Квартет на скончание времен”. Достаточно трудно представить проявление такого либерализма со стороны гулаговских тюремщиков, не правда ли? Стоит вспомнить, например, советского немца пианиста Рудольфа Керера, попавшего в ГУЛАГ только за то, что он немец: он нарисовал себе клавиатуру на доске и упражнялся. Никто и не подумал дать ему хотя бы губную гармошку.

Слава Богу, вырвавшись из ГУЛАГа, он вырвался и из СССР и уже много лет живет в Вене. Это говорится опять же не к тому, что германский национал-социализм – это хорошо, а к тому, что если гитлеровская Германия была осуждена в Нюренберге, то, наверное, коммунизм, его авторы и отцы-основатели, и СССР, в частности, достойны как минимум не меньшего осуждения.

Или вот, например, история из жизни моей семьи. Мой дедушка по матери Иван Григорьевич Соколов, уроженец Костромы, перед войной преподавал русскую литературу в ленинградском Театральном институте. Только после 1991 года мои родственники решились мне рассказать то, о чем боялись говорить до крушения СССР. До этого я слышал историю о том, как мой дед, имея броню, пошел добровольцем на Ленинградский фронт, где и пропал без вести в первые дни войны в районе Пулковских высот. На самом деле, как выяснилось позже, пойти на фронт “добровольно” его вынудили несколько визитов сотрудников ГПУ (у этих стахановцев, видно был план по «добровольцам»).

Они нашли достаточно убедительные аргументы для того, чтобы доцент русской литературы, ни разу в жизни не державший в руках оружия, оставил полуторалетнюю дочку и беременную жену (мою бабушку) и пошел защищать отца народов, трусливо спрятавшегося в бункере (известно, что Сталин в отличие от Гитлера никогда не появлялся лично вблизи военных действий). Оружия, надо полагать, мой дед так и не увидел. Защитникам Пулковских высот выдавали, по воспоминаниям немногих выживших, одну винтовку на троих. И это против победоносных прекрасно вооруженных германских танковых дивизий.

А теперь попробуйте представить себе, как гестаповцы приходят к какому-нибудь гейдельбергскому профессору и, пугая его десятью годами без права переписки, заставляют идти останавливать красную армию, штурмующую Берлин… Я считаю виновными в гибели своего деда Сталина и ГПУ. Это была не его война. Он не был ни евреем, ни коммунистом, он был русским интеллигентом, и на каком основании он должен был любить режим Сталина больше, чем режим Гитлера, мне лично непонятно. Писатель Герман Гессе не любил ни Гитлера, ни тем более Сталина, поэтому в горячее время он уехал в Швейцарию – у него была такая возможность – и продолжал там творить. Его сейчас за это мало кто осудит.

Урусских интеллигентов в СССР такой возможности не было: они были вынуждены против воли участвовать в этом немецко-еврейском конфликте. Мой дед своим поступком – героическим в самом прямом смысле этого слова – спас свою семью не от немцев, а от расправы советского гестапо – НКВД. И погиб, брошенный товарищем Сталиным и товарищем Ждановым, спрятавшимися в это время в надежном кремлевском бункере, без оружия и подготовки на немецкие танки. Благодаря его поступку выжила моя бабушка, родилась моя мать, родился я. И теперь я считаю, что я просто обязан все это высказать. Хотя бы из чувства благодарности.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Посещение моряками китайских ВМС порта Сан-Диего стало для них хорошим шансом узнать правду о выходе из КПК
  • В Сиднее прошли мероприятия в поддержку 13 000 000 китайцев вышедших из КПК
  • “Выскажите Ваше недовольство китайской компартией!”
  • Олимпийские Игры 2008 года и незаконное извлечение органов в Китае на продажу
  • Доктор Ван Вэньи вновь апеллирует против нарушений прав человека в Китае


  • Top