Обнажить другое лицо Китая

После демонстрации в парламенте Швеции в Стокгольме получивший несколько наград документальный фильм «Свободный Китай, мужество верить» совместного производства NTD и World2Be Productions был дважды показан в регионе Прованс-Альпы-Лазурный Берег, в кинотеатре Les Lumières города Витроль, 26 марта и в Марселе в кинотеатре Le Chambord 28 марта.

Внимательные зрители свободно выражали своё мнение после просмотра фильма. Фото: AEM/NTDВнимательные зрители свободно выражали своё мнение после просмотра фильма. Фото: AEM/NTD

Документальный фильм рассказывает историю Дженнифер Цзэн и Чарльза Ли, которые за свои убеждения перенесли в Китае тюремное заключение и пытки.

Дженнифер Цзэн, одна из главных действующих лиц и автор книги, благодаря которой появился этот документальный фильм, и Кеан Вонг, его создатель, приехали в Марсель, чтобы лично ответить на вопросы публики и рассказать о своём опыте.

Интервью, данное журналистам газеты Epoch Times, показало оборотную сторону Китая

26 марта показу фильма в кинотеатре Les Lumières предшествовало интервью, в ходе которого Дженнифер Цзэн и Кеан Вонг ответили на вопросы газеты Epoch Times.

E.T.: Претерпев мучения от преследования со стороны КПК в лагере принудительных работ для женщин недалеко от Пекина, вы решили побывать в разных странах, чтобы рассказать властям и жителям о том, что делают в Китае с узниками совести. Можете ли вы рассказать нам о реакции людей, с которыми вы встречались, и что они предпринимали?

Дженнифер Цзэн: Я бежала из Китая в 2001 году, то есть уже немало лет тому назад, и с тех пор я рассказываю повсюду о том, что происходит в Китае в исправительно-трудовых лагерях. Ответная реакция общественности, будь то журналисты или политики, как правило, всегда положительна. Всех людей потрясают мои рассказы, потому что информация, которую я сообщаю, скрывается китайским режимом.

За четырнадцать лет, что длится это преследование последователей Фалуньгун, всё больше и больше людей на Западе узнают о том, что происходит. Однако, несмотря на это, я думаю, что Запад и средства массовой информации предпринимают ещё недостаточно действий. Самое страшное, что эта ситуация ещё сохраняется в Китае. Сегодня можно убивать людей ради изъятия у них органов когда угодно, в любое время.

Поэтому мы здесь. Мы хотим, чтобы все были в курсе, с тем, чтобы всё больше людей присоединялись к нам, чтобы узнавали об этом, и чтобы Китай смог стать свободным. E. T.: В Китае в последние месяцы произошли изменения в верхах. Это вызвало новые надежды, кое-кто думает, что гонения, вероятно, будут прекращены. Что предприняло новое правительство по отношению к узникам совести?

Д. Ц.: Действительно казалось, что там обсуждался вопрос о свёртывании трудовых лагерей, но это не столь уж ясно. Похоже, что в самой компартии Китая есть люди, которые хотят закрытия лагерей принудительного труда. На самом деле они хотят, чтобы этот вопрос разрешился по-хорошему.

КПК оказалась на политической сцене в 1949 году, и не следует забывать, что с этого момента погибли 80 миллионов китайцев от репрессий, развязанных КПК.

Эта цифра выше, чем количество смертей в последних двух мировых войнах вместе взятых. КПК совершила страшные преступления перед человечеством.

Некоторые люди хотят спасти компартию, но она недостойна прощения, и самое лучшее, что могут сделать для народа члены компартии — уйти от управления страной. Пока во главе страны находится компартия, люди в этой стране никогда не будут счастливы, компартия и хорошие дела несовместимы.

E.T.: Эта цифра в 80 миллионов погибших, действительно, ошеломляет, и думаю, люди не знают об этом. Это хорошо, что озвучиваете её.

Д.Ц.: Я думаю, что сейчас люди в Китае начинают понимать и осознавать, что происходит. Возмущение их против КПК всё более растёт. Китайцы, которые там живут, ежедневно должны переносить последствия того, что творит КПК. Например, воздухом в Пекине невозможно дышать, вода, которую они пьют, заражена, пища, которую там едят, загрязнена.

Это не та среда, в которой китайцы хотели бы растить своих детей. Может быть, люди за пределами Китая ещё полны иллюзий в отношении КПК, но люди в Китае понимают, во что это оборачивается. И каждый день они страдают от того, что выпадает на их долю.

Более 130 млн китайцев заявили о выходе из рядов КПК. Я надеюсь, что много людей в мире помогут китайцам в их борьбе.

E.T.: Г-н Кеан, расскажите, как произошла ваша встреча с Дженнифер Цзэн, что подтолкнуло Вас к созданию этого фильма?

Кеан Вонг: Когда Дженнифер покинула в 2001 году Китай, она бежала в Австралию, в Мельбурн, всё началось отсюда. Она оставила на сайте Фалуньгун сообщения о том, что ей пришлось перенести в Китае, а человек, который увидел её сообщения на сайте Фалуньгун, знал мою мать, потому что вся моя семья практикует Фалуньгун. Итак, мы встретились с Дженнифер. Мы были совершенно потрясены, узнав о том, что происходит на самом деле в Китае.

Мой отец и я помогли ей получить политическое убежище в Австралии. Она в то время писала книгу «Свидетель истории: борьба женщины за свободу и Фалуньгун». Я помню, что сказал тогда Дженнифер, что надо сделать фильм об этой совершенно невероятной истории.

В то время я не занимался съёмками фильмов. Я работал консультантом. Но эта мысль засела в моей голове.

Через несколько лет я отправился в Нью-Йорк для работы на телестудии NTD. В 2009 году я встретил Майкла Перлмана, режиссера фильма «Тибет: за гранью страха».

Однажды вечером при встрече я сказал ему: «Если ты действительно хочешь освободить Тибет, надо сначала освободить Китай!». А он мне в ответ: «Это именно то, о чём я говорю годами!».

На этой первой встрече мы крепко пожали друг другу руки и решили: «Осталось только сделать фильм “Освободить Китай”. Затем я отправил ему книгу Дженнифер, чтобы он её прочитал.

Если говорить о преследованиях, посольство Китая помешало презентации кинофильма «Свободный Китай» на фестивалях в США и в других местах, что абсолютно недопустимо. Мы не смогли аккредитоваться на эти фестивали и впоследствии узнали, что организаторы подверглись давлению со стороны посольства Китая.

E. Т.: Не могли бы вы рассказать об исправительно-трудовых лагерях для узников совести? Кто-нибудь смог выйти оттуда?

Д.Ц.: Я надеюсь, что люди смогут увидеть это в фильме. В столь короткое время трудно рассказать об этом. Это битва между жизнью и смертью каждое мгновение.

Есть три основных метода в исправительно-трудовых лагерях:

— во-первых, непрерывно мучить нас, чтобы мы отреклись от Фалуньгун; — во-вторых, мучить нас и использовать как бесплатную рабочую силу; — в-третьих, мучить нас, заставляя помнить, что мы всегда можем быть использованы для банка органов, для насильственного извлечения органов.

Постоянно у нас брали анализы крови, исследовали ткани тела, чтобы определить возможность использования наших органов для тех, кто приехали из-за рубежа и нуждается в трансплантации.

Это ад на земле. Это за пределами того, что можно себе представить.

Е.Т.: Вы думаете, может быть надежда на решение этой проблемы?

Д.Ц.: Надежда на то, что всё больше и больше людей в Китае и вне его узнают, что происходит. Они понимают, что такое КПК. Я уже сказала, что более 130 миллионов человек вышли из КПК и её дочерних организаций. Важно, что правда распространяется, и всё больше людей встают на защиту справедливости и свободы.

Решение в том, чтобы мирно найти способ, чтобы страна окончательно избавилась от КПК, чтобы люди вновь увидели истинные ценности этого прекрасного Китая.

Далее произошёл свободный обмен мнениями с публикой

В 20.45 публику пригласили в кинозал. Жеральдина Кинг, президент Ассоциации «Друзья Поднебесной» (AEM), партнер NTD в показе этого фильма в Марселе, открыла встречу словами приветствия и поблагодарила Ассоциацию «Прованс – Гималаи», партнера в демонстрации этого фильма в городе Витроль и многочисленную публику. Затем она передала слово Кеан Вонгу, который представил документальный фильм.

После показа фильма Кеан Вонг и Дженнифер Цзэн ответили на вопросы зрителей

— Я не могу себе представить, что подобная ситуации всё ещё существует в Китае.

Д.Ц.: Мы показали сегодня вечером историю, над которой стоит задуматься. Следует знать, что это всё ещё происходит сегодня. В момент, когда мы здесь беседуем, сотни тысяч последователей Фалуньгун, таких же ни в чём не повинных людей, как я или Шарль, подвергаются гонениям в Китае. В любой момент они могут стать жертвами насильственного извлечения органов.

После Второй мировой войны возник призыв «Никогда больше!» Так стали говорить, когда узнали, что происходило в нацистских концлагерях, к несчастью, такие же вещи происходят вновь.

Мне пришлось преодолеть множество препятствий, чтобы оказаться здесь среди вас, говорить с вами о том, чем я живу, и просить вас поддерживать нас, помогать нам освобождать Китай. Свободный Китай будет во благо всем нам.

— Как эти кадры и информация могли «выйти» из Китая?

K. В.: Это заняло около 10-15 лет, людям удавалось неофициально передать эти изображения из Китая, пользуясь почтой, а также через Google. Есть также много людей в Китае, которые посылают тайно эти изображения, в частности, телевидению NTD, которое существует с 2001 года. Это единственное телевидение на китайском языке, не подверженное цензуре, оно базируется в Нью-Йорке.

— Чем Фалуньгун отличается от других видов цигун?

K. В.: Китайцы всегда практиковали методы цигун и тай-цзи. Оба этих метода воздействуют на энергии, сознание и тело. Моя бабушка учила меня Тай-цзи, когда мне было 4-5 лет. Она говорила мне, что всё во вселенной — энергия. Это как Эйнштейн, который объяснял, что E = mc2 — это универсальная энергия. Уже пять тысяч лет китайцы выполняют эти плавные упражнения для тела, ума, сердца. Кроме того, Фалуньгун включает медитацию по типу буддийской. Есть пять упражнений, которыми можно заниматься ежедневно. Существует медитация сидя и стоя, и другие три упражнения с движениями, несколько похожими на тай-цзи.

— Каковы условия работы в этих лагерях в Китае?

Д.Ц.: Условия труда в лагерях принудительного труда ужасны. Люди должны были работать по 15-16 часов в день, и иногда им не дают спать. Нас было очень много в очень ограниченном пространстве, в антисанитарных условиях. Можно было только сидеть на маленькой скамейке, поэтому возникали проблемы с кожей на ягодицах, это была пытка долгосидением. Рабочая нагрузка была огромной, надо было её выполнять.

— Как реагирует китайский Интернет?

K. В.: Этот фильм никогда не был показан в Китае. Нет возможности представить его в Китае, там это запрещено. Возможно это сделать через спутниковое телевидение. NTD является партнёром этого фильма. Уже десять лет эта свободная китайская телекомпания транслирует программы на Китай через спутник. Таким образом, люди могут получить эту информацию без цензуры.

Там, насколько нам известно, почти 15 миллионов антенн могут получить программы, транслируемые NTD на Китай.

Вторая имеющаяся возможность посмотреть этот фильм в Китае — Интернет. Ежедневно более миллиона человек в Китае обходят систему цензуры Интернета, чтобы получить информацию. Известно, что эта технология может изменить положение вещей, и в Китае всё больше и больше активных пользователей.

Когда, наконец, этот фильм можно будет увидеть в Китае, китайцы захотят сделать копию и будут её передавать друг другу. Известно, что в Китае есть почти 40 000 сайтов, которые занимаются изготовлением копий документов и распространяют их, чтобы узнали правду о происходящем там на самом деле. Однако требуется время, чтобы люди поняли, что хотят освободиться от хватки режима.

— Почему Фалуньгун преследуют?

K. В.: Идеология КПК полностью противоположна учению Фалуньгун. В своё время люди всех слоёв общества практиковали Фалуньгун. Даже члены КПК самого высокого ранга практиковали. Пожилые, очень влиятельные члены партии испытали на себе благотворный оздоравливающий эффект Фалуньгун. В недрах Политбюро были последователи Фалуньгун. В китайских верхах развернулась весьма затянувшаяся дискуссия по вопросу о запрещении этой практики. Решение запретить Фалуньгун принял единолично Цзян Цзэминь.

В самом деле, КПК испытывала очень сильный страх за легитимность своего правления. Находясь у власти, КПК все эти годы проводит кампании по преследованию какой-то части населения, чтобы сохранить в обществе определённое напряжение и удерживать его в страхе. Цели были различные. Были землевладельцы, интеллигенция, студенты, а теперь последователи Фалуньгун.

— Почему КПК такая мощная, а боится духовного движения Фалунь Дафа, что скрывается за этим?

Действительно, это движение распространилось очень быстро. Власти, чтобы понять, что это за движение, начали направлять туда шпионов и вначале действительно поддерживали его из-за того, что эта практика улучшает здоровье, и население стало тратить меньше денег на лекарства.

Так это движение распространилось по Китаю очень быстро, и Цзян Цзэминь испугался. КПК не является движением ни духовным, ни про-гуманистическим, у неё отсутствует милосердие.

Есть два аспекта в вашем вопросе. Что же происходит в действительности? Многие в КПК были так привязаны к власти, что не могли понять, как это люди не интересуются властью. После начала преследования Фалуньгун в 1999 году китайский режим создал институт репрессий, одним из учреждений которого является «комитет 6.10», образованный 10 июня.

КПК не демократична, потому что те, кто у власти, не избираются народом. Неизвестно, как проходят выборы внутри партии. Мы пришли к ситуации, когда один человек контролирует партию, армию и правительство. Если человек, который имеет в своих руках все эти полномочия, сходит с ума, то вся страна ощущает негативные последствия, как это было в случае с Гитлером. И это то, что случилось с преследованием Фалуньгун.

В зале уже начали показывать фильм «Мужество верить», а в холле оставались люди, которые заинтересованно продолжали задавать вопросы Дженнифер Цзэн, Кеан Вонгу и членам Ассоциации «Друзья Поднебесной».

Широкий показ фильма намечен на конец первого полугодия.

Версия на французском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Два подростка и трое взрослых погибли в ДТП в Бельгии
  • Поставка в Бразилию российских вертолётов завершится осенью
  • В США судья сам оштрафовал себя из-за зазвонившего на судебном заседании телефона
  • Парламент Центральноафриканской республики утвердил лидера повстанцев на пост президента
  • Найдены самописцы упавшего на Бали индонезийского самолёта


  • Top