Помнить, чтобы противостоять. Часть II


Китайский адвокат по правам человека Тэн Бяо выступает на пресс-конференции в офисе немецкого отделения Amnesty International, Берлин, 7 декабря 2007 года. Тэна, по крайней мере, дважды арестовывали в Китае за защиту прав человека. Фото: Marcus BRANDT/AFP/Getty ImagesНажмите на фото, что бы открыть галерею!

Часть 1

Система перевоспитания через труд в Китае разрушает вашу человечность. Она ставит всех перед моральной дилеммой: если вы будете следовать своей совести, своим понятиям правильного и неправильного, вы пострадаете.

Это касается как заключённых, так и охранников тюрем. Жертвы становятся мучителями. В очень многих случаях преступники часами бьют и мучают своих сокамерников, иногда они бывают гораздо жёстче, чем самые злобные охранники.

С другой стороны, преследователи также являются жертвами. Когда они мучают других физически и уничтожают их достоинство, они сами теряют человечность. Когда они делают других менее гуманными, они делают себя такими же.

Система перевоспитания через труд в китайском обществе и политической системе Китая представляет собой микрокосм. Она олицетворяет собой разрушительные возможности тоталитарной системы. Жань Юньфэй, известный китайский писатель и блогер, однажды сказал: «Китай является обществом взаимного вреда». Из книги Е Цзинхуан «Стоящая поездка — документация по Пекинскому центру трудового перевоспитания» и многих отчётов свидетелей и новостей в Интернете мы можем увидеть подтверждение явления «взаимного вреда» в китайском обществе.

Примечательно, что Е Цзинхуан удалось сохранить своё достоинство в таком враждебном окружении. Она учила других читать и помогала неграмотным писать письма. Она не просто боролась за свои права, она также помогала другим.

Иногда в лагере протест даёт мало эффекта, вплоть до того, что результаты могут стать обратными. Как-то, когда Е Цзинхуан протестовала, охранники сделали других заключённых «крайними», и она была вынуждена отказаться от борьбы, принимая во внимание интересы других.

В трудовых лагерях Е изо всех сил старалась пробуждать человечность в других, даже если это была только случайная, мимолётная вспышка в окружающей темноте. Она прилагала усилия, чтобы понять злодеев, не рассматривая их как простых монстров. Иногда она чувствовала отклик гуманности в их глазах или в тёплом слове, человечность, которая не была уничтожена.

Она объясняет поведение сотрудников лагерей: «Почему они всегда скрывают свою хорошую часть, представляя нам жестокую и беспощадную сторону? Потому что в их глазах и сердцах заключённые не являются человеческими существами! Лидеры годами обучали их тому, как быть простым инструментом, чтобы преследовать заключённых!

Одна очень добрая, солнечная девушка (Лу Цзин) была преобразована таким человеком, как лейтенант Юань. В Пекинском центре трудового перевоспитания не только заключённые были опустошены, но и многие молодые охранники, которые по своей природе неплохие люди».

Описания страданий необходимы для предотвращения трагедий в будущем. После того, как автор получила свободу, она написала обращение к сотрудникам лагерей: «Я написала эту книгу в надежде, что эти истории из крови и слёз заключённых никогда не повторятся. Я надеюсь, что вы прекратите злоупотребления в отношении заключённых, прекратите заниматься нарушениями прав человека и вещами, которые оскорбляют небеса и разум. Пусть всё это станет историей!» Однако Е Цзинхуан не получила ответа.

Система перевоспитания через труд является античеловечной, и её существование является позором для человечества. Это не только позор для китайского народа, так же, как Освенцим стал уроком не только для Германии, это касается всего человечества.

Эта система зла переплетена со злом в человеческой природе: жестокие действия определяют систему, а система, в свою очередь, призывает тёмные и злые стороны человеческой природы, создавая тем самым ещё больше грехов.

Система зла, однако, не освобождает от индивидуальной ответственности. Она не является абстракцией, без конкретных действий исполнителей. Если все грехи списать на «злобную систему перевоспитания через труд», то это равносильно отказу от индивидуальной ответственности человека.

Если нет раскаяния и самоанализа, злодеяниям режима не будет конца. Смотреть правде в глаза и не отмахиваться от проблемы — уже предпосылка для размышлений. Для тех, кто живёт в условиях тоталитарного режима, и тех, кто был свидетелем зла и страданий, память и записи являются одним из способов восстановить свою человечность, а также оказать сопротивление.

Правда не может быть побеждена насилием. Раз свидетельство зафиксировано, оно не может быть похоронено и забыто.

«Те, кто не помнит прошлого, обречены на его повторение» (Сантаяна). Без памяти очень трудно стать полноценным человеком, так же, как без надежды трудно развить человеческую природу.

Воспоминания и надежда имеют большое значение для развития человечества. Наши действия и мечты также связаны с запоминанием. Многие писатели обсуждали политическое и философское значение памяти.

Гюнтер Грасс считает, что суть литературы — это память. Когда он получил в 1999 году Нобелевскую премию по литературе, он сказал: «Литература по-прежнему сильна. Люди стремятся забыть вещи, но литература помнит их в течение долгого времени».

Лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель написал, что запоминание — «это не профессия и не амбиции, а обязанность».

Авишай Маргалит посвятил целую книгу «Этика памяти» этому вопросу, он считает, что межличностные отношения — есть моральное обязательство помнить. Когда происходят жестокие преступления против человечества или сама человечность находится под угрозой, люди несут моральную ответственность за сохранение памяти. Люди должны помнить злые события, уничтожающие гуманность.

Тоталитаризм стремится контролировать воспоминания, заставляя людей забывать о реальной истории. Те, кто осмелился сказать правду, могут быть наказаны, потому что их слова свидетельствуют о преступлениях, которые режим хочет скрыть.

Если никто не свидетельствует и не помнит, страдания людей никогда не закончатся, и виновные будут продолжать совершать безнаказанно свои преступления.

Мы должны быть достойны огромных страданий, которые мы пережили. Страдания многих китайцев сейчас похожи на мучения в Освенциме в прошлом веке.

Ляо Иу, Ян Цзишэн, Чжэн И, Лун Интай, Ян Сяньхуэй, Янь Чжэнсюэ и другие писатели создали сильные произведения. Мы с нетерпением ждём от Китая таких личностей, как Визель, Солженицын, Целан и Капусцинский. Настоящая литература должна быть верной истории, должна беспощадно ставить вопрос о нашей духовности и сочувственно смотреть в будущее человечества.

Тэн Бяо является одним из самых известных юристов-правозащитников и учёных-юристов в Китае.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Корреспондент Sky News задержан в Китае во время прямого эфира
  • Пользователи Skype находятся под контролем спецслужб
  • В Югре появится образовательный центр ЮНЕСКО – ЮНЕВОК
  • Истории Древнего Китая: шесть историй о терпении и милосердии
  • Международный конкурс китайских пианистов начинает регистрацию участников


  • Top