Победа без боя в Южно-Китайском море

Китай запустил свой первый авианосец в 2012 году, обратив на себя внимание всего мира. Восстановив российский авианосец, Китай подкрепил им свои обширные претензии в Южно-Китайское море, как предполагают наблюдатели.

Китайский рыбак перед рыболовными судами в морском городе Таньмэнь, южная провинция Хайнань, Китай, 21 января 2013 года. Фото: Wang Zhao/AFP/Getty ImagesКитайский рыбак перед рыболовными судами в морском городе Таньмэнь, южная провинция Хайнань, Китай, 21 января 2013 года. Фото: Wang Zhao/AFP/Getty Images

Ранее в этом месяце Китай представил более эффективный, чем оружие, план по отстаиванию своих территориальных претензий — круизное судно с тысячами туристов, которым он разрешил посещение спорных островов. Используя круизный лайнер и множество других судов, коммунистический режим пытается «мирно» реализовывать свои претензии в Южно-Китайском море.

С 1950 года китайские карты получили 9 удлинённых линий вдоль побережья Китая и Юго-Восточной Азии, отмечающие новые владения. Разъяснения правильности этой U-образной линии, как правило, теряются в противоречивой, запутанной отчётности.

Эти «суверенные» границы не были приняты всерьёз. Но в 2009 году Китай представил в ООН карту с указанием спорных территорий, над которыми он, якобы, обладает «неоспоримым суверенитетом». Действия Китая с тех пор не оставляли сомнений в том, что самые высокие лица коммунистического режима считают U-образную линию законной морской границей.

Ряд инцидентов с соседями в Юго-Восточной Азии, с участием китайских рыбацких и патрульных судов, и резкие претензии общественности в июле 2010 года, привели к тому, что бывший государственный секретарь США Хиллари Клинтон призвала Китай разрешить спор мирным путём.

Китай ответил на это активизацией деятельности государственных морских агентств и поиском других возможностей. Были задействованы также береговая охрана при Министерстве общественной безопасности и провинциальные морские ведомства, в первую очередь те, кто ближе к островам Хайнань. Всё это сопровождается быстрым ростом китайского военно-морского флота и военно-воздушных сил.

Новые методы

Первый китайский авианосец привлёк много внимания, но в ближайшем будущем он будет в основном тренировочной площадкой, а не оперативным звеном. А вот морская полиция в её многочисленных проявлениях — совсем другое дело.

Рост этой силы отметил пекинский корреспондент The Los Angeles Times. Например, с 2000 года китайские военные передали 11 бывших военных кораблей в морские агентства по мониторингу, которые построили 13 собственных судов и планируют сделать ещё 36. Команда по наблюдению за законностью рыболовства недавно получила бывший военный корабль, оснащённый вертолётной площадкой. Эти новые суда очень заняты. Тихоокеанское командование США полагает, что количество дальнего патрулирования китайской морской полицией в Южно-Китайском море с 2008 года выросло в 3 раза.

Капитан ВМС США Джеймс Фаннел в статье Times утверждает: «Китайские морские катера наблюдения не имеют других целей, кроме как запугивать другие страны, пытаясь подчинить их своим экспансивным претензиям». Они перерубили кабель буксировки вьетнамского исследовательского эхолота, арестовывали и запугивали рыбаков других стран, и даже преследовали американские военно-морские суда. Это были не военные катера, оснащённые боевым оружием. Китайские суда демонстрировали свою агрессию водомётами и крюками, оставляя чувство беспомощности и разочарования у соседних стран.

Китай выигрывает в силе, но, возможно, проигрывает в стратегии. У его соседей нет возможности противодействовать такой же военной или активной береговой охраной, и этот разрыв в возможностях растёт ежемесячно. Грубо говоря, китайские морские силы могут играть мышцами, не боясь адекватного ответа.

Между тем, Соединённые Штаты уже давно заявили, что они не занимают ничьей стороны в территориальных спорах в Южно-Китайском море, и настаивают на 2-ух принципах: «всеобщее использование» международных морских путей и разрешение территориальных споров без применения военной силы. Используя безоружную береговую охрану для поддержания своих требований, Китай пользуется уязвимостью в позиции США.

Экономическая составляющая

Контроль Китая над Юго-Восточной Азией включает в себя большую экономическую составляющую. Ещё в 1990-х годах США и Япония были основными экономическими партнерами для здешних стран. Теперь Китай готов стать основным торговым партнёром в регионе, продолжая наращивать инвестиции, которые выходят за рамки простого экспорта товаров, услуг и денег.

Китай заключил немало экономических соглашений со странами региона, включая множество инфраструктурных проектов, связывающих Юго-Восточную Азию с южным Китаем. Китайские компании строят впечатляющие железнодорожные, автомобильные, речные и электрические сети, а также порты, связывая Юго-Восточную Азию и Китай в единое экономическое устройство. Не надо большого ума, чтобы представить, как эти связи и зависимые отношения могут быть использованы в качестве стратегических рычагов. На встрече министров иностранных дел АСЕАН 2012 (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) в Камбодже возник спор. Филиппины настаивали на совместном коммюнике, содержащим ссылку по действиям Китая в Южно-Китайском море.

Камбоджийский председатель отказался, и встреча перешла в обмен язвительностями. Камбоджийские чиновники в частном порядке дали понять, что они действовали по наставлениям Китая, подкреплённым угрозой тяжёлых экономических последствий для Пномпеня. По сути, Пекин продемонстрировал возможность наложить вето на любую единую позицию АСЕАН в отношении Южно-Китайского моря.

Введение Китаем туристического лайнера в спорные воды добавляет в регион ещё одну проблему. Конечно, южные соседи не посмеют стрелять по судну, если даже посчитают его нарушителем своих территорий, так как на судне гражданские туристы.

Можно утверждать, что решение Китая снять завесу неясности по поводу его территориальных намерений в Южно-Китайском море, было стратегической ошибкой. Этот сигнал тревоги генерируется в регионе, в частности, в правительствах стран Юго-Восточной Азии: Вьетнама, Брунея, Малайзии, Филиппин и даже Индонезии; которые имеют свои собственные претензии в области. Этот «звонок» также вынуждает США «повернуться» в сторону Азии. Например, министр обороны заявил, что некоторые американские войска будут переведены в Азию, и они будут защищены от сокращения бюджета.

Правительства Вьетнама, Филиппин, Сингапура и Индонезии открыто перешли к укреплению сотрудничества с США в области безопасности. А ведь Америка вроде бы уже расслабилась, она и сейчас хорошо относится к Китаю по многим вопросам.

Стратегическое будущее Юго-Восточной Азии и её морских участков остаётся непредсказуемым и далеко от стабильности. Китай застолбил свои драматические, даже наглые претензии, хотя у него мало поддержки в области международного права на территорию, над которой у него не было исторического контроля. Однако, несмотря на сомнительность требований, Китай разработал тактику и бросает стратегический вызов, как странам региона, так и Соединённым Штатам.

Марвин Отт является политиком и учёным Международного центра Вудро Вильсона. Кроме того, он адъюнкт-профессор и приглашённый научный сотрудник в Университете Джона Хопкинса.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • На востоке Китая крестьяне протестуют против загрязнения воздуха
  • В Китае крестьяне устроили сидячий протест против отъёма властями земли
  • В китайской деревне случился мор животных и птиц
  • Против Китая ведётся «война молочного порошка»
  • Убытки от птичьего гриппа в Китае уже исчисляются миллиардами долларов


  • Top