Духовные традиции рода Состиных


Фото 2.   Мой прадед Степан Прокофьевич Состин  (1886-1930?). Ок. 1913 г.  Фото предоставлено авторомФото 2. Мой прадед Степан Прокофьевич Состин (1886-1930?). Ок. 1913 г. Фото предоставлено авторомИстория каждого современного рода насчитывает минимум 2-3 века. Всё больше людей интересуется своими истоками, черпая в родовых традициях те непреходящие духовные ценности, которыми всегда отличался наш народ.

Мне посчастливилось начать изучение своей родословной по линии Состиных не с пустого места: предки бережно хранили память о Роде, имена достойных его представителей и рассказы об их достижениях, подвигах, радостях и печалях. И хотя лихолетье раскулачивания искалечило память и уничтожило жизни многих моих родственников, всё-таки крупицы генеалогической информации удалось сохранить… С детства меня интересовали старинные фотографии, хранящиеся в нашей семье, и люди, на них изображённые. И вот за 6 лет поисков мне удалось собрать такие свидетельства прошлого, которые позволяют сказать: нашему роду минимум 300 лет, и выжил он и преумножил свою славу благодаря духовности, трудолюбию, силе характера и взаимовыручке – тем чертам, которые издревле присущи русскому народу.

Корни рода Состиных теряются на границе 17-18 вв., о той поре сохранились в основном легенды. По некоторым данным, мои предки жили в Астраханской и Ставропольской губерниях уже в конце 18 в. и были кубанскими казаками. Достоверные сведения имеются уже о моём прапрапрадеде Максиме Михайловиче Состине (ок. 1820 — ок.1905). Он с женой Дарьей Михайловной и двумя сыновьями Андреем и Яковом прибыл в Ейск в 1848 г., в год основания этого кубанского порта, важного торгового центра Северного Кавказа.

Тогда новый город привлекал поселенцев, осваивающих благодатные просторы Кубани, значительными льготами в торговле и сельском хозяйстве. Ейск быстро рос, росло и благосостояние его жителей – купцов, мещан, крестьян, ремесленников, составлявших основу городского населения. Максим основал своё хозяйство, и дело начало быстро набирать обороты. В Ейске у моего пращура родились ещё пять сыновей и три дочери. Многие Состины — родственники и потомки Максима -впоследствии стали купцами 1-й, 2-й и 3-й гильдии, кто-то остался в мещанстве, стал военным, но все они помнили главную заповедь Состиных: жить честно и достойно – чтобы не было стыдно людям в глаза смотреть.

Состины вписали в историю Ейска много славных страниц. Яков и Василий Максимович стали известными купцами, а их дети-тёзки Константины были широко известны своим производством хлеба как на Северном Кавказе, так и за его пределами. Несколько потомков Константина Васильевича Состина (1887 – 1943, см. фото 3) живёт и сейчас в Макеевке, хранят и преумножают память о предках. Многие Состины стали военными – принимали активное участие в Кавказской войне в 1857-59 гг., в русско-турецкой 1877-78 гг. и др. войнах. «Служить Отечеству!» — ещё один неизменный ориентир в нашем роду. В годы Великой Отечественной войны на фронтах воевали целые семьи.

Немногие вернулись с полей битв, а те, кто вернулся, навсегда передали потомкам память о той страшной войне и о Великой Победе… Два представителя нашего рода отличились в разные эпохи в войсках связи: двоюродный брат моего дедушки Иван Сергеевич Состин (1894-1959) в 1915-16 гг. обеспечивал связь в Тифлисе на Кавказском фронте, а гвардии капитан Роман Викторович Состин (1976-2002), мой двоюродный брат – в 2000-2002 гг. в Чечне во 2-ю Чеченскую войну. За свою безупречную и высокопрофессиональную службу он награждён орденом Мужества, не раз участвовал в боях.

Будучи зам. командира по связи 42-й мотострелковой дивизии, погиб в августе 2002 г., сгорел в сбитом вертолёте, возвращаясь в часть из отпуска. С самого начала ейской истории в семьях предков стал формироваться особый уклад, дух. Он наследовал главные черты кубанских традиций – свободолюбие, хлебосольность, искренность и верность в чувствах. К этому прибавились, на наш взгляд, главные состинские качества: надёжность, скромность, неафиширование своих заслуг. Состины больше любили жить за городом, в Девяткином хуторе – там было раздолье для русской души. В крови у них была страсть к лошадям – видимо, это объясняется казацкими корнями рода.

По рассказам, дети Максима Михайловича Состина отличались широтой души и щедростью; от них часто можно было услышать: «нам приятней дарить, чем получать подарки», «дай Бог отдавать, не дай Бог брать», «всё отдал – богаче стал». При этом у Состиных была хорошая практическая жилка – ведь почти у каждого были семьи в среднем по 6-12 детей, которых надо было вырастить и воспитать достойными людьми. В купеческих и вообще коммерческих кругах часто верили на слово, обман считался верхом невежества.

Воспитание с пелёнок было таково, что те мои предки, которые были побогаче, считали своим долгом поддерживать родичей победнее, помогали при первой же возможности. Щедро жертвовали они и на содержание церковных приходов; все были православными и свято чтили обычаи: в каждом доме Святой угол был весь в иконах. Богатство своё Состины заработали своим собственным трудом – трутней, лежебок и ростовщиков среди них, утверждают патриархи рода, никогда не водилось. По воспоминаниям, владельцы больших хозяйств набирали работников только на время уборки урожая, при этом работали на поле вместе с ними наравне.

В семье у Ильи Максимовича Состина (1854-1925, см. фото 1), например, наёмные работники ели с хозяином за одним столом. У предков была такая традиция: если у кого из младших в семьях был День ангела, глава рода (старший в семье — обычно это был дедушка) приезжал поздравить первым, с подарками. На праздники бабушка всегда готовила детям и внукам большой пирог, в который запекала разные приятные сюрпризы и небольшие, но милые сердцу подарки. По старой русской традиции ещё времён Киевской Руси старшие до самой смерти неустанно заботились о младших, помогая им морально и материально, младшие же почитали старших – так же, как отца и мать.

Состины благоговейно относились к знаниям, обучению. Сами стремились учиться и старались определить своих детей к самым лучшим учителям. И дети оправдывали их надежды! В семьях всегда уважали книгу и часто устраивали вечера чтения – в пору, когда урожай уже убран и обработан. Традицией также было откровенное общение, желание выслушать и понять мнение окружающих. Состины очень ценили юмор, доброе слово; среди них были прекрасные и остроумные рассказчики, о которых потомки до сих пор вспоминают с любовью и восхищением.                                         Фото 3. Его двоюродный брат Константин Васильев Состин (1887-1943). Ок. 1913 г. Фото предоставлено авторомФото 3. Его двоюродный брат Константин Васильев Состин (1887-1943). Ок. 1913 г. Фото предоставлено авторомСреди предков не было принято похваляться – как богатством, так и смекалкой, силой. Но силу они уважали. Один из Состиных, живший около Ейска и работавший коммерческим агентом у бондарей, славился своей силой на весь Северный Кавказ, где его называли «человек-гора».

При этом по характеру он был скромным, незлобивым и немногословным. Лишь опасность для жизни и достоинства близких людей заставляли его применять свою недюжинную силу – и тогда противник был неизменно сокрушён… Правда, однажды родичи всё-таки упросили его показать, что «и мы не лыком шиты».

В Ейск в начале 20 в. приехал силач-гастролёр и после выступления предложил зрителям за вознаграждение согнуть кочергу, будучи почти уверен, что это никому не удастся. «Человек-гора» нехотя вызвался и не просто согнул кочергу, а завязал узлом – да так, что гастролёр не смог её потом сам развязать. Ейчане были ошеломлены и чествовали своего героя, провожая до самого его дома. Такие славные люди были в нашем роду…

Состины, начиная уже с наших прадедов, очень любили петь. Пели как русские, кубанские, так и впоследствии – украинские народные песни. У многих из них были красивые голоса, нередко они пели в церковных хорах. Песенным талантом отличаются потомки Прокофия Максимовича Состина (1850 — ?), моего прапрадеда, и его младшего брата Василия (1866-1930?), умерших в ссылке.

Среди ныне живущих их потомков по вокально-драматической стезе пошёл мой дядя Виктор Георгиевич Состин – солист Новосибирского театра музыкальной комедии, лирический баритон. Любовь к искусству к нему перешла также от матери — Александры Дмитриевны Селиховой, уроженке с. Пены Курской области, отец которой славился на всё село своим голосом: по воспоминаниям бабушки, слушать его пение приходили из соседних селений.

Многие из моих предков были репрессированы, погибли или умерли в ссылках, лагерях, на поселениях. Одним из родичей, не избежавших репрессий, был Александр Константинович Состин (1908-82), старший сын вышеупомянутого купца К.В. Состина. Ещё подростком он выучился в Краснодаре на сапожника у лучшего учителя, в 1929 г. был раскулачен и сослан на строительство моста в Киеве, но семье удалось выкупить его у охранников. После обоснования в Макеевке он стал одним из основателей советского обувного дела в этом городе.

Принимал активное участие в развитии обувной фабрики «Коммунар», затем был начальником разных цехов Макеевской обувной фабрики; воспитал много одарённой молодёжи. Его по праву помнят как одного из славных, уважаемых макеевчан, выдающегося таланта обувного мастерства – «усмь-швеца», как называли сапожника на Руси в петровские времена, а главное – как интеллигента, человека редкой души. Свою любовь к людям, к труду и память о предках он привил детям и внукам, которые продолжают его традиции…

Несмотря на преследования лихолетья, Состины продолжали трудиться, веря в то, что хороший человек, специалист и знаток своего дела всё равно добьётся лучшей доли. Мы же, их потомки, стараемся быть достойными своей фамилии и славных дел прародителей. Их оптимизм согревает нас и сейчас. Перед нами стоит большая задача: не только сохранить и исследовать наследие пращуров, но и преумножить его, передав детям и внукам.

История рода – часть истории страны, из традиций отдельных семей складывается совокупный дух, менталитет нации. В родословной Состиных, которой мы лишь слегка коснулись в этой статье, неразрывно переплетены русские и украинцы. Особым выражением единства этих братских народов стало население Кубани – в большинстве своём потомки запорожских казаков-первопоселенцев и выходцев из центральных и южных губерний России — объединившее в своей культуре два языка и многочисленные переплетающиеся традиции. Причём не только Кубань восприняла украинскую культуру, но и Украина впитала часть кубанского духа – со времен переезда на Донбасс кубанцев, спасавшихся от репрессий 30-х гг. и искавших заработка в промышленном регионе.

Познавая прошлое, учимся в настоящем…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top