Русский язык и его статус в Кыргызстане

В течение последних двух лет в Кыргызстане актуальным стал вопрос о роли русского языка, со временем раздувшийся до уровня «конфронтации» кыргызского и русского языков.

Предпосылки к конфликту двух языков своими корнями уходят во времена существования СССР, после обретения Кыргызстаном независимости сосуществование русского и кыргызского языков стало острой проблемой. Напомним, что за киргизским языком в Кыргызстане закреплён статус государственного языка, русский же язык, согласно Конституции, является официальным языком, на котором ведётся делопроизводство.

Кыргызская ССР и русский язык

Почти семьдесят лет Кыргызстан был одной из союзных республик, а в СССР, как известно, доминировал русский язык. Как следствие, русский язык глубоко проник во все сферы жизни народов Кыргызстана. Этому способствовала и проводимая на республиканском уровне политика местных властей.

В развитии кыргызского языка в период СССР можно выделить три условных периода:

1. Период с возникновения Кыргызской ССР до начала правления Исхака Раззакова – в это время кыргызский язык подвергался жесткому давлению. Кыргызская письменность дважды изменялась – сначала усилиями Касыма Тыныстанова был осуществлен переход с арабской письменности на латиницу, а затем, после того, как Тыныстанов был репрессирован, кыргызский язык перешёл на кириллицу. Патриотически-настроенная интеллигенция, возглавляемая Абдрахмановым, была уничтожена, и русский язык стал доминировать во всём Кыргызстане.

Правление Исхака Раззакова можно назвать золотым периодом кыргызского языка в СССР. Усилиями Раззакова кыргызский язык стал использоваться наравне с русским, а в школах ввели обязательное обучение кыргызскому языку. Эта ситуация сохранялась до 1955-го года, пока Никита Хрущёв не принял решение показать «кто в доме хозяин». Раззаков был снят с должности, его заменил Турдакун Усубалиев.

2. Период с 1961 по 1985 года — эпоха угасания кыргызского языка. Так, первый секретарь ЦК Компартии Кыргызстана Турдакун Усубалиев, правивший страной в это время, был ярым сторонником русского языка и всячески лоббировал его развитие. Во время правления Усубалиева все государственные совещания проводились

исключительно на русском языке. Русскоязычными были практически все школы Кыргызстана — исключением была лишь столичная гимназия №5, в которой обучение велось на кыргызском языке. В список заслуг Усубалиева по закреплению ведущей роли русского языка также входит открытие института русского языка и литературы во Фрунзе.

Апсамат Масалиев, сменивший Усубалиева на посту секретаря компартии, в этом вопросе придерживался нейтралитета, никоим образом не способствуя укреплению кыргызского языка. Однако и русский язык он не трогал.

3. Следующий этап истории русского языка в Кыргызстане начинается с 1989-го года. Был принят закон, провозгласивший кыргызский язык государственным, тогда же начались активные попытки осуществить полный переход на кыргызский язык. Однако, несмотря на все усилия известных писателей и поэтов, таких как Салижан Жигитов и Камбаралы Бобулов, русский язык сохранил свое значение для страны. Даже первый спикер «легендарного» парламента Медетбек Шеримкулов, всячески лоббировавший требования писателей, не смог добиться намеченной цели — в стране установился своеобразный дуумвират двух языков.

1991 год — наше время

На волне кризисных явлений в СССР Верховный Совет Киргизии провозгласил 31 августа 1991 суверенитет республики В период обретения независимости Киргизии кыргызский язык сохранил статус государственного языка в стране, а русский язык в Кыргызстане наделён статусом официального.

Закрепление за русским языком статуса официального связано с именем первого президента Аскара Акаева. Первую попытку укрепить роль русского языка он предложил в 1995 году, накануне президентских выборов. Несмотря на то, что население страны единодушно поддержало его предложение, депутаты «легендарного парламента», избранные ещё при СССР, отвергли законопроект. Это стало одной из причин массовой эмиграции кыргызстанских славян — в течение нескольких лет страну покинуло порядка 400.000 русских, украинцев и белорусов.

Следующая попытка, предпринятая в 2001 году, увенчалась успехом. Парламент поддержал предложение Аскара Акаева и закрепил за русским языком статус официального — это произошло на третий день бурных прений.

Попытки смены языковых приоритетов: заинтересованные стороны

Если в начале спектакля на стене висит ружье, то в конце оно выстрелит — это прописная истина. Ответная реакция на закон об официальном статусе русского языка не заставила себя ждать, начались попытки изменить ситуацию в пользу кыргызского языка.

Здесь представляется целесообразным разделить заинтересованные стороны на две группы — внешних и внутренних игроков.

Начнем с внутренних радетелей В основном это партии националистического толка и представители интеллигенции, придерживающиеся национал-патриотического мировоззрения. К одиночным деятелям можно отнести известных писателей Туголбая

Сыдыкбекова и Тологона Касымбекова (автор романа «Сломанный меч»). Они неоднократно высказывались в пользу идеи о том, что кыргызский язык должен быть единственным в стране.

Уровнем выше располагаются партии и общественные организации. Политическая партия «Асаба», позиционирующая себя как партию кыргызских националистов, неоднократно поднимала вопрос о лишении русского языка статуса официального. Лидер партии Салморбек Дыйканов допускал высказывания о том, что люди, не желающие

говорить на кыргызском языке, являются врагами народа. Однако «Асаба» не была представлена в парламенте, довольствуясь ролью уличной оппозиции, так что ее усилия не находили особого отклика среди населения. Совершенно другая ситуация наблюдается с партиями, входящими в состав Жогорку Кенеша (кыргызстанский парламент).

Напомним, что ситуация вокруг статуса русского языка начала накаляться не более двух лет назад. Все началось с малого — 11 января прошлого года депутат Урмат Аманбаева (фракция «Республика») выразила возмущение тем, что статс-секретарь министерства финансов Кыргызстана Динара Шайдиева использует русский язык для своего выступления. Аманбаеву совершенно не смутил тот факт, что закон «Об официальном языке» допускает выступления в стенах парламента на русском языке.

Это, казалось бы, простое замечание вполне могло остаться гласом вопиющего в пустыне, если бы не нашло неожиданной поддержки. Надира Нарматова, депутат от фракции «Ата-Журт», поддержала свою коллегу, заявив, что русский язык препятствует развитию языка кыргызского. А уже 17 января в игру вступил Рыскельди Момбеков, председатель национальной комиссии по государственному языку, предложив штрафовать чиновников, если они не знают кыргызский язык. Впрочем, господин Момбеков уже на другой день поспешил откреститься от своих слов, испугавшись резонанса, вызванного его словами.

Как бы то ни было, в 2012 году сразу две партии подняли вопрос о статусе русского языка. Урмат Аманбаева, депутат от партии «Республика», входившей в то время в состав правящей коалиции, предложила на рассмотрение парламента законопроект «О государственном языке в КР».

Кратко суть «проекта Аманбаевой» можно сформулировать следующим образом:

• финансовая документация должна готовиться на государственном языке;

• научно-технические документы должны разрабатываться исключительно на государственном языке;

• государственные мероприятия уже не должны обеспечиваться синхронным переводом на русский язык;

• нельзя выдавать гражданам страны документы только на русском языке;

• законы должны разрабатываться только на кыргызском языке.

• госслужащие должны в обязательном порядке сдавать экзамен на знание государственного языка;

• за незнание кыргызского языка предусматриваются штрафы — размер штрафа для физических лиц составляет от 10 до 20 расчетных показателей, для юридических лиц — от 100 до 200 показателей.

Один расчетный показатель эквивалентен сумме в 100 сомов или 67 рублей.

Этот закон встретил поддержку депутатов патриотической партии «Ата-Журт» — Надира Нарматова и Курмантай Абдиев поддержали предложение Аманбаевой. Более того, Нарматова потребовала, чтобы все выступления в парламенте проводились исключительно на кыргызском языке.

Как было сказано ранее, «Ата-Журт» и «Республика» обладают мощью, несоизмеримой с возможностями «Асабы». Финансовые возможности «Республики» и огромный электорат, стоящий за «Ата-Журтом», придали вес выступлениям этих депутатов — в итоге 13 декабря прошлого года Жогорку Кенеш принял в первом чтении поправки к законопроекту Аманбаевой.

Теперь о внешних игроках. В первую очередь, это США, КНР и Турция.

Госдеп США через Национальный Демократический Институт (NDI) поддерживает инициативы различных неправительственных организаций. Также в эфире общенационального телеканала ОТРК регулярно выпускается передача «Жаны Башат» (Новые веяния), подконтрольная NDI. На эту передачу приглашаются довольно эксцентричные общественные деятели, такие как Дастан Сарыгулов, сторонник тенгрианства, выступающий за главенствующую роль кыргызского языка, и другие публичные лица.

В этом отношении Китай действует неявно, избегая прямой поддержки общественных организаций. Вместо этого КНР активно создает центры кыргызско-китайского сотрудничества, внушая кыргызской молодежи идеи о важности китайского языка. Один из подобных центров успешно функционирует в одном из крупнейших университетов страны — БГУ (Бишкекский Гуманитарный Университет).

Теперь о Турции. Турецкие политики по-прежнему следуют идеям пантюркизма и Великого Турана, действуя при этом довольно успешно. Одним из самых значимых турецких проектов является Кыргызско-Турецкий Университет Манас, в котором обучение ведется исключительно на турецком и кыргызском языках. В КТУМ обучается много русских студентов, которые научились бегло говорить на обоих языках.

Необходимость русского языка в Кыргызстане

Несмотря на вышеперечисленные примеры, русский язык всё ещё нужен Кыргызстану. Целый ряд взаимосвязанных факторов не позволяет отказаться от русского языка, в противном случае, результат может оказаться фатальным для всего государства. Остановимся подробнее на этих моментах.

Отсутствие в кыргызском языке понятийного аппарата

В кыргызском языке отсутствует терминологический аппарат, необходимый для успешного документирования деятельности различных организаций и учреждений. Политика Усубалиева, о которой говорилось выше, привела к тому, что кыргызский язык перестал развиваться в научном плане — в нём попросту нет терминов, описывающих финансово-экономические явления, банковскую деятельность или IT индустрию.

Практически все научные книги и учебники, изданные на кыргызском языке, пестрят многочисленными устоявшимися терминами на русском языке. Попытки адекватного перевода на кыргызский язык этих терминов и понятий неизменно терпят неудачу. Об этом многократно заявлял Сулайман Кайыпов, бывший ректор университета Манас.

Другой пример озвучен Дастаном Бекешевым, депутатом кыргызстанского парламента. Критикуя законопроект Урмат Аманбаевой, Бекешев, являющийся кандидатом юридических наук, упомянул об отсутствии адекватных эквивалентов для юридических терминов. Депутат сказал, что сих пор не смог найти филологов или лингвистов, способных перевести на кыргызский язык юридический документ без искажения смысла — по его словам, лингвисты переводят тексты дословно, что недопустимо в юридической практике.

О деградации кыргызского терминологического аппарата заявляет и Нарын Айып — известный телеведущий, кандидат физико-математических наук. Он приводит многочисленные примеры неадекватных переводов, например, «сила землетрясения по шкале Рихтера» переводится как «сила землетрясения по палке Рихтера» или «самочувствие» переводится как «собственное чувство» и т.д. Более подробно об этом можно прочитать в его статье «Невежество без границ. Отсутствие жесткой структуры и правил в кыргызском языке приводит к…».

В статье говорится о возникновении лингвистического феномена —причудливой смеси русского и кыргызского языков, который он условно называет «рускырским» или «кырусским» языком, по аналогии со спанглишем и чайнглишем.

Эти факты ярко показывают абсолютную неготовность кыргызского языка к ведению на нем полноценной документации.

Наследие СССР и связи Кыргызстана с Россией

Другим важным аргументом в защиту русского языка является наличие сильного профессорско-преподавательского состава в университетах и школах, преподающего на русском языке. К примеру, Кыргызско-Российский Славянский Университет, являющийся флагманом кыргызстанского образования, обеспечивает подготовку квалифицированных кадров благодаря сильным преподавателям. Практические все преподаватели старше 50 лет — представители советской школы, преподающие исключительно на русском языке.

Большинство таких преподавателей работают в естественно-техническом и архитектурном факультете — и попросту не могут преподавать необходимые дисциплины на кыргызском языке.

Теперь о школах — несмотря на то, что 73,1% школ в стране являются кыргызскоязычными, они расположены в областных и сельских регионах. В то же время, 9,14% школ являются русскоязычными, и они расположены в столице страны или в областных центрах, в местах компактного проживания русскоязычного населения. Очевидно, что перевод всех школ на кыргызский язык лишь ускорит процесс эмиграции русских.

Следующий важный момент — роль РФ как стратегического партнёра Кыргызстана. Доля России в кыргызстанском экспорте составляет 19,2%, по этому показателю РФ уступает только Швейцарии (27%). Доля РФ в кыргызстанском импорте — 36,6%, важнейшими статьями импорта из РФ являются ГСМ и продовольствие.

Нельзя не упомянуть о трудовых мигрантах, работающих в России. Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров на встрече со студентами Славянского университета, в России работают от 300.000 до 500.000 мигрантов из Кыргызстана. Также Лавров упомянул тот факт, что около 300.000 кыргызстанцев получили российское гражданство.

Мигранты играют важную роль в кыргызстанской экономике — согласно данным Нацстаткома КР, в течение последних 5 лет доля переводов денежных средств от трудовых мигрантов стабильно колебалась в пределах 90-93% в общем объеме иностранных трансфертов. В 2011 году трудовые мигранты перевели из РФ в КР 1,67 млрд долларов, что составляет 28,5% ВВП Кыргызстана за этот же год.

Следовательно, лишение русского языка статуса официального может негативно отразиться на всей экономике Кыргызстана, так как Россия вряд ли стерпит подобную пощечину.

Запрет русского языка нарушает права граждан Кыргызстана и противоречит Конституции

Согласно статье 10 Конституции Кыргызской Республики 2010 года, русский язык имеет статус официального языка. Основной закон Кыргызстана не уточняет значение этого термина, однако гарантирует всем нациям, образующим народ Кыргызстана, право на сохранение своего языка, а также создание необходимых условий для его развития и изучения. Также Конституцией Кыргызстана запрещена дискриминация граждан по принципу знания или незнания кыргызского или русского языка.

Запрет русского языка может привести к межэтнической напряженности в стране

Запрет на использование русского языка может обострить извечную проблему межэтнических отношений в Кыргызстане. Как известно, в стране проживают представители более чем 80 национальностей — самыми многочисленными диаспорами являются русско-украинская и узбекская общины. Также в КР проживает немало уйгуров, дунган, татар, которые испытывают затруднения при общении на государственном языке.

Принятие закона Аманбаевой или другого аналогичного проекта может привести к новому витку межэтнической напряженности. Представители национальных меньшинств обеспокоены проблемой равного представительства в государственных структурах. Введение обязательного экзамена на знание кыргызского языка при вступлении на государственную должность одним махом отсечет многих русских, узбеков и других представителей нацменьшинств от активного участия в политике.

Отдавать предпочтение людям, владеющим государственным языком при приеме на службу означает прямое ущемление прав граждан, для которых русский язык является практически единственным средством межнационального диалога. Напомним, что ранее подобной проблемы не существовало – при президентах Акаеве и Бакиеве премьер-министрами были Николай Танаев и Игорь Чудинов, узбек Анвар Артыков также занимал ряд важных постов в правительстве.

Очевидно, что запрет русского языка не позволит сохранить его и, тем более, развивать.

Теперь коснёмся вопроса о правах граждан страны. На данный момент времени 68% жителей Кыргызстана активно используют русский язык в своей деятельности, а 20% населения считает его родным. В системе образования наблюдается интересная тенденция — сами кыргызы стремятся к тому, чтобы их дети владели русским языком на достойном уровне. Около 90% кыргызов считают русский язык важным условием построения успешной карьеры.

На фоне таких статистических наблюдений глубокую обеспокоенность вызывает факт сокращения часов преподавания официального языка и литературы в средних образовательных учреждениях. Более 75% русских обеспокоены сокращением часов телевизионных программ и радиопередач на русском языке, а полный перевод документации на государственный язык беспокоит 84% русских.

Люди с ограниченными возможностями испытывают ограничения в получении актуальной информации и качественного образования. Об этом также говорил вышеупомянутый депутат Дастан Бекешев, по национальности являющийся казахом. Бекешев незрячий, поэтому он вынужден пользоваться специальными компьютерными программами, использующими шрифт Бройля, для работы в парламенте. Поскольку на данный момент отсутствуют аналогичные программы для работы с документами на кыргызском языке, незрячие люди столкнутся с серьёзными затруднениями в профессиональной деятельности.

Как следует из вышесказанного, дальнейшее развитие ситуации в подобном русле может усилить темпы эмиграции нацменьшинств из страны, что чревато общей культурной деградацией общества.

Выводы

Из вышеизложенных фактов можно сделать ряд выводов:

• С введением ограничений на использование русского языка усилится отток русскоязычного населения, что спровоцирует экономический, структурный и демографический кризисы в стране.

• Россия может принять ответные меры, к примеру, депортировать мигрантов. Преждевременное возвращение на родину нескольких сотен тысяч людей, уехавших на заработки по причине крайней бедности, может спровоцировать социальный взрыв и, в перспективе, развал государства.

• Система образования будет загублена на корню – Кыргызстан больше не сможет готовить компетентных специалистов, конкурентоспособных на международном уровне. Усилится общая деградация общества.

• Возможен ряд межэтнических конфликтов.

• Русский язык является одним из 6 мировых языков. Запрет на русский язык одним махом отсечет тысячи кыргызов от возможности приобщиться к достижениям русской науки и культуры, а также от огромного объема других знаний, накопленных 500 миллионной русскоговорящей общиной всего мира.

• В случае принятия закона «О государственном языке в Кыргызской Республики» возможны два варианта развития событий:

— страну может захлестнуть волна митингов, которая легко может перерасти в массовые столкновения. Ярким примером являются трагические события на юге Кыргызстана в 2010 году. Несмотря на то, что в основе конфликта лежало множество причин, одним из важных факторов было требование равного представительства во власти, выдвигавшееся лидерами узбекской общины. Не исключено повторение подобных событий, пусть и в меньшем масштабе, если русский язык будет лишен статуса официального.

— второй вариант — оставшиеся в Кыргызстане русские и другие представители нацменьшинств просто эмигрируют из страны. Этот сценарий чреват сильным структурным кризисом, который повлечет за собой кризис экономический, духовный и т.д. Уедут многие специалисты, которые на данный момент еще работают в стране, поддерживая дышащую на ладан систему образования и т.д.

Вместе с тем, нельзя забывать о развитии кыргызского языка. Язык является одним из признаков нации, следовательно, остановка в развитии государственного языка может привести к исчезновению кыргызской нации, а также её богатейшего культурно-исторического наследия. Однако развитие кыргызского языка не должно идти в ущерб русскому языку. Билингвизм в стране вполне возможен — пример Швейцарии доказывает это, причём в этой стране используется несколько языков.

Основной вывод звучит следующим образом: русский язык должен сохранить за собой статус официального языка как минимум ещё на 25-30 лет. Такой срок достаточен, чтобы кыргызский язык развился до необходимого уровня, пока же инициировать проекты, подобные закону «О государственном языке в Кыргызской Республики» преждевременно и попросту опасно.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Профсоюзы проведут первомайское праздничное шествие по улице Тверской
  • Общежития Москвы предоставляют свои услуги
  • В Москве задержана банда страховых мошенников, один из них — следователь
  • Минздрав готов разрешить ВИЧ-инфицированным усыновление детей
  • Россия и США имеют общий интерес в борьбе с терроризмом


  • Top